ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И решила убрать его, пока не поздно.

– По–твоему, у меня было время трезво поразмыслить?

Фрэнк пожал плечами.

– Все прошло отлично. Роджер будет визжать от восторга, когда увидит, что ты для него добыла. Только ему придется подкачаться, чтобы сил хватило таскать эту груду металла, – Фрэнк улыбнулся. – Как бы его потом не спутали с Терминатором.

Лулу сказала:

– В следующий раз у меня лучше получится.

Едва ли, подумал Фрэнк, во всяком случае, он приложит все силы, чтобы следующего раза не было. Одного покушения на убийство с ограблением более чем достаточно. Лулу, восковая красавица, была для него лучшей из женщин. Но иные темные свойства ее личности пугали его до полусмерти. Огромный альбом с фотографиями. Все эти мертвые отчимы. Он давно понял, что Лулу не всегда отличает действительность от вымысла. Вот почему он не слишком удивился, когда она решила пристрелить продавца, вот почему вынул патроны из магазина. Она была красива, но опасна. Если они надеялись выжить, им необходимы осторожность и невероятное везение.

Лулу, рассматривая монолитный профиль Фрэнка, точно знала, о чем он думает. Их соединяла такая близость. Говорят, это бывает у близнецов. Словно, если ей заблагорассудится, она может заглянуть в его мозг и увидеть, что там творится.

И он был совершенно прав; она опасна, и для него и для себя. И ничего не может с этим поделать, тут он тоже прав. Пусть присматривает за ней. Предоставленная самой себе, она пропадет.

Но в одном он ошибается. Следующего раза не миновать. Только ее оружие будет заряжено!

И довольно этих дурацких обмороков. В следующий раз тот, кто встанет на ее пути, умрет.

Фрэнк вспомнил одного типа, которого знавал в тюрьме, черномазого гомика с пожизненным сроком, работавшего в библиотеке; тот сказал ему однажды, что глаза – окна души. Фрэнк в ответ врезал хмыренку по зубам. Позже, валяясь на койке в камере и раздумывая об этом случае, он понял, что психанул из–за дохляцкого голоса, а не из–за слов, поскольку не понял их смысла.

Только теперь, в эту самую минуту, на эскалаторе, который с черепашьей скоростью увозил их с Лулу и добрый мешок золота с места преступления, он наконец осознал, что имел в виду черномазый гомик.

В обледенелых окнах души своей суженой Фрэнк разглядел страсть – страсть к насилию, богатству и власти. Великая троица.

Жутко.

Фрэнк хотел вернуться в город «Небесным поездом». Ему понравилось, вознесшись в вышину, смотреть вниз с ярко–голубого сиденья на рычащие машины, на дома, заглядывать сквозь ярко освещенные окна в квартиры, в жизни людей. Это было до странности увлекательно, мелькнет картинка, и поезд проносится мимо. Фрэнк не рассказал Лулу – все произошло очень быстро, и он даже не знал, верить ли своим глазам, – но, когда они ехали сюда, в квартире на одном с ними уровне мужчина и женщина любили друг друга перед зеркалом. Может, они все еще там.

Не то чтобы Фрэнк страдал извращениями. Просто это было чудно, и он думал, что Лулу заинтересуется. Нет, не заинтересовалась. Его неистовая возлюбленная желала вернуться домой на машине. Все остальное не соответствовало настроению.

Фрэнк махнул рукой в сторону дороги.

– Нам ехать минут сорок пять, а то и больше. Долларов двадцать без чаевых.

– Можно увести тачку.

– И не мечтай.

Лулу надулась, собралась было топнуть прелестной ножкой, но сдержалась.

– Я хочу, чтобы ты научил меня воровать машины, Фрэнк.

– И не подумаю.

– Почему?

– Влипнешь в историю, вот почему.

– А, понятно. Ты можешь спереть все, что вздумается, когда только захочется, потому что ты мужчина. Зато я женщина, а женщина должна сидеть дома и пылесосить, да? Сидеть дома в пыли и пылесосить.

Они стояли на тротуаре, дожидаясь, когда оранжевую ладошку на светофоре сменит белый человечек. Мимо в шесть плотных рядов проползали машины. Тысячи ярких автомобилей, полированный металл, стекло. Радиоприемники надрывались, моторы ревели. Из безопасных убежищ на колесах женщины глазели на Фрэнка. Какой–то ребенок показал на него пальцем, беззвучно засмеялся. Мужчины, занятые дорогой, предпочитали его игнорировать. Рядом притормозил микроавтобус, завизжали покрышки. В салоне стоял телевизор, Фрэнк успел увидеть экран; затем микроавтобус проехал мимо. Фрэнку почудилось, что он слышит потрескивание электрических разрядов, скользящих вдоль путей надземной скоростной дороги. Не самое здоровое место. В воздухе пахло горелой резиной, выхлопными газами и бесконечным разочарованием. Фрэнк почти чувствовал, как его легкие качают эту смесь, стараются с ней справиться.

Теперь магазин, наверное, уже битком набит полицейскими. Интересно, что запомнил продавец?

Мимо них проплыло такси. Машина шла в дальнем ряду, но фонарь на крыше горел, сигнализируя, что она свободна. Фрэнк резко свистнул, помахал рукой. Таксист высунулся из окошка. Крутанул руль и срезал два ряда. Колпачок колеса скрипнул об обочину тротуара. Фрэнк распахнул заднюю дверцу, и они забрались в машину. Жиденькие волосенки шофера не скрывали сыпи на голове. Глаза были тускло–зеленые и безжизненные. Впалые щеки покрывала сеть крошечных прерывистых багровых черточек, вроде тех, которыми на карте обозначают строящуюся дорогу.

Лулу сказала:

– Гренвилл и Джорджия, – и они нырнули в поток машин.

Лулу положила руку Фрэнку на бедро.

– Разве не забавно?

Фрэнк сказал:

– Пристегни ремень. – Щелк. – И сними, пожалуй, свой парик, теперь ведь он тебе не нужен.

Лулу откинула голову, сняла накладные косицы и выбросила в открытое окно.

– Лучше?

Фрэнк кивнул. Он смотрел, как Лулу расчесывает волосы, самые настоящие, но похожие на облачко, мягкое и мерцающее. Она сказала:

– Не представляю, как Синатра это выдерживает.

– Что выдерживает?

– Парики. Ужасно жарко и чешется.

– Это от дешевых. А он запросто за каждый может тысячи две отвалить. – Фрэнк увлекся. – При таком качестве, к которому он привык, в дело идут только натуральные материалы. Чесаться там ничего не будет. К тому же твои парики в сто раз пышнее, потому и греют больше. Плюс парень – звезда первой величины. То есть куда бы он ни пошел, всюду кондиционер дует, как сумасшедший.

– «Звезда первой величины», где ты это подхватил?

– В парикмахерской, наверное.

Лулу надела солнечные очки: блестящая черная оправа и огромные стекла, такие темные, что стало не различить, открыты ее глаза или зажмурены, сердятся или скучают, смеются или переполнились слезами. Она сказала:

– По–твоему, у меня дурацкий вид, да?

– Нет, здорово. Честное слово.

– Если б я застрелила этого бедолагу, нам бы пришлось не сладко, да?

– Не так, конечно, как ему, – улыбнулся Фрэнк. – Но ты права. Полицейские не забывают убийства. Пять минут пройдет или пятьдесят лет, у них руки будут чесаться упечь нас за решетку.

Лулу сказала:

– Хорошо, что ты дал мне пустую пушку.

Фрэнк усмехнулся:

– Да не знаю. Одно точно: ты бы не промахнулась.

Когда они подъехали к отелю, счетчик показывал двадцать три доллара сорок центов. Фрэнк сложил пополам пятидесятидолларовую бумажку и припечатал ее к приборной доске. Вылезая из машины, Лулу сказала:

– Если бы я знала, что вооруженное ограбление так дорого обходится, я бы придумала другое развлечение.

Фрэнк улыбнулся. Боже, подумала Лулу, какой кайф. Она была влюблена, это оказалось удивительнее, чем она смела мечтать, – подумать только, они вместе уже почти целую неделю, а ей еще не надоело. Она схватила его за руку, потянула к отелю.

Фрэнк удивленно посмотрел на нее, и она ответила таким взглядом, что ему припомнилось, как мокрая крыша исходит паром, когда после дождя вдруг припечет солнце. Каким–то чудом он умудрился не умереть молодым. В свое время Фрэнк не раз флиртовал со смертью. Но в любых гибельных обстоятельствах ухитрялся сохранить отстраненность, соблюсти хладнокровие – до самого того дня, когда Лулу постучала в его дверь и потребность в ней пронзила, ослепила его, швырнула на колени. И, если вдуматься, лишила даже незначительного стремления разделаться с Паркер и вернуться в солнечную Калифорнию.

66
{"b":"234127","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Притворись моей невестой
Прощай, Гари Купер
Финт хвостом
Лекции по русской литературе XX века. Том 4
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Лобачева проджект. Как заработать миллион и не заметить
Все романы в одном томе
Бумажная принцесса