ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лестница неожиданно закончилась очередной деревянной дверью. Друзья переглянулись.

– Там никого нет, – сказали они через некоторое время хором и ухмыльнулись.

– Ладно, посмотрим, может, на этом уровне есть еще какая-то лестница, – подытожил эльф, открывая дверь.

– Надо же, склад, – хмыкнула девушка, пройдя в помещение.

Тихо продвигаясь между небрежно брошенными мешками, друзья принялись обследовать помещение. Не сдержавшись, Дериона все-таки сунула свой нос в один из мешков и удивленно констатировала:

– Сахар!

– Дварфы сладкоежки, чему ты удивляешься, – отозвался Флэсс, ощупывая стену рядом с полками, на которых тесными рядам стояли банки с неизвестным содержимым.

– Чудны дела ваши, Вечные. – Ри зажала рот руками, чтобы не расхохотаться.

– Нам, похоже, сюда. – Темный прищурился и нажал какой-то неприметный камушек в дальнем углу. Часть стены тут же отъехала, открывая небольшой проем, в который девушка прошла, слегка пригибаясь, а вот эльфу пришлось скрутиться в три погибели. Сразу за стеной начиналась еще одна лестница, которая вывела друзей к тяжелой дубовой двери. Из-за нее слышались голоса, и напарники замерли, стараясь себя не выдать.

– Ну, ничего, завтра в это же время ты будешь смирнее овечки! – шипел мужской голос.

– Ты, кастрюля с бородой, если додумаешься ко мне свои половники протянуть, так живо без котелка останешься! – не оставался в долгу женский.

Флэсс и Ри понимающе переглянулись.

– Женщина должна быть почтительной по отношению к мужчине! – взревел было мужской голос, но вдруг заткнулся на полуслове и осторожно спросил: – Ты что делаешь? Ты же привязана! А ну, сиди на месте! Куда пошла?! Поставь на место! Не подходи-и-и!..

Любопытство заставляет презреть опасность не только кошек, но и других представителей разных рас. Темный эльф и воровка, не сговариваясь, тихо приоткрыли дверь и с удовольствием обозрели картину: раскрасневшаяся гневная Ариста в слегка изорванном сарафане и с растрепанной косой, задевая предметы мебели ногами и перепрыгивая через стулья, гоняла по помещению здоровенного дварфа в помятых доспехах. При этом она размахивала над головой боевым топором. Дварф верещал резаным поросенком, чудом уворачиваясь от стремительных атак гномки.

– Прелесть какая, – тихо фыркнул Флэсс и приоткрыл дверь шире для лучшего обзора. – Можно было не спешить, она бы его сама прибила, и дело с концом. Кстати, Ри, тебе пора.

– Ага. – Девушка с сожалением бросила последний взгляд на увлекательное действо и побежала на выход.

Меж тем в комнате представление приближалось к финалу – Ариста, изловчившись, загнала дварфа в угол и приласкала плашмя по голове топором. Затем проследила, как незадачливый похититель, закатив глаза, осел на пол, и обессиленно прислонилась к стенке, опираясь на рукоятку оружия.

– Ариста, мое восхищение. – Эльф решил, что самое время войти, и чуть не получил топором по голове. – Да вы что, сговорились все? Сначала Мидгрид, потом ты…

Темный отскочил на безопасное расстояние от воинственной девушки.

– А, Флэсс, это ты. – Гномка облегченно выдохнула и опустила топор. – Ты за мной? Так пойдем, пока я окончательно не пришибла этого скорбного умом. Очень уж руки чешутся.

– Зачем спешить? – хищно улыбнулся эльф и подошел к поверженному дварфу. – Мы же не можем вернуться без боевых трофеев?

Внезапно до них донеслись приглушенные звуки, потом над головой загрохотало, и с потолка посыпалась штукатурка.

– Ваши гномы и моя Ри развлекаются, – хмыкнул Флэсс и, внимательно осмотрев помещение, уверенным шагом подошел к одинокому комоду рядом с кроватью. – Они там сейчас вдохновенно гоняют дварфов. Думаю, скоро около десятка упакованных подарков можно будет отправить твоему отцу.

– Он будет счастлив, – усмехнулась гномка, отбрасывая топор в сторону. – Этого тоже упакуем?

– Неплохо было бы, – рассеянно пробормотал темный. Наконец последняя полка комода полетела на пол, и Флэсс в сердцах выругался.

– Ариста, ты случайно не знаешь, чем его можно связать? – безнадежно спросил он.

– Знаю, – усмехнулась та, направляясь к одному из стульев, который укрывало легкое покрывало. – Помнится, когда этот убогий привязывал меня, очень хвалился, что эту веревку даже нож не возьмет.

– А как же ты тогда освободилась? – немедленно заинтересовался Флэсс, приняв из рук Аристы моток веревки. И сделал себе внушение, что предметы мебели надо осматривать тщательнее.

– Работа в кузне даром не прошла, – пожала плечами гномка, помогая эльфу связывать бесчувственного дварфа. – Расшатала узел и вытянула руки.

– Так, теперь нужно отыскать ваш венец, – озабоченно нахмурился темный и заозирался по сторонам.

– А что его искать, – слегка пожала плечами девушка.

Она подошла к одной из стен и изо всех сил саданула по ней кулаком. К изумлению Флэсса, от удара образовалась дыра, из которой гномка вытащила обруч, украшенный россыпью камней.

– От меня его не прятали, – ответила Ариста на вопросительный взгляд эльфа. – А что стенку разбила… так там замок, возиться долго.

Темный уважительно поцокал языком. Все же гномские девы – это нечто.

За дверью раздался топот, и в комнату заглянула Ри.

– О, вижу, вы уже справились, – одобрительно оценила девушка увиденную картину. – Наверху тоже уже все. Все несогласные получили от Мидгрида по голове тупым концом секиры и теперь отдыхают. Флэсс, нужна повозка какая-то, а то не представляю, как мы их всех дотащим до гномьей общины.

– Повозки уже стоят, мастер Торним озаботился. – В дверях появился Мидгрид и стремительным шагом подошел к гномке. – Ариста, ты в порядке? Этот увечный ничего тебе не сделал?

– Мидгрид, – улыбнулась она, принимая протянутую руку. – Твоя наука пошла впрок, я смогла с ним справиться.

Темный взглядом указал сестре на гномов и закатил глаза. Девушка на это пожала плечами и мечтательно зажмурилась. Гномы удивленно посмотрели на друзей, но так ничего и не поняли. Их недоуменные взгляды Флэсс гордо проигнорировал, а Ри смущенно пожала плечами. Не объяснять же, что романтика в их исполнении с точки зрения не-гнома выглядит хоть и мило, но смешно.

Когда друзья поднялись наверх, выяснилось, что бородачи разошлись вовсю. Погрузка дварфов проходила весело. Гномы отыгрывались на поверженных врагах за нервный день, закидывая тех на повозки, как самые ненужные бревна. Причем каждый раз не ленились проехаться по качеству доспехов и их содержимого. Дварфы, которые были в сознании, гневно сопели, но выказать свое раздражение вслух даже не пытались, осознавая, что ночные гости только и ждут подобной глупости.

Мастер Торним встретил их процессию у входа в калитку. Он внимательно посмотрел на свою дочь, рука которой покоилась в руке Мидгрида, и, ничего не сказав на это, пригласил всех в общий зал.

Гномы шустро перетаскали дварфов в указанное место, бесцеремонно сваливая их кучей в центре зала. Там же стоял хмурый Барвид, которого даже не связали. Остальные гномы заняли места у стенки на заранее принесенных лавках.

Мастер Торним, не сбавляя шага, прошел в конец зала, где располагалось четыре кресла.

– Садитесь, будем суд вершить, – приказал гном, усаживаясь.

Ариста без лишних слов села по левую руку от отца, а Мидгрид стал за ее спиной. Флэсс и Ри, переглянувшись, заняли кресла справа. Воцарилась гнетущая тишина. Воровка толкнула эльфа в плечо и указала на гномов – те буравили тяжелыми взглядами исключительно Барвида, совершенно игнорируя дварфов.

– Предательство для гномов – немыслимый позор клана, – тихо разъяснил темный девушке, наклонившись к ее уху. – Барвиду повезло, что дети Вечной Судьбы не приемлют смерти как наказания. Иначе его порвали бы прямо тут.

– Барвид, подойди, – глухим голосом разорвал тишину Торним, окинув предателя нелюбезным взглядом.

Тот нехотя подошел, злобно зыркнув на мастера. Гномы глухо зароптали.

– Мы приняли тебя, как родного сына. – Торним обвиняюще ткнул в предателя пальцем. – Мы дали тебе все, что получает каждый полноправный член нашего клана. И чем ты отплатил?

42
{"b":"234159","o":1}