ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Притворись моей невестой
Демонический рубеж (Эгида-7)
Люмен
Книжный магазинчик Мэделин
Тринадцатый странник
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Финт хвостом
Дом на краю ночи
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка

– Я завтра отдам тебе одежду в школе. В смысле сегодня, – говорит Ванесса, возвращаясь в гостиную с пледом в руках.

Линнея лежит на диване. Ноги свисают с подлокотника.

– Я сегодня дома. Ничего страшного, отдашь в другой раз, – сонно говорит она.

В другой раз, думает Ванесса. Да, мы теперь вынуждены общаться друг с другом.

Она и Линнея, и Мину, и Анна-Карин, и Ребекка, и Ида. Если спасение мира зависит от того, смогут ли они договориться друг с другом, то тут, пожалуй, дело труба. Простите, миллиарды людей, сорри, между вами и концом света стоит Ида Хольмстрём.

– Блин, как я ее ненавижу, – бормочет Линнея.

Ванесса смотрит на нее.

– Кого?

– Иду Хольмстрём. Если злые силы гонятся за нами, я надеюсь, что они заберут Иду первой, – говорит Линнея.

В уголке ее губ прячется улыбка. Ванесса чувствует, что тоже улыбается. Они некоторое время смотрят друг на друга.

– Это Вилле все время звонит, да? – наконец говорит Ванесса.

– Да.

– Вы… вы снова начали встречаться?

Проходит секунда, потом другая. Линнея медленно поднимается.

– Нет.

– А чего он тогда хочет?

Линнея отводит взгляд.

– Ну давай, говори, – произносит Ванесса, стараясь под грубостью скрыть страх.

Он злится на Ванессу за то, что она пропала? И поэтому звонит Линнее? Он что, всегда так делает, когда они ссорятся?

Если Вилле все еще любит Линнею, я умру, думает она.

– Он злится на меня, – говорит Линнея.

Ванесса широко раскрывает глаза.

– Что?

– Сложно объяснить. Мы ссорились постоянно, когда были вместе. Иногда ему приходит в голову, что мы еще не все выяснили. Типа почему я сто лет назад сказала то-то и то-то. Идиотизм.

Это совсем не похоже на Вилле – вот так зацикливаться на прошлом. Он и о настоящем-то не слишком заботится.

– Мы часто ссорились. Это превратилось в зависимость. Хочется взять верх за все и сразу.

Ванесса не знает, что сказать. Если Эвелина или Мишель пытаются врать ей, она сразу это замечает. Но Линнея своим поведением обезоруживает ее. И ей никогда не узнать правду о Вилле. Она не сможет припереть его к стене этой информацией. Потому что никто не должен знать, что она и Линнея обсуждали это друг с другом.

Если бы только она могла привести в порядок свои мысли. Она так долго бодрствовала, что опьянение перешло в похмелье, а она даже не успела поспать в промежутке между тем и другим.

Они идут к входной двери. Ванесса одалживает у Линнеи пару старых ботинок, и проходит целая вечность, прежде чем ей удается завязать шнурки, все время чувствуя затылком взгляд Линнеи.

Замок входной двери не поддается. Ванесса тщетно дергает дверную ручку, крутит замок. Линнея протягивает руку, отпирает дверь. И Ванесса в мгновение ока слетает вниз по лестничным пролетам.

12

Ребекка лежит в кровати и слышит поворачивающийся в замке ключ. Вот мама снимает куртку и туфли. Открывает дверь в комнату братьев. В комнату сестер.

Ребекка уже заглядывала к ним. Когда они с Мину расстались, она вдруг поняла, что дети пробыли одни дома целую ночь. А вдруг что-то случилось? Вдруг пожар? Или кто-то из них проснулся и не нашел дома ни мамы, ни Ребекки? Вышел на балкон, упал, разбился…

Она бежала так быстро, как только хватало сил. Но дома все было в порядке, тихо, спокойно.

Мамины шаги в коридоре приближаются, и Ребекка заставляет себя дышать спокойно. Но дверь комнаты не открывается. Мама сразу проходит на кухню.

Ребекка лежит в постели, чувствуя странную смесь облегчения и грусти оттого, что мама перестала относиться к ней как к ребенку. В пять-шесть лет Ребекка уже присматривала за Антоном и Оскаром, следила, чтобы они не ссорились, чтобы хорошо себя вели. То же самое было потом с Альмой и Муa. Мама всегда называла Ребекку самой лучшей маленькой няней на свете.

Ребекка садится в кровати, думая про свою новую семью, которую она повстречала сегодня ночью. И здесь от нее требуется то же самое. Вести за собой, помогать решать конфликты и связывать группу в единое целое. Сможет ли она? Хватит ли сил?

Она выходит в кухню, где мама готовит завтрак.

– Ты уже проснулась? – спрашивает мама, ласково обнимая Ребекку.

Настроение у Ребекки сразу улучшается. Им с мамой редко удается побыть наедине.

Они вместе накрывают на стол, и мама рассказывает о драматических событиях, с которыми прошлой ночью столкнулись врачи городского отделения «скорой помощи». В «Ётвендарен», единственной гостинице города, была большая драка, после которой одного мужчину зашивали семью стежками. Еще один избил свою жену горячей сковородкой за то, что у нее пригорела свиная вырезка. Пожилая женщина, работавшая в ночную смену на пилораме, умудрилась отпилить себе левую руку. Какой-то маленький ребенок так испугался темноты, что у него случился припадок: он был уверен, что под окном на улице бродят чудовища.

– Сразу видно, что полнолуние, – говорит мама, ставя на стол плошки для йогурта.

У мамы есть теория, что в полнолуние люди ведут себя по-особому. Раз Луна влияет на приливы и отливы, она должна влиять и на людей, которые тоже в значительной степени состоят из воды. Все – и необычно большое количество родов, и преступления, и бессонница – в мамином мире объясняется лаконичным: «Должно быть, полнолуние».

– Наверно, безумие усиливается, когда луна красная, – предполагает Ребекка.

Мама смотрит на нее вопросительно.

– Что ты имеешь в виду?

Ребекка теряется.

– Ну она же была красная ночью. Кроваво-красная.

– Как странно, что ты говоришь это, – говорит мама. – Некоторые пациенты тоже упоминали красную луну. Но когда мы с докторами пошли посмотреть, луна была совершенно обычной.

Мама наливает себе кофе.

Ребекка смотрит в окно. На светлом утреннем небе замешкалась бледная луна. По-прежнему красного цвета. Мама перехватывает взгляд Ребекки, но никак не реагирует. По-видимому, она не видит в луне ничего необычного.

– Мне, наверное, приснилось, – тихо говорит Ребекка.

Она на секунду задумывается.

– Мам…. ты не слышала ничего странного про «Болотные Копи»?

– Что-что?

– Ну, я не знаю, никто не говорил, что там случаются странные вещи?

Мама удивленно смотрит на нее.

– О чем ты?

– О парке отдыха!

– Каком парке?

– «Болотные Копи»!

Мама морщит лоб.

– Звучит вроде знакомо. Где он находится?

– У нас, в Энгельсфорсе.

Мама в молодости часто ходила в «Болотные Копи» на концерты и танцы. И много раз с удовольствием рассказывала об этом. Но сейчас она только смеется.

– Тебе действительно снилось что-то странное сегодня, – говорит мама.

– Да, наверное, так и есть, – бормочет Ребекка.

* * *

Как странно сидеть за кухонным столом и завтракать, будто ничего не случилось, думает Ванесса. Жевать, глотать, жевать, глотать, пить сок. Как будто все как всегда.

Мама выходит из спальни и кладет руку ей на плечо. Ванесса жмурится, ей приятно.

Но мама почти сразу убирает руку. Их объятия стали такими мимолетными. И в этом виновата сама Ванесса, которая слишком часто раздраженно вздыхала, когда мама пыталась ее приласкать. А сейчас ей очень хочется, чтобы мама обняла ее, как раньше.

– В галерее открылся новый магазин, «Хрустальный грот», – говорит мама.

– Они что, продают там хрусталь?

Мама не понимает сарказма.

– Да, и этерические масла, и еще много всего. И вроде бы даже по руке гадают. Хозяйку магазина зовут Мона-Лунный Свет.

– Мона-Лунный Свет? Ничего себе имечко!

Мама смеется и наливает воду в кофеварку, стоящую у раковины. Когда аппарат начинает булькать, она потягивается и зевает.

– Никке звонил, когда ты была в душе. Похоже, ночью в городе было весело.

– Что в Энгельсфорсе значит «весело»?

– Большая драка в «Ётвендарен» и целая куча пьяных стычек по всему городу. Никке сказал, что никогда не видел ничего подобного. Он уже уходил с работы, когда ему позвонили насчет женщины, которая повесилась на коньке крыши в Риддархюттан, совсем рядом с начальной школой. Он отправился туда и сказал, что дома будет не раньше, чем через несколько часов.

20
{"b":"234146","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Братство обмана
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Дом в Тополином Лесу
Крыс 2. Восстание машин.
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
Рыба и морепродукты. Закуски, супы, основные блюда и соусы
Кости: скрытая жизнь. Все о строительном материале нашего скелета, который расскажет, кто мы и как живем
Особое условие
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям