ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец лета
Другая Вера
Искусственный интеллект. Большие данные. Преступность
Чернобыльская молитва. Хроника будущего
Благие знамения
Наследник старого рода
Книга, которую читают все
Английский для дебилов
Книга главных воспоминаний

— Ну а что, если врет? — вызывающе спросил Кирихара, кося глаза на прислоненную к двери винтовку. — Мог бы сам идти провожать.

Если бы Кирихара на этом замолчал, ничего бы не случилось. Что мог возразить Кадзи на слова Кирихары? Но тот не захотел прекращать разговор.

— Когда я вызвался ее проводить, тебя даже передернуло. Ведь ты все время перед ней рыцаря корчил. «Какой вы добрый, господин Кадзи!» Тьфу! Слушать было противно. Баба от мужчины другого ждет. Да и что с ней было церемониться, перышко-то у ней уже вырвали…

— И ты не церемонился?

— Ясно, нет.

— Что же ты с ней сделал?

— Тоже побаловался малость.

Кирихара не успел договорить. Перешагнув через костер, Кадзи схватил винтовку и с силой ударил его прикладом в скулу. Фукумото рванулся к своей винтовке, но ружейное дуло уже торчало перед его носом.

— Наруто, разряди винтовки этих мерзавцев, — сказал Кадзи и подошел к сжавшемуся в комок Хикиде.

— Что вы с ними сделали?

Хикида, хорошо знал Кадзи, он понял, что тот шутить не будет, и, заикаясь от страха, выложил все начистоту. Китайского парнишку они прикончили, потом забили мула и нажрались мяса. Покончив с едой, они поняли, что идти, собственно, некуда. И тут они распоясались. Неизвестно, что их ждет через пару часов, так стоит ли упускать этот случай? Девушка почувствовала, что ей грозит, и решила дальше идти без солдат. «Нет, ты погоди, как же так, столько вместе шли, а теперь бежишь! Ведь тебя все равно прикончат китайцы. Иди, если хочешь, но сперва и нам услужи».

— Что вы сделали с девушкой? — еле сдерживаясь, спросил Кадзи.

— Так ведь ей все равно бы в живых не остаться! Время-то какое!

— А с мальчишкой?

— Он бросился на нас, ну, я и его ударил прикладом… — зло бросил Фукумото.

В зловещей тишине щелкнул затвор винтовки. Патрон, кажется, лег на место. Сейчас раздастся выстрел. Так подумал Тангэ и приподнялся.

— Вон отсюда, все трое, — тихо, но твердо сказал Кадзи. — И уходите за ночь подальше. Винтовок я вам не дам. И не попадайтесь мне на глаза. По правде говоря, вас надо пристрелить, и я не делаю этого только потому, что сам виноват — нельзя было вас отпускать одних. Ну, убирайтесь, живо!

5

Трое ушли в темноту. Когда их шаги затихли, Кадзи опустился на пол как подкошенный. Наруто собрал разбросанные угли и начал раздувать огонь.

— Вот и перезимовали, — проговорил кто-то.

— Ты, Кадзи, теперь остерегайся, — раздался в темноте другой голос, — они тебе этого не спустят.

— Ладно, учту.

Кадзи вытер рукавом с лица испарину.

— Ничего, Кадзи, — сказал Наруто, — мы пойдем вместе.

Кадзи молча кивнул. Как ужасно все получилось. Он вспомнил ясные черные глаза девушки. И зачем только он отпустил их с этими… Надо было самому с ними идти, а теперь…

«Вы так добры к нам». Это она сказала ему вчера утром, а сейчас ее уже нет в живых…

Разделившись по двое, по трое, солдаты обсуждали случившееся. Их возмущал не сам факт, а то, что японцы надругались над своими. Только поэтому они отказали в сочувствии Кирихаре и считали, что Кадзи поступил правильно. Кроме того, всем понравилась решительность Кадзи.

Кадзи подошел к нарам. Тангэ подвинулся, но ничего не сказал. Кадзи понимал — Тангэ его осуждает, осуждает его самоуправство. Но как бы ты, Тангэ, поступил с этими тремя? Кадзи все порывался задать этот вопрос, но потом раздумал.

Молча они смотрели на черные, похожие на гнилые кости, потолочные перекладины. Вскоре голоса стихли, слышалось лишь невнятное бормотание осеннего ветра. Вот и еще один день позади.

Утром, когда Кадзи уходил, в его отряде было почти тридцать человек.

6

Их прибавилось — значит, они стали заметнее. Поэтому приходилось пробираться по бездорожью. Незаметно они отклонились на юг.

Первым это заметил Кадзи. Далеко впереди наслаивались друг на друга горные вершины.

— Так мы заберемся в горы, — сказал Кадзи, обернувшись к Наруто. — Слишком уж осторожничали, теперь придется брать западнее.

— Проще перемахнуть через хребет, зачем круг давать? — сказал унтер-офицер Комуку. — Сразу в Корее окажемся. А где идти — все едино, лишь бы скорей на родину попасть.

— Это еще вопрос, как скорее… — Кадзи боялся схватки с природой больше, чем с русскими.

Кадзи все же изменил направление. Они сделали большой крюк. Это вызвало в отряде недовольство, но ни один из отряда не ушел, держались все вместе. Кадзи никто не выбирал командиром, он и не напрашивался на командование, но как-то само собой получилось, что все признали его за командира и солдаты охотно шли за ним.

На следующий день, после полудня, они вышли на лесистый склон; отсюда просматривалась вся равнина. Вдруг из-за деревьев их кто-то окликнул:

— Стой! Кто идет?

Встречают по уставу! Значит, свои, но прячутся, черти.

— Кто там? Выходите! — крикнул Кадзи.

— Сами идите сюда! Чего табуном ходите? Снизу все видно.

Возле Кадзи выросли две фигуры.

— Вниз лучше не спускайтесь.

— Почему?..

— Там русские.

Кадзи посмотрел на подошедших солдат.

— Что вы здесь делаете?

— Укрываемся. Вон там наш командир, спроси у него. — Караульный посмотрел на своего товарища. — Отведи их и доложи, а заодно и смену захватишь.

В вырытых в горе пещерах находилось человек пятьдесят солдат. Командир тут, видно, знал толк в укреплениях — пещеры походили на доты и были хорошо замаскированы.

Заросший, приземистый человек, выслушав доклад караульного, подошел к Кадзи.

— Вы что, хотите пробираться на юг?

Кадзи оглядел заношенную офицерскую форму и на мгновение растерялся. Разумеется, он не собирался вытягиваться по струнке, но здесь, видимо, чинопочитание соблюдалось строго.

— Да.

— Гм, конечно, попробовать можно, но вряд ли что из этого выйдет, — сказал офицер. — Там внизу прорублена дорога для вывозки леса, а немного западнее проходит узкоколейка. Обе дороги соединяются в пятидесяти километрах отсюда. Потом начинаются деревни и поля, а за ними проходит железная дорога на Гирин. Дальше еще никто из наших не заходил. И узкоколейку и дорогу проложили японцы, но теперь там хозяйничают русские.

— И много их там?

— Хватит, чтобы вас уничтожить или взять в плен. Наши разведчики насилу оттуда выбрались.

— И вы решили здесь зимовать?

— Сначала думали перевалить через хребет и выйти в Корею. Может, на маньчжурско-корейской границе наши войска, но кто за это поручится? Может, северная Корея уже стала красной. А потом, этот хребет так просто не одолеешь. Там не один погибнет.

— А здесь?

— Тут мы как в укрепрайоне. Попробуй нас взять! У нас ведь есть и пулеметы и минометы. И провизии хватит до весны.

Кадзи чуть заметно улыбнулся. Видно, одержимые еще не перевелись.

— Простите, вам приходилось драться с русскими?

— Нет, мы все время находились в тылу.

— Вам крупно повезло. — Кадзи рассмеялся. — А я знаю, что такое советская артиллерия и что такое ваши пулеметы и минометы…

— А откуда нас можно обстрелять из пушек? — Командир подозрительно посмотрел на Кадзи. — Здесь за нас сама природа. Как они могут сюда пробраться? Тут только пехота пройдет.

— Ладно, пусть будет по-вашему.

Кадзи оглядел окруживших его бородатых людей.

— А весной что собираетесь предпринять?

— Вот об этом давай поговорим. — Командир довольно улыбнулся. — Как ты думаешь, что сейчас стало с Японией?

— Она капитулировала, а территорию оккупировали союзные войска.

— Иными словами, ни рукой, ни ногой шевельнуть не может?

— Вот именно.

— А что, по-твоему, будет с Маньчжурией?

— Ее займет Советская Армия…

Кадзи запнулся. Он сам не знал, что станет с Маньчжурией, ему самому хотелось это знать.

— Интересно, отдадут русские Маньчжурию Китаю?

— По-моему, отдадут…

163
{"b":"234148","o":1}