ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– По-моему, такие стычки у вас испокон веков норма, – заметил Керрин, рассеянно поглаживая ножку бокала.

– Не без того, – равнодушно пожал плечами темный. – И вот в один прекрасный день отец решил прощупать спорную территорию и там напоролся на светлую эльфийку. Он нам потом рассказывал, что его как будто мешком из-за угла пришибли. Только и мог, что восхищенно рассматривать это чудо. Девушка же подобными сантиментами не страдала и всерьез попыталась его убить. А ослепленный дивным видением Повелитель чуть было ей это не позволил. Но в последний момент опомнился, схватил маму в охапку и рванул в свое имение, которое находилось неподалеку.

Ри представила себе это воочию и тихонько хихикнула. Эльф одарил ее понимающим взглядом и продолжил:

– Конечно, подробностей, как отец там маму соблазнял, я не знаю. Сама понимаешь, детям такого не рассказывают, даже выросшим. Но примерно через год родился я, а еще через два моя обожаемая родительница стала Повелительницей.

– И, между прочим, военную стезю не бросила, теперь заведует темноэльфийской разведкой, – вставил оборотень, сползая к другу на ковер. – Энрит Разящий Луч… Легенда светлоэльфийских разведчиков, между прочим. Княжна высокого рода, разругалась с родителями, упрямо желавшими ей простого женского счастья, и ушла в разведчики. Почти сто лет была головной болью темных. И вдруг – пропала! Кстати, в Светлом лесу считается погибшей. Позорно им признавать, что новая темная Повелительница на самом деле не совсем темная.

– Кстати, Керрин, – встрепенулась Ри и слезла на ковер, решив, что солидарность превыше всего. – Если ты не в изгнании, тогда что делаешь в Клавсии?

– То же, что и твой обожаемый братец, – насмешливо фыркнул оборотень. – Меня сюда послом отправили, вот и сижу в Винкаре. Уже пятый год. Или шестой?

– А почему мне тогда твое лицо было не знакомо? – с сомнением спросила девушка, пристально вглядываясь. – Мне казалось, я всех послов знаю…

– Не пытайся, сестричка, не вспомнишь, – хмыкнул темный на попытки Дерионы опознать Керрина. – Во-первых, этот скрытник как посол показывается лишь блондином. И в таком виде бывает ну на очень немногих мероприятиях.

– Если тебе так интересно, – лениво отозвался оборотень, прищурив глаза, – то на балу, который грозится закатить Твир в честь твоего чудесного спасения, дорогая наша Ри, я буду как раз в первом облике. Так что насмотришься.

Девушка почувствовала, как под его насмешливым взглядом начинают гореть уши, потому торопливо спросила:

– Флэсс! Ты выяснил у Повелителя насчет меток?

– Даже задать вопрос не успел, – поморщился темный, вспомнив разговор с отцом. – Как только сказал, что хочу у него кое-что спросить, он меня сразу заткнул. Отрезал, что и слышать ничего не хочет, это не его дело и тут мы должны разбираться сами. Дескать, ему как раз накануне Вечная Тьма приснилась и строго-настрого запретила даже слушать суть вопроса.

– Ничего себе, – присвистнул оборотень. – Видимо, с тобой, подружка, не все так просто…

– Я просто счастлива от этого! – язвительно заявила Ри и вдруг рассмеялась.

Почти сразу к ней присоединились мужчины.

Глава 8

Об издержках плохой репутации и старых знакомых

С утра Ри пребывала в скверном настроении. И сейчас, под вечер, изменений к лучшему все так же не наблюдалось.

Всю неделю после того, как Тарим получил по заслугам, Флэсс нагружал ее учебниками. Законы, этикет, нравы и легенды Темных земель. На что она имеет право и каковы обязанности. Самые влиятельные кланы, а также их взаимоотношения с семьей Повелителя.

Кроме того, темный донимал ее поучениями.

Как темноэльфийская принцесса, она должна знать то. Как сестра – обязана разбираться вот в этом. А если с ней случится вот такая ситуация, поступать надо вот так.

С утра до ночи, с перерывом на еду.

Неудивительно, что к концу недели Дериона рычала на Флэсса и бросалась в него только что принесенными книгами.

Да если б она знала, что быть родственницей этого тирана – такая головная боль, ни за что бы не позволила совершить обряд!

Ри задумчиво прикусила кончик пера и с тяжелым вздохом призналась себе, что лукавит. Отказаться от дружбы с темным она уже не смогла бы.

Девушка отложила в сторону книгу, затем поднялась и от души потянулась. Все. Голова не работает. Пора отдохнуть. Потому она сползла на пол, погладила кончиками пальцев пушистый ковер и легла, раскинув руки. Так хорошо…

Ее мысли опять кружились вокруг Флэсса и обряда, который их породнил.

Ри светло улыбнулась потолку и тихонько поблагодарила Вечных за такой подарок в ее не очень долгой, но весьма трудной жизни.

Так получилось, что до определенного момента она ничего не помнила. Первое воспоминание – ей лет двенадцать и она бредет по какому-то пыльному тракту. До этого – пустота…

Именно на той дороге ее подобрал Тарим, и целый год девушка, можно сказать, была вполне довольна своей жизнью. До того дня, когда этот мерзкий толстяк ее продал.

Как ей удалось сбежать, Ри и сама не понимала. Было слишком страшно и противно, а это придало сил.

Потом несколько месяцев она жила в лесу, благо лето позволяло худо-бедно прокормиться. И дичилась мужчин. Шарахалась от них. В каждом видела подонка, который желал ее тела.

Добрые селянки подкармливали ее молоком и свежим хлебом. Но Дериона, не желая быть кому-то обязанной, всегда расплачивалась ягодами и грибами. А один раз даже нашла заблудившегося в лесу теленка.

Впрочем, и такое существование продлилось недолго.

Как-то раз одна из селянок, что была уже на сносях, позвала Ри в дом. Мол, есть кое-какие вещи, в которые сама женщина уже не влезала. А когда доверчивая девушка зашла, оказалась один на один с мужиком, в глазах которого сверкала похоть. Видать, умаял беременную жену супружеским долгом, вот та и решила выкрутиться.

Дериона избежала насилия не иначе как чудом. Похудевшая до прозрачности девчушка высадила окно и сбежала со скоростью взрослого волка.

После этого она перестала верить людям. Совсем.

Зачем? Если всегда найдется тот, кто предаст. Подставит. Захочет.

Осенью, когда еды в лесу стало меньше, а ночи заставляли съеживаться от холода и молиться Вечным, Ри нашла раненого мужчину лет сорока. Он лежал в устье оврага под поваленным ясенем и время от времени тихонечко стонал. Девушка, наученная горьким опытом, не спешила подходить ближе. Но и уходить почему-то тоже не стала. Так и кружила рядом и мучилась: помочь или бросить. Наконец человеколюбие взяло верх над страхом, и Дериона бросилась к раненому.

Ри тщательно осмотрела мужчину. Оказалось, что его два раза ранили – один порез пришелся по лицу, второй, глубокий, – чуть ниже груди. Помимо этого у него был сильно разодран бок, будто его рвали звери.

Поставить на ноги Рэма, как представился мужчина после пробуждения, помогла отшельница-знахарка Мира, к которой Дериона все же рискнула обратиться. Правда, глаз спасти не удалось, да и вся левая половина лица осталась обезображенной. Но сам мужчина, усмехнувшись, сказал, что шрамы его не волнуют. А глаз… есть второй. Хорошо, что жив остался.

Та зима осталась в памяти девушки светлым пятном в беспробудной тьме ее жизни. Они жили втроем в уютной избушке Миры. Днем помогали старушке-знахарке составлять зелья. А вечером за чашкой ароматного травяного чая отшельница тихим голосом рассказывала им древние легенды.

Поздней весной Мира умерла во сне. И Рэм решил, что оставаться нет смысла.

Только тогда мужчина решился сознаться девушке, что он вор. И ранили его не просто так… Заказчик отказался платить, а потому приказал страже убить его, да еще и собак натравил.

Но так как больше он все равно ничего не умеет, надо возвращаться к старому ремеслу.

Дерионе, откровенно говоря, было безразлично, на что жить. Воровство так воровство.

Именно Рэм, которого девушка мысленно называла отцом, научил ее всем тонкостям ее будущей работы. Благодаря ему очень скоро Ри стала полноправным членом гильдии и прослыла самой удачливой воровкой в Винкаре. До последнего заказа…

27
{"b":"234159","o":1}