ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Франклину потребовалось некоторое усилие, чтобы преодолеть ступеньки, ведущие к служебному входу на Мэйн, 312. Он потянулся к дверной ручке и споткнулся. Покачнувшись, ударился головой о стекло.

Клер услышала, как он хмыкнул, и увидела, что он смахнул слезу.

Он снова взялся за ручку, и на сей раз ему удалось открыть дверь. Посторонившись, он жестом пригласил Клер войти. Заметив островок щетины у него на подбородке и небольшую царапину на щеке, она живо представила, как он стоит утром перед зеркалом с бритвой в руке: в глазах его тоска, руки дрожат, он с трудом сохраняет над собой контроль. Он стоит и прислушивается, как жена на кухне готовит ему завтрак, к которому он не притронется. Франклину удалось сохранить свой значок, но со смертью Дэйва Аткинсона он утратил нечто более важное, чем блестящий кусочек олова, – так думала Клер, шагая по коридору рядом с Франклином, распространявшим вокруг себя алкогольные пары.

Глава 15

В «Розе и чертополохе» было многолюдно, жарко и чрезвычайно шумно. Норман Тейт, Рон Мур и Терри Фостер сидели за угловым столиком прямо напротив мишени для дротиков, бара и двери в женский туалет. Но говорили они не о дротиках и не о женщинах – говорили о хоккее.

За последние полчаса Фостер с Муром обменялись анекдотами об Уэйне Грецки и проделали множество замысловатых движений кистями рук, «обводя» уставившие стол пустые стаканы, вспоминая чудеса ледовых баталий.

Тейт угрюмо склонился над своим пивом. Он скучал, его раздражение требовало выхода. Откинувшись на спинку стула, он нехотя цедил пиво, глядя на своих приятелей с пьяной язвительностью.

Фостер мог бы сойти за родного брата Мура, а его, Тейта, можно было бы принять за двоюродного. В общем, родственнички… Конечно, у Мура фигура немного подкачала, а Фостер плешив. Но всем троим было чуть больше тридцати, все трое – среднего роста и несколько полноваты. Они были холостяками и собирались остаться таковыми и в дальнейшем. При этом вся троица выглядела на несколько лет моложе своего истинною возраста. А почему – вот что интересно? Неожиданно, как бы сам собой, ответ нашелся. Тейт вдруг понял: их внешняя моложавость не имела ничего общего с истинной молодостью. Просто избыток жира пока что предохранял их лица от морщин. У Тейта заныло сердце.

Он осушил стакан, швырнул его на стол и заорал:

– Дерьмо! – Его выкрик пришелся на одну из тех внезапных пауз, которые временами возникают в разговорах. Взоры женщин, сидевших в радиусе двадцати футов от их столика, обратились на Тейта. «Здесь вам не какая–нибудь там дешевая забегаловка», – было написано на их молодых надменных лицах.

Стоявшая за столиком официантка взглянула на Тейта, даже не пытаясь скрыть отвращения. Он оглядел ее золотистую униформу, пытаясь представить, как она ее на себя натягивает. Улыбнувшись, Тейт поманил ее пальцем. Она отвернулась, встретившись взглядом с вышибалой. Тейт протянул руку и взял с ее подноса стакан пива, попутно ущипнув ее. Вышибала направился к их столику. Тейт наблюдал за ним, глядя сквозь стакан, увенчанный белой пенной шапкой.

Фостер, рассчитав все с точностью до секунды, бросил на стол пятидолларовую банкноту, официантка ринулась к ней золотистым коршуном. Вышибала, чтобы не столкнуться с ней, резко забрал влево, наткнулся на стул и опрокинул его. Пытаясь удержаться на ногах, вышибала неловко взмахнул рукой, опрокинув стакан с пивом на колени одного из клиентов. Мур первым устремился к выходу, Фостер последовал за ним, Тейт замыкал шествие.

Только что прошел дождь. Со стороны гавани дул легкий ветерок. В воздухе запахло морем. Тейт рыгнул и выплюнул вопрос:

– Мур, а где твой драндулет?

Мур, указывая на многоэтажную стоянку в конце квартала, произнес:

– Не могу я тащиться пешком в такую даль.

– Кто–то должен вызвать мне такси, – заявил Фостер.

– Еще чего, – отозвался Мур.

Тейт снова рыгнул.

– Между прочим, – сказал Фостер, – я голоден. А что, если заехать к Фреско за гамбургерами?

– Прекрасная идея, – поддержал Тейт.

– Значит, решено, – кивнул Фостер.

Принадлежащий Муру темно–зеленый «Триумф–ТРЗ» с откидным верхом пристроился на пятом этаже стоянки между серебристым «кадиллаком» и синим «бьюиком». Мур постучал костяшками пальцев по крыше «кадди».

– Детройтское дерьмо, – сказал он, усаживаясь на мягкое сиденье своего «триумфа». Затем натянул черные кожаные перчатки и нахлобучил на голову крохотную твидовую шляпу, придававшую ему вид нахохлившегося хорька. Наклонившись, он нашел ключи, завел мотор и, закуривая дешевую сигару, бросил горящую спичку на покрытый масляными пятнами бетонный пол. Мур выжал педаль сцепления. Автомобиль дрогнул и сорвался с места. Они быстро покатили к выходу и, миновав тоннель, вылетели на Ричардс–стрит. Резко надавив на тормоз, Мур остановился у маленькой белой будки.

Полупрозрачное окошечко служителя было плотно закрыто, хотя Фостер отчетливо различал какое–то движение внутри. Чья–то рука прижалась к плексигласу и тотчас снова исчезла. Тейт с раздражением смотрел, как Мур шарит по карманам, хмурится, заглядывает за щиток, что–то высматривает на полу.

– Что с тобой? Опять потерял билет?

– Просто сунул куда–то, – сказал Мур. Сжав зубами сигару, он потянулся к бардачку, где лежали документы на регистрацию и страховку машины, а также карты штатов Вашингтон и Калифорния. Под картами Мур обнаружил огрызок яблока, дюжину квитанций на штрафы, сломанную ручку и потрепанную обложку бестселлера, так им и не прочитанного. Однако билета с указанием времени въезда на стоянку он в бардачке не обнаружил. А это означало, что предстоит неприятный разговор, возможно, и платить придется – втрое больше, чем стоила стоянка по билету. Он захлопнул бардачок и повернулся к будке.

На них смотрел служитель, уже открывший окошечко. У служителя были ясные голубые глаза, И он… плакал: слезы струились по его небритым щекам, омывая густо наложенный грим. Мур ошалело потер глаза. Перевел взгляд с дешевого белокурого парика на губы служителя, заляпанные ярко–красной помадой.

Человек в окошечке внимательно рассматривал Мура. Кружевная оборка его белого платья затрепетала под порывом ветра.

В руках служителя вдруг появился винчестер. Мур увидел свое собственное исказившееся от страха, отражавшееся в линзе редфилдовского прицела лицо. Он выжал сцепление. И в тот же миг раздался хлопок, сверкнула вспышка. Пятисотграновая пуля пробила в нем дыру размером с грейпфрут. Нога мертвеца соскользнула с педали сцепления. «Триумф» проехал несколько метров и остановился. Мотор заглох.

Тейт озадаченно смотрел на бездыханное тело, лежавшее у него на коленях. Из пробоины в спине Мура струилась кровь. Кабина была забрызгана кровавыми ошметками, среди которых поблескивали белые осколки кости.

Тейт закричал, безуспешно пытаясь сбросить с себя Мура. Он попытался было встать, но ремень не дал ему этого сделать. Весь забрызганный кровью, Тейт вопил в диком ужасе. Фостер вскочил на ноги. Бежать? Если он бросится бежать, убийца едва ли в него выстрелит. Ведь остается Тейт… Неужели он предпочтет движущуюся мишень, а не легкую добычу – Тейта. Фостер выбрался на покатый багажник машины и спрыгнул…

Пуля, настигшая его в полете, раздробив бедренную кость, пошла вверх, пробив диафрагму, разрывая внутренности, разворачивая их.

Фостер уткнулся лицом в бетон. Раздался и третий выстрел, но он его не слышал.

Глава 16

Уиллоус лежал на диване, прикрыв глаза рукой от яркого света телеэкрана.

На кофейном столике у дивана стоял пустой стакан. Рядом лежали рыболовные снасти. Большую часть вечера Уиллоус потягивал виски, чинил изношенные ободки, обрезал истершиеся нити и покрывал деревянные части снастей тонким слоем лака. В 11.00 включил телевизор – посмотреть новости. Но уже в 11.20, когда Памела Мартин вела репортаж с ист–эндского склада, где случился пожар, Уиллоус громко храпел.

24
{"b":"234127","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спроси меня как. Быть любимой, счастливой, красивой, богатой собой
Безумно богатые азиаты
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
Земное притяжение
Трещина в мироздании
Капитализм и культура: философский взгляд
Homo Sapiens. Краткая история эволюции человечества
Грехи отцов отпустят дети
Большие продажи на вебинарах и выступлениях. Алгоритм успеха для блогеров, предпринимателей, экспертов