ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Исмаил, решив похитить Уммукусюм, передал ей, чтобы она ночью поднялась на крышу своего дома, откуда они и ушли.

Наутро в Кумухе поднялся переполох. Братья Уммукусюм с оружием в руках бросились к дому Исмаила, но там уже стеной стояли соседские аксакалы, вызвавшиеся остановить кровопролитие. Никакой маслихат, никакие уговоры аксакалов не смогли уломать родственников Уммукусюм на согласие. Через несколько дней сыграли свадьбу, на которую не явился ни один из родственников Уммукусюм. Когда Исмаил танцевал с Уммукусюм, откуда-то появился один из братьев невесты и на месте застрелил Исмаила.

Свадьба превратилась в панихиду, собралось очень много народу, не было человека, который бы не плакал. Убитая горем, Уммукусюм бросилась к матери жениха, но та оттолкнула ее, назвав ее чёрным врагом. Невеста обливалась кровавыми слезами, каталась возле ее ног и причитала:

Мать моего дорогого льва,
Чем называть меня черным врагом.
Убей меня выстрелом из дула,
Тебе все простится.
Бедняжка, лишившаяся дорогого сына,
Назови меня сестрой врага,
Ударь кинжалом в грудь и убей.
Тебе все простится.

Родным Уммукусюм не понравилось ее горькое причитание. Они насильно выволокли ее с панихиды домой, заперли в одной из комнат и поставили к ней дальнюю родственницу. Ночью Уммукусюм легла спать, а утром ее нашли мертвой в луже крови. Она порезала себе вены.

Уммукусюм Калияева

В первые годы советской власти не было девушки в Кумухе, которая не знала бы наизусть песни Уммукусюм Калияевой. Родилась она в 1907 году в семье зажиточного крестьянина. Восьмидесятилетняя Мисиду Чаргиева вспоминает, как Уммукусюм Калияева училась вместе с ней Корану при мечети. Она была веселой, жизнерадостной и талантливой девочкой. Затем Мисиду уехала в город Харьков, где отец работал лудильщиком, а вернулась уже в возрасте шестнадцати лет. На одной свадьбе она встретилась с Уммукусюм, которая вытянулась, похорошела и очень хорошо пела, сочиняя слова к своим песням. Ажа Калияева, будучи женой брата Уммукусюм, вспоминает ее с самой лучшей стороны. Ее сватали многие в Кумухе, но она отказывала всем, так как любила парня по имени Жамиль. А родители и братья девушки были против этого парня, ибо он был родом не из Кумуха, а из Вихли. Сам же Жамиль был красивым, видным и умным парнем, за словом в карман не лез.

Однажды родственники Жамиля пошли сватать Уммукусюм, ее отец и мать приняли сватов, с ними вежливо поговорили, но согласия не дали. Тут пришел самый старший брат Уммукусюм Абдулла, узнав, в чем дело, сказал гостям:

– Если ваш Жамиль не стесняется сидеть с кумухскими мужчинами на годекане, хоть постыдился бы сватать девушку из Кумуха!

Узнав об этом, Жамиль в свою очередь тоже велел передать Абдуллаху:

– Хоть придется мне пройти через морское дно, пролететь над высокими тучами, я все равно женюсь на его сестре, пусть тогда делает что хочет!

Уммукусюм очень задело то, что ее родственники обидели и оскорбили любимого, от стыда она долгое время пряталась от него. Жамиль прислал ей письмо, где выражал свою любовь и верность ей, уверяя, что, если она по-прежнему любит его, он обязательно женится на ней. Уммукусюм же послала ему ответ в стихах:

В этот невезучий час и несчастное время.
Получив письмо от тебя, успокоилась душа.
На голову положила, возвеличила,
В руки взяла, расцеловала,
На любви к тебе, родному, на душе поставила печать.
Над моею крышей белый месяц стоит.
Но тучи его закрывают, смотреть не дают.
Что делать с отцом, не любящим тебя,
Что делать с душой, тоскующей по тебе.
Что делать с родными, все против тебя?
Если ты захочешь, Жамиль из души сделаю сад.
И на садовом винограде будем жить с тобой.
Если конь твой пить захочет, на висках родники сделаю.
Уздечку для твоего коня из волос своих сотку.
Если конь твой захочет, фиников я ему дам,
Если подковать коня надо, золотом его подкую.
Высокие крыши разделены меж собой белым снегом,
Кто сможет разделить наши с тобою сердца?

На одной из кумухских свадеб Уммукусюм спела такую песню:

Серебряный лоб, на котором кубачинские мастера сделали узор.
Кто тебя увидит, влюбится в тебя.
Ювелиром позолоченные твои плечи широкие,
Кто один раз увидит, всю жизнь восхищается.
Если то, что говорят обо мне сплетницы – правда,
Я бы на свою шею давно бы петлю надела.
Если то, что обо мне аульские девушки судачат – правда,
Я бы пошла и вырыла могилу себе на кладбище.
Есть кто-нибудь на свете несчастнее меня,
Не имею ни сна, ни покоя и не высыхаю.

Когда Жамиль убедился, что просить руки любимой у ее близких – дело безнадежное, он, как и обещал, похитил ее. Братья Уммукусюм были разгневаны, бросились с кинжалами к дому Жамиля, но их остановили уважаемые люди Кумуха. Потом, позже, когда поутихли все страсти между родственниками с обеих сторон, родители помирились.

Как-то на годекане брат Уммукусюм Абдуллах поругался с Жамилем. Мужчины с трудом успокоили их, Жамиля отправили домой. Но Абдуллах догнал его в тесном переулке и ударил сзади шашкой по голове. Жамиль тут же потерял сознание, и мужчины найдя его, на руках принесли домой. Все стали упрекать в подлости Абдуллаха, который не по-мужски, сзади, ударил его, да и затеял скандал без всякой на то причины. Ругали его и все родственники Уммукусюм. Младшие братья Уммукусюм, Наби и Джабраил поехали в Аварию и привезли хорошего врача. Жамиль тяжело болел несколько месяцев. Сохранились стихи Уммукусюм, сложенные о больном муже:

В темном небе светящаяся звезда из звезд,
Настигла ли тебя черная туча, что затмила тебя?
На лугу качающийся белый, стройный тополь,
Ранний снег ли пошел, что заморозил тебя?
Ни за что не посмотрю на кумухский город.
Пусть на скакунах пропашут и посеют рожью.
Даже взгляда не брошу на вершину холма Куруна,
Если даже снизу до вершин начнет огнем он гореть.

Жамиль как будто выздоровел и стал потихоньку выходить на улицу, и Уммукусюм заметно повеселела. Но однажды он вернулся домой со страшной головной болью. Никто не смог ему помочь, и он скончался в тот же день. Уммукусюм тяжело переживала его смерть, и вскорости заболела легкими. Мать, теряя единственную дочь, была в отчаянии, ходила по всем селам, искала врача, который помог бы Уммукусюм. Какие только врачи ни приходили, какое только лечение ни делали, вылечить ее не смогли. Так она и умерла, превращаясь в белую свечу, как говорила ее мать. Это было в 1930 году, ровно через год после смерти Жамиля.

Черкешенка Шарифат

Карабутта со своим отцом Ибрагимом считал дневную выручку. Было время вечернее. В их магазинчик кто-то постучался, отец поспешил к двери. Трое пожилых мужчин стояли у порога.

– Ибрагим, случилось несчастье в нашем селе, трое братьев в лесу на охоте случайным выстрелом убили односельчанина, кто из братьев стрелял, установить не удалось, необходимо срочно идти к потерпевшим на переговоры, иначе кровопролития не миновать, – сказал один из стариков.

51
{"b":"234145","o":1}