ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темная империя. Книга вторая
Женить некроманта с двумя детьми
Изгнанные в сад: Пособие для неначинавших огородников
Расстояние между мной и черешневым деревом
Я тебя рисую
Говори как английская королева / The Queen’s English and how to use it
Те, кто делает нас лучше
Держи марку! Делай деньги! (сборник)
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
A
A

Вампир немного поколебался, но сел. В лёгком трепете пламени его лицо казалось ещё уродливей. Хельми смотрел на него спокойно, машинально поглаживая Вади по шерсти (тот съёжился при виде парня), а Мирт просто сидел, задумчиво глядя на огонёк свечи и продолжая убаюкивать сестрёнку. Александрит был полностью одет. Как будто решился даже погулять. И Селена спросила:

— Вам тоже не спится?

— Мне показалось — меня позвали, — неуверенно сказал вампир.

— А, это значит — с-скоро придёт Коннор, — отозвался Хельми.

— Тот мальчишка? А он тут при чём? — недоумённо спросил Александрит.

Селена поняла.

— Он и Бернар ищут средство против прОклятого увечья? — спросила она.

Хельми кивнул.

Александрит заметно напрягся.

— Почему… Почему они помогают мне?

— Ну, вас не настолько знают, чтобы помогать вам, — сказала Селена. — Знают и любят в Тёплой Норе Берилла. До сих пор никто не знал, что ему грозит, если умрёте вы. Теперь, когда угроза стала явной, Коннор и Бернар ищут пути сохранить вам жизнь. Ведь, насколько я поняла, после вашей смерти метка прОклятого увечья перейдёт на Берилла?

— Эту метку снять никто не мог, — с сомнением сказал Александрит, но глаза его вспыхнули надеждой. Или он пошевелился так, что в его глазах блеснул свечной огонь?

— Пока их нет, Александрит, не могли бы вы рассказать, откуда в вашей семье эта метка? — попросила девушка. — Поверьте, это не просто любопытство.

Вампир немигающе смотрел на огонь свечи.

— Нашу семью прокляли три поколения назад. Семья враждовала с другой семьёй, не очень богатой, но могущественной. У вампиров редко бывают в роду маги. — За ужином Александриту рассказали, что Селена из другого мира и здесь недавно, и, кажется, он счёл нужным объяснять ей некоторые реалии мира здешнего. — В нашей семье магов не было. Но в той был — и очень сильный. Вражда была из-за похищенной женщины-вампира. Нашему родичу показалось, что она делает ему знаки внимания. Он решил, что она благоволит ему. Но, как потом выяснилось, она просто кокетничала. Вернуть её мирно не удалось. Похититель не тронул её, но её семья была сильно оскорблена самим фактом похищения. Был вызов. На поединок вышел похититель — он был неплохой воин. И с той стороны — брат похищенной, тот самый маг. Наш родич не хотел драться всерьёз. Он хотел соблюсти обычаи — и больше ничего. Но увлёкся боем и смертельно ранил мага. Тот-то лишь поцарапал ему щёку. Умирая, маг-вампир проклял моего родича на кровь, текущую из царапины на щеке. Проклятие было таким сильным, что с тех пор мальчики в нашей семье уже рождались с этой царапиной. И семья, бывшая всегда многочисленной, быстро начала умирать. У нас не было ни средств, чтобы заплатить сильным магам за снятие проклятья, ни связей, чтобы найти того, кто согласился бы снять увечье за… — Он споткнулся на слове. Помолчав, бесстрастно добавил: — Я был согласен пойти в рабство — за спасение. Но оказался никому не нужен. А потом началась война. Берилл был с нашей матерью у её брата, нашего дяди, в пригороде. Когда в течение полугода я пытался их найти среди беженцев в самом городе, я понял, что они погибли. И… стал ждать, когда умру сам.

Он замолчал, опустив глаза. Воцарилось такое тягостное молчание, что Селена решилась рассказать ему то, о чём он не знал: Берилл не захотел или не успел рассказать.

— Берилл сначала так и жил в доме вашего дяди. Один. Абсолютно. Я по его рассказам поняла, что он продержался в одиночестве недолго. Где-то несколько месяцев. Потом он пошёл искать тех, с кем бы вместе мог прятаться от машин в пригороде. Он поменял несколько групп выживших. Иногда потому, что группы погибали, наткнувшись на машины, а остатки разбегались. Иногда потому, что ему трудно было оставаться с теми, кто понимал, что он вампир. Потом он попал к Стефану. Этот негодяй заставлял детей искать продукты и нажирался тем, что припрятывал от них. Там, у Стефана, мы и нашли Берилла. И привезли его сюда. Если бы я знала вашу историю раньше, я бы прошлой ночью привезла и вас вместе с ним — от того вагончика.

— Когда ваш мальчик, Коннор, ударил меня, я решил, что настал час моей смерти, — хмуро сказал Александрит. — Я видел, что он сильнейший маг и что он злится на меня. Потом я увидел машинного демона… — Уродливый оскал вампира дрогнул, а в голосе появились грустно-насмешливые нотки. — И решил, что смерть моя последует от этого чудища. А потом увидел эту вашу вторую волну. И подумал, что моя судьба прОклятого — умереть в этой деревне. Никак не ожидал, что мне здесь могут… нет, даже захотят помочь. Пусть даже имея в виду не меня, а брата.

Судьба иногда выделывает невероятные выверты — подумалось Селене. Но состояние существа, видящего во всех поворотах лишь пророчество смерти, — это ужасно.

— Меня удивило, что Берилл так быстро получил помощь около деревни, — ровно, без вопросительных интонаций, но явно поинтересовался Александрит. — Такое впечатление, что его здесь ждали. Он бежал так уверенно. И теперь, когда я видел машинного демона, я не понимаю его уверенности, что он мог бы проскочить мимо него.

Пришлось Селене рассказать о братстве, в которое нечаянно попала и она, и Берилл. Когда она замолчала, Александрит долго и недоумённо смотрел на неё.

— Нашей расе пришлось приспособиться к обычному питанию теплокровных, — наконец сказал он. — Кровь для нас — это экстремальный случай, когда вампир нуждается в спасении. Я не совсем понимаю… Вы так просто дали кровь Бериллу?

— Ребёнок плакал от боли, — резко сказала Селена. — По-вашему, я должна была сидеть и смотреть на его боль?

— Простите, я не думал обидеть вас, леди Селена.

— Да, с-сейчас-с, — вдруг в воздух сказал Хельми и обернулся к Александриту. — Мы проводим вас-с на кладбище.

Не сразу сообразив, девушка всё-таки спустя секунды поняла: мальчишку-дракона “позвал” Коннор. Но почему Хельми и Мирт сразу после “вызова” озадаченно переглянулись, а потом одновременно опустили глаза на спящих Оливию и Вади?

Вот оно что…

В своём кресле Селена чуть отодвинулась в сторону и сказала:

— Мирт, давай сюда Оливию, ко мне, на колени. Хельми, положи Вади сюда, на кресло. Он, если проснётся, увидит меня и плакать не будет. Идите.

И парень-вампир ушёл в сопровождении мальчишек.

А Селена переложила крепко спящую Оливию так, чтобы она удобно приникла к ней, и задумалась. С завтрашнего дня надо готовиться в поход. То есть с утра. В чём — в чём, а уж в том, что мужчины и братство найдут возможность переходить в каких-то пространствах, девушка была уверена. Кто пойдёт в дорогу? Джарри, Колр — обязательно. Старик Бернар — под вопросом. Александрит — тоже. Ну, братство, естественно. Надо бы придумать, что взять с собой… Селена, и так сидевшая спокойно, застыла: стоп, а кто остаётся из взрослых в Тёплой Норе? Вилмор, который всё ещё передвигается на костылях? Викар, который всё ещё ходит так, что его от еле заметного ветерка качает? Асдис, которая побаивается ребят повзрослей?

Уже привыкшая к мысли о том, что она идёт вместе с мужчинами в поход, Селена нахмурилась. Она бросает Тёплую Нору, чтобы… Пришлось задуматься. Какой от неё помощи могут дождаться мужчины в походе в тот город, где самопроизводятся магические машины? Не будет ли она в этом походе, наоборот, в тягость? Магичить ей нельзя. Магии почти не знает — только самое примитивное в ней. А мужчины, знающие, что она в положении, постоянно будут не только следить за тем, чтобы она не пыталась магичить, но и за тем, как бы уберечь её от опасностей. Не уподобляется ли она дурочкам-девицам, в историях-страшилках открывающих именно ту дверь, за которой таится самый жуткий кошмар?

А здесь, в Тёплой Норе… Она взглянула на спящих детей. И внезапно её бросило в жар. А если в деревне что-нибудь случится без неё? От самого лёгкого: раздерутся мальчишки — до самого страшного: магические машины прорвут защиту изгороди? А в промежутке между лёгким и страшным — вдруг заболеют? Справятся ли с бедой взрослые, которые здесь остаются? И вообще… Приемлемо ли это — хозяйке места в трудное время оставлять деревню?

216
{"b":"234149","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скрытые манипуляции для управления твоей жизнью. STOP газлайтинг
Длинный палец
Последний альбом
Лестница Якова
В самой глубине
Хозяин Замка Бури
Грани любви
Игра колибри
Дикий гормон. Удивительное медицинское открытие о том, как наш организм набирает лишний вес, почему мы в этом не виноваты и что поможет обуздать свой аппетит