ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джоуи бы не причинил вреда моей девочке. Вы думаете, он, Джоуи, сделал это?

Паркер сказала:

– Эмили били. Многократно. Вы знаете что–нибудь об этом, миссис Чен?

– Нет, ничего.

– Мы просто хотели бы поговорить с Джоуи и боимся его спугнуть.

– Он не появится. Теперь, когда Эмили нет, его здесь ничего не интересует.

– Кроме этого. – Уиллоус взвесил в руке тяжелый пакет с белым порошком.

Паркер сказала:

– Если он все же придет, если спросит про наркотики, тогда можете ответить, что мы обыскивали комнату Эмили. В ином случае, пожалуйста, не упоминайте об этом.

– Хорошо. Сколько сейчас времени?

Паркер взглянул на часы.

– Самое начало пятого.

– Я пропустила «Джералдо», – сказала Бетти Чен. – Вы смотрите его шоу? Он такой забавный. Помните, когда у него были близнецы, он спросил у того мужчины, хотел ли он когда–нибудь лечь в постель с женой и ее сестрой…

Во дворе несколько малышей энергично, но без видимой цели вскапывали песочницу, а мальчик постарше в потрепанном комбинезоне, изображая рев мотора, запускал красный игрушечный автомобильчик с дистанционным управлением по сложной трассе детской площадки.

Паркер оглянулась. Площадку с четырех сторон окружали кооперативные дома. Это было, наверное, одно из самых безопасных мест для игр в целом городе. Но песочницу, и качели, и яркие пластмассовые горки, и все остальное покрывала тень, хотя был еще разгар дня. Из–за окружающих домов солнце освещало двор лишь несколько часов, даже летом. Площадка была безопасной, но недостаток солнечного света не слишком ли дорогая цена?

Размышления Паркер прервал Уиллоус, который неожиданно предостерегающе вскрикнул и схватил ее за руку. Через мгновение игрушечный автомобиль налетел на нее сзади, врезался в лодыжку, развернулся и умчался прочь.

Уиллоус оглянулся в поисках мальчишки, но тот исчез из виду, затаился.

– Черт, – вполголоса выругалась Паркер. На ноге была ссадина, чулок порван.

– Совершил наезд и скрылся с места преступления, – констатировал Уиллоус. – Не меньше ста пятидесяти километров в час выдавал, лихач. Счастье еще, что ты осталась в живых.

– Очень смешно.

– Мы проверим все игрушечные магазины в городе, может, нащупаем ниточку. Нет, погоди – ты его номер не запомнила?

Паркер сказала:

– Нет, но я запомнила твой, Джек. Закругляйся, а то я куплю себе заводной «феррари» и буду гоняться за тобой по всему отделу.

Они шли по узкой дорожке к стоянке для гостей, когда красная машинка внезапно появилась снова, выскочила из–за карликовых кустов можжевельника.

Паркер едва не выхватила оружие, чтобы расстрелять тварь в упор, но глубоко укоренившаяся нелюбовь к рикошетным пулям и бумажной работе остановила ее руку.

Она подождала до последнего мгновения и пнула игрушку. Автомобильчик сделал резкий вираж, крошечные покрышки завизжали, цепляясь за асфальт. Проехав дальше по дорожке, он развернулся вокруг своей оси и оказался лицом к лицу с ними.

Уиллоус ждал. Автомобиль ринулся на них. Уиллоус подобрал камень, прицелился. Автомобильчик увернулся, ударился о край тротуара и опрокинулся, оставшись лежать посреди дороги вверх колесами.

Из–за изгороди донесся яростный вопль.

Уиллоус подошел к машине. Ее колеса бешено вращались. Он поднял игрушку и открыл отделение для батареек. Восемь штук.

Изгородь затрепыхалась, хозяин автомобиля протиснулся сквозь кусты.

Уиллоус бросил одну батарейку на землю и наподдал ногой так, что она исчезла в водостоке. Потом закрыл отделение и положил машину вверх колесами на дорогу.

Мальчишка топтался возле изгороди. У него было сердитое и страдальческое лицо. Ему хотелось получить обратно свою машину, но не настолько, чтобы рисковать быть оттасканным за уши.

Уиллоус и Паркер подошли к своему «форду». Уиллоус отпер дверь, сел и потянулся открыть дверцу с другой стороны. Когда мотор завелся, ребенок бросился через дорогу, схватил свою игрушку и исчез сквозь невидимую брешь в изгороди.

Уиллоус задним ходом вывел машину со стоянки.

– Гони во весь дух, – сказала Паркер. – Надо смываться, пока маленький негодяй не запомнил наш номер.

Глава 16

Барнаби. Фрэнк был здесь раз или два, много лет назад. Сейчас уже и не помнил, как его туда занесло. Дешевый спальный район. Для водителей грузовиков, подобного народа. Лулу пришлось проявить изрядную долю нежной настойчивости, чтобы уговорить Фрэнка туда прокатиться. Ее целью был обширный торговый комплекс, называвшийся «Метротаун».

Фрэнк был не в восторге от этой затеи. Летние дни утекали как сквозь пальцы. Сегодня утром он опять проспал, продрых случай разделаться с Клер Паркер. И теперь был не в духе. Тоже мне, хорош убийца. При таких делах будет удивительно, если Ньют не пошлет его ко всем чертям и не поручит работу кому–нибудь другому.

Фрэнку вдруг пришло в голову – почему он раньше об этом не подумал, – что Ньют может спустить с цепи Рикки. Это была жуткая мысль. Фрэнк помнил, как Рикки резал индейку в День благодарения в ресторане Беверли–Хиллз. Несмотря на умильные, робкие возражения метрдотеля, Рикки вытащил свой нож, кнопочный нож с десятидюймовым лезвием и утяжеленной рукояткой, который он выписал по почте из специального магазина в Токио.

Фрэнк никогда не видел, чтобы мясо нарезали такими тонкими ломтиками – мексиканец был художник ножа. Но чего он не забудет никогда, так это сумасшедшего блеска в глазах Рикки, слюны, пузырящейся в уголке безвольно разжавшихся губ, придыхания, и постанываний, и напрягшихся сухожилий на запястьях и ладонях, когда он обрабатывал эту румяную, сочную птицу. Выражение его лица, каждая клеточка говорили: я ловлю кайф, но, если хотите увидеть, как я наслаждаюсь по–настоящему, дайте мне живую тварь.

Нет, нет, Ньют не решится послать Рикки за границу. Больно уж опасен. С него глаз нельзя спускать. Фрэнк был наслышан про операцию в туалете, которой мог бы позавидовать самый искусный хирург.

Такое еще может сойти с рук в Лос–Анджелесе. Но в Ванкувере подобная история тут же попадет на первые полосы газет. Фрэнк уговорил себя, что Рикки опасаться не нужно. Ньют чокнутый, но не умалишенный.

Было жарко и тяжело дышалось. Может, Лулу и права – ему пойдет на пользу глоток загородного воздуха. В «Метротаун» она стремилась с одной целью: еще раз попробовать себя в ограблении. Фрэнк преподавал ей теорию, теперь она хотела в полевых условиях проверить, как усвоены уроки.

Ровно, без нытья и жалоб, ему объяснили, что было бы только справедливо, если бы он поступился ради нее такой крошечной крошечкой, тогда как она вот уже несколько дней служит ему верой и правдой. К тому же она угрохала уйму денег на маскировочный костюм.

– Что за костюм, малыш?

Лулу велела Фрэнку отвернуться и закрыть глаза, а сама переоделась в темно–зеленый жакет, клетчатую юбочку, белую блузку, гольфы и тупоносые лакированные башмачки без каблуков с блестящим черным ремешком. Венчал камуфляж парик с косичками.

Фрэнк сказал:

– Чтоб мне лопнуть, тебе больше десяти лет не дашь. Это что, чья–нибудь форма?

Лулу улыбаясь кивнула. Форма была из местной католической школы для девочек. Она купила ее за пятьдесят долларов у лопавшей мороженое тринадцатилетней толстушки с кучей веснушек и куриными мозгами.

– Отпад, – сказал Фрэнк.

– А как тебе парик – не перестаралась?

– Нет, здорово.

Лулу забралась с ногами в кресло у окна. Клетчатая юбочка задралась на бедрах. Бледная кожа светилась на солнце. Она спросила:

– Ну и как общий вид, по–твоему, сексуально?

– Сексуально, да. Только не очень я себя уютно чувствую, Лулу. Вот–вот сорок стукнет. А ты с виду мне в дочки годишься.

– Но у тебя ведь нет детей, верно, Фрэнк?

– Нету.

– А мне двадцать два, так?

Фрэнк кивнул.

Лулу протянула руки.

– Иди сюда, милый, и поцелуй меня как следует.

Фрэнк хотел ехать в Барнаби на машине, но Лулу заявила, что не в состоянии видеть все это пригородное убожество, и они сели на «Небесный поезд», – земную скоростную дорогу, доставляющую пассажиров в город и обратно, – который отправлялся с подземной станции «Хадсон–Бей».

62
{"b":"234127","o":1}