ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Позовете меня, если передумаете, – сказал Фредди, не сводя глаз с женщины. Он быстро протер стол полотенцем и направился к бару. Еще можно успеть посмотреть кусочек матча, а потом уж заняться цыплятами. Если, конечно, Уиллоус не предпочтет мясо. Краем уха Фредди как–то раз услышал, что у Уиллоуса нелады с женой. Может, именно из–за этой женщины.

Клер дождалась, когда Фредди отойдет подальше, и сказала, дотронувшись до двадцатидолларовой банкноты, которую Уиллоус бросил на стол в самом начале вечера:

– Странно, что в подобных местах вас так обслуживают.

Уиллоус наклонил стакан, глядя, как тает на дне кубик льда. Медленно поставив стакан на стол, он задумчиво произнес:

– Мы с Фредди не случайные знакомые.

Клер молчала, ожидая продолжения. Теперь, когда Уиллоус наконец разговорился, она была уверена, что вытянет из него все. Уиллоус отхлебнул из своего стакана и продолжил:

– Фредди когда–то неплохо зарабатывал, когда играл на пианино в барах. Но он был из тех парней, кто любил после работы поразвлечься. И не очень–то разборчив в этих развлечениях, если вы понимаете, о чем я говорю.

– Связался с дурной компанией?

– С дурной женщиной, – сказал Уиллоус. – Знаете отель «Редстоун» за Кордова?

Клер кивнула.

– Там сдавались комнаты – на день или на час. В сущности, это был притон. Года два назад оттуда по 911 позвонил ночной портье. Он сказал диспетчеру, что один из постояльцев ведет себя слишком беспокойно. Мы с Нормом сели в машину. – Уиллоус покачал головой, словно воспоминание это до сих пор не давало ему покоя. – Так вот, это был единственный на моей памяти портье, обладавший способностью преуменьшать…

– Что вы имеете в виду? – улыбнулась Клер.

– Фредди находился в комнате на третьем этаже, в задней части здания. Но мы уже в вестибюле услыхали его вопли. Он орал как резаный. Вы просто знаете о «Редстоуне»? Или бывали там?

– Нет, бывать не приходилось.

– В подобных заведениях лифт если и имеется, то все равно не работает. Мы с Нормом, выхватив оружие, взбежали вверх по лестнице. Дверь была заперта. Норм вышиб дверь ногой, мы ворвались. – Уиллоус отхлебнул виски. – Фредди сидел на полу у окна, прикованный наручниками к радиатору батареи. В комнате находились еще трое мужчин и женщина. Женщина и один из мужчин, лежа на кровати, лакали из бутылки «Красного дьявола». Двое других парней склонились над Фредди. Один держал его, а другой перемалывал то, что некогда было левой рукой Фредди. Перемалывал на электромясорубке…

Клер оглянулась на Фредди, ловко смешивающего за стойкой напитки.

– За что они его так, что он сделал?

– Увивался вокруг жены одного парня. – Уиллоус улыбнулся. – А на суде заявил, что совершенно не понимает, почему они сунули в мясорубку руку, а не что–нибудь другое.

Клер рассмеялась. Рассмеялась излишне громко, тотчас же смутившись: может быть, она перебрала? Опустив глаза, Клер увидела, что стакан ее почти пуст. Нет, пить больше двух–трех порций не годится… Ей подумалось, что, может, Уиллоус хочет ее подпоить. Впрочем, на него это было не похоже. Она допила остатки виски и, поставив на стол пустой стакан, стала медленно его отодвигать, наблюдая, как легко скользит он по полированной поверхности. Подняв голову, она увидела, что Уиллоус пристально смотрит на нее.

– Вы о чем–то хотите меня спросить? – проговорила Клер.

Уиллоус кивнул. Сейчас он выглядел чрезвычайно серьезным.

– О чем же?

– Вчера утром, – начал Уиллоус, – на Мэйн, 312, я налетел в служебном лифте на Шелли Райса. Хотя правильнее будет сказать, что это он налетел на меня. Его как раз вели в камеру. Он был арестован. Хранение для последующей продажи… Вам случалось встречаться с парнями из отдела наркотиков? С Оруэллом и Кернсом?

– Да, я знаю их.

– Вы сдали им Райса?

– Да.

– Почему?

– А почему бы и нет? – спросила Клер.

Смерив ее тяжелым взглядом, Уиллоус вышел из–за стола. Однако, отойдя на несколько шагов, он передумал уходить и, вернувшись, снова уселся рядом с Клер. Взгляд его был холоден. Она немного приблизилась к стене, отодвигаясь от него. Однако взгляд не отводила. Он взял ее пустой стакан, встряхнул его, звякнув льдинками, и снова поставил на место.

– Знаете, ведь когда мы были у Райса, я обещал не причинять ему неприятностей, если он нам поможет. Я дал слово, что мы не станем интересоваться наркотиками, и вы это слышали.

– Вы дали ему ваше слово. Я ему ничего не обещала.

– Глупости… Ведь мы работаем вдвоем. Я говорил за нас обоих.

– Нет, ошибаетесь. И потом… Он же торговец наркотиками…

– Не в этом дело.

– Черт бы вас подрал, именно в этом! – огрызнулась Клер.

Они сидели так близко друг от друга, что Уиллоус различал в ее глазах крохотные золотистые крапинки. Он немного подумал, затем спросил:

– А если бы он был не торговцем наркотиками, а, скажем, сводником, вы бы его сдали?

– Нет, – твердо сказала Клер.

– Ага, значит, существовали какие–то причины. К чему–то вы относитесь более снисходительно, к чему–то – менее. Вы что–то имеете против торговцев наркотиками? Что–то личное?

– Брат–наркоман, – ответила Клер. Она помедлила, затем сказала: – А теперь и я у вас кое о чем спрошу. Тот факт, что сегодня состоялись похороны Норма Барроуза, – отразился ли он на вашем настроении?

Уиллоус молчал, глядя ей в глаза. Наконец спросил:

– Откуда вы об этом знаете?

– Я там была.

– Зачем?

– Он ваш бывший напарник. Я – новый. Мне казалось, я должна была прийти.

– Он говорил мне, что вы навещали его в больнице…

– Всего лишь раз. Мы как–то не очень поняли друг друга.

– Да, конечно, – кивнул Уиллоус. – Норм плохо сходился с людьми. У него и друзей–то почти не было. – Уиллоус улыбнулся.

Клер спросила:

– Вспомнили что–то забавное? Чему вы улыбаетесь?

Уиллоус с минуту колебался, но все же рассказал ей о той ночи, когда они с Нормом нарочно врезались в почтовый поезд, разбив новенький полицейский автомобиль.

Стоявший за стойкой Фредди крутил ручку телевизора, переключаясь с канала на канал, когда взгляд его привлек призывный жест Уиллоуса, поднявшего над головой пустые стаканы. Фредди приветственно помахал в ответ своим обрубком, сунул в печь цыплят и потянулся к бутылке «Катти Сарк».

Глава 10

В пятницу Энди Паттерсон приступал к работе в четыре часа дня и заканчивал в два ночи. В эту смену к десяти вечера он не набрал и ста долларов. Хуже всего то, что большую часть смены он провел в беспрестанных разъездах по городу. Скука заставляла его давить на педаль газа. Он уже немного превысил отпущенный ему лимит пробега. И, чтобы не заработать от владельца машины по зубам, он должен был остаток ночи простоять на одном месте.

Свернув с Хемлок налево, он покатил по Бродвею в сторону Гренвилл и остановился на двухместной стоянке напротив Королевского банка. Проливной дождь лил безостановочно. Проезжая часть улицы была свободна, тротуары – пусты. Он вышел на связь с диспетчером, сообщив, что оставит машину на несколько минут, и заглушил мотор. Прикрыв голову вечерней газетой, он выбрался наружу и побежал за угол, к писчебумажной лавочке.

Сидящая за кассой старая мадьярка улыбнулась, потянувшись за двумя пачками ментоловых сигарет, которые он покупал каждую ночь, когда работал. Патерсон расплатился, с минуту поболтал с кассиршей о погоде и поспешил к машине. Закурив, дождался перерыва в радиосвязи и сообщил диспетчеру, где именно находится.

На другой стороне улицы из ресторана «Аристократик» вышла пожилая дама с охапкой желтых нарциссов в руках. Дама была без зонтика, с непокрытой головой, но казалось, это мало ее беспокоило. Местная, подумал Паттерсон. Он проследил, как она неторопливо прошагала по Бродвею, затем исчезла в ближайшем переулке. Откинувшись на спинку сиденья, Энди раскрыл спортивный раздел газеты. Колонка Джеймса Лотона была посвящена гольфу – игре, которой Паттерсон совершенно не интересовался. Стряхнув пепел на пол, он все же стал читать.

16
{"b":"234127","o":1}