ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время. Большая книга тайм-менеджмента
Пофиг на все! Как сберечь нервы и покорить любую вершину
Навстречу миру
Месть сыновей викинга
Кровавая Роза
Озорной Пушкин
Вечнохудеющие. 9 историй о том, как живут и что чувствуют те, кто недоволен своим телом
Думай медленно… Решай быстро
Доктор, я умираю?! Стоит ли паниковать, или Что практикующий врач знает о ваших симптомах
A
A

— Но мы же не для себя старались! — немедленно заныл Мика. — Так нельзя! Мы столько возились с этими козами…

— … пока я целый день прохлаждалась и пила успокоительное, — вставила Селена.

— … а ты нам — наказание, — с разгона не сообразил остановиться Мика. — Ой…

Он встал с пола и с размаху сел на свою кровать.

— Ты волновалась? — тихо спросил Коннор, садясь на кровати.

— Да, и очень сильно. — Селена помолчала и выговорила: — Вы бы хоть меня не блокировали на это время. Я хоть знала бы, а то чего только ни передумала… Кстати, как вы это сделали? Ну, чтобы я вас не чувствовала?

— Я придумал браслеты, — признался Коннор. — Кольца у меня не получались, а браслеты — сразу. Мы не хотели тебя постоянно беспокоить.

— Мы сюрприз хотели сделать, — прошептал Колин.

— Мы не думали, ч-что… — начал Хельми и споткнулся, вздохнул.

— Знаете, чем отличается взрослый человек от подростка? — риторически спросила Селена. — Он как раз думает о последствиях. Затевая какое-нибудь дело, он в первую очередь продумывает, что из этого дела выйдет. И он будет думать, как скажутся последствия на тех, кто его окружает. А вы… — Она вздохнула сама. Надо бы, конечно, сказать им, что даже не всякий взрослый человек может предугадать последствия своего поступка. Но сейчас об этом лучше не говорить. В сущности, идёт практический урок выживания. — Ребята, я не могу взять с вас обещание чего-то не делать. Но в будущем, если вы что-то задумаете, не забывайте: на вас смотрят другие ребята — это раз. И рядом с вами люди, которые всегда будут за вас переживать, и надо обязательно подумать, как ваш поступок скажется на них. Это два. В любом случае, пока вы здесь и делаете что-то не то, не забывайте и о том, что за проступком всегда последует наказание. Я вас люблю, но наказывать за непослушание буду. Сумели пройти такой длинный путь — значит, хватит и сил на уборку картошей. — И добавила смешливо: — До сих пор их таскали понемногу малыши, но этого мало. А если сейчас соберёте первый урожай лета, пусть даже самосейку, — это получится очень даже неплохо.

Мальчишки поныли ещё немного, но Селена была непреклонной.

Перед сном Джарри спросил:

— Но правда… Это не слишком тяжело для них?

— Джарри, я убиваю двух зайцев одним выстрелом — есть у нас, в том мире, такая поговорка. Я наказываю братство, а одновременно заставляю Мику придумать для нашего хозяйства что-нибудь полезное. Посмотрим, как он завтра себя будет чувствовать на поле. Что-то мне подсказывает, что просто так, лопатой, ему не захочется копать картоши.

Джарри только улыбнулся.

Селена в своих предположениях и надеждах оказалась права.

В первый же день работы на картошном поле Мика устал так, что валился с ног. Впрочем, как и остальные члены братства. Увидев Мирта, например, Селена чуть не всплакнула над несчастным мальчишкой-эльфом: таким измученным она его ещё не видела.

Но… Второй день ознаменовался тем, что Мика утром встал раньше всех (заснул сразу после ужина) и засел в сарайчике, где поставили машину Джарри и магическую плоскодонку. Здесь же валялись запчасти каких-то сельскохозяйственных машин и один недоделанный тракторишка — из тех, которые пытались запускать под сторожевых демонов. В общем, Селена оказалась права.

После обеда Мика врубил мотор модифицированной картошеуборочной техники и затрясся на ней по полю. Малыши, которые примчались смотреть на невиданную технику, с воплями пританцовывали за тарахтящим чудом технической мысли, а члены братства торопливо шли за ним с мешками, в которые и собирали клубни. Зрителей было много. Кто прятался за заборами, а кто висел на них, посмеиваясь над “крестьянами”.

Усталый и надышавшийся пыли Мика выполз из машины, оглянулся.

Селена, пришедшая посмотреть, что получилось из его задумки, встала рядом с ним и осмотрела поле.

— Что ж, неплохо придумано, — медленно, словно размышляя, протянула она. — Только вот проблема. На этом поле ты выволок все клубни на поверхность. А ребята успели убрать едва ли четверть поля. А вдруг ночью пойдёт дождь? Вобьёт все клубни в землю — и что дальше?

На третий день, после обеда, на поле, кроме уборочной техники, появилась плоскодонка. Её Мика слегка переделал, учитывая новые для неё функции, а Коннор, Хельми и Мирт подобрали новые заклинания, позволяющие плоскодонке подняться над землёй с огромным весом. Обрадованные малыши-оборотни, возглавляемые Ирмой, сразу присоединились к сборщикам урожая. Ещё бы! Бросать картоши в цель — стараясь попасть в плоскодонку! Это же игра!

Успокоенный Мика тарахтел на своём тракторишке дальше: теперь выброшенные на поверхность картоши не пропадут!

Селена глазом моргнуть не успела, как узрела на поле почти всех детей: новое развлечение понравилось всем!

После рабочего дня она снова подошла к Мике.

— Прекрасно. Только вот ещё одна проблема. Старшие ребята бросают картоши аккуратно, а малыши — изо всех силёнок. У нас половина картошей разбитых будет. А значит, сгниют очень быстро.

— И что мне теперь — гнать их с поля? — обиделся Мика, чувствующий себя самым значительным лицом на уборочном поле. Кажется, втайне он надеялся, что как раз малыши помогут побыстрей справиться с уборкой урожая.

— Зачем? — удивилась Селена. — Всё очень просто: пусть братство идёт впереди, собирая крупные картоши, а малыши пусть идут — добирая мелочь. Вот её-то можно бросать как угодно: она всё равно пойдёт на прокорм козам.

Она не стала уточнять, что насчёт мелочи подсказал ей Веткин.

Мика согласился организовать всех нужным образом, и работа и впрямь закипела. Причём самым маленьким участникам понравилась сама идея — “пулять” клубни прицельно в отдельный короб, установленный на плоскодонке.

Остальные сначала приходили позубоскалить над наказанным братством, а потом как-то незаметно втянулись: сначала помогали малышам — кидать картоши в цель (очень уж соблазнительное действо!), а потом разделились, и девочки остались с малышами, а мальчишки присоединились к сборщикам более крупных клубней.

А как потом все спали!

Никого загонять вечером по комнатам не приходилось. Работа-то на свежем воздухе, да ещё на одном азарте! А вечером на ужин — каждому полстакана тёплого козьего молока, которое является прекрасным снотворным, как напоминал довольный Бернар! Чтобы по утрам вставали, детей теперь приходилось будить, но девушка только пожимала плечами: что ни делается — всё к лучшему. Многие худосочные наконец начали быстро набирать “мясо” — на упорядоченной калорийной еде да на хорошем сне.

За время уборки картошей случилось много мелких событий. Через три дня на двор стал выходить Вилмор. Парень-оборотень на белках поправлялся очень быстро, причём, кажется, не собирался сразу по полном выздоровлении сидеть сложа руки. Вилмор уже приглядывался, где он может быть полезен. А когда выяснилось, что он жил на семейной механизированной ферме, где работал скотником (то есть был на все руки мастером и разбирался в технике), к нему стал часто подсаживаться Мика, показывая ему свои железки и солидно обсуждая их с ним.

Викар и Асдис наладили уроки с той странной бумагой, которую однажды привезли из пригорода. Сначала дети не понимали, каким образом писать на листах, на которых, подними их от вощёного картона, — буквы сразу пропадут, но молодая пара была терпелива, и уроки письма шли полным ходом.

Были ещё две драки, которые успели погасить в самом начале. На этот раз дрались не из-за девочек. Просто не совладали с эмоциями, когда спорили о чём-то. То бишь словами не убедили — кулаки пустили в ход. Разнял Колр, который, когда все успокоились, напомнил, что больше не будет заниматься борьбой с теми, кто неправильно использует свои боевые навыки.

Единственный, кто у Селены все эти дни вызывал беспокойство, был Коннор. Даже загар, полученный на поле, не скрывал, что мальчишка странно бледен. А ещё он постоянно выглядел усталым. И всё это произошло сразу после возвращения из леса. На уборочном поле он часто отсаживался на межу и смотрел на работающих, а то и опускал голову, словно дремал. Никто замечаний ему не делал, зато Селена исподтишка попросила Бернара и Колра “посмотреть”, что с мальчишкой. Те развели руками: машинная магия и магия самого Коннора, как сильного некроманта, не позволяла проникнуть за границы его личного поля, чтобы понять, что с ним происходит. Говорить с Коннором напрямую девушка тоже пыталась, но мальчишка только удивлённо пожал плечами:

174
{"b":"234149","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шпага императора
Как дети добиваются успеха
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Хризалида
Компромисс
Другая Вера
Ария для богов
Смерть навынос
Непрощенные