ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что?! – взвыл сын, отшатнувшись от отца. – Ты думаешь отдать меня этим… мужикам в юбках? Я не хочу…

– Твое мнение меня не интересует, – зло прошипел Джасим. – Думать надо было, что делаешь и к кому свою магию применяешь! Тем более амазонки к нашей силе невосприимчивы, а значит, ты ничего, позорящего мое имя, больше не натворишь! Нам очень нужен этот союз, а Кирайя хочет именно тебя!

Карим опустил глаза и сжал кулаки.

– И когда я должен отбыть? – прошептал он.

– Немедленно, – ответил эмир и собственноручно открыл дверь. – Сопровождающие уже ждут тебя.

В комнату вошли пятеро молчаливых мускулистых женщин.

Бывший наследник осмотрел свой конвой и мысленно взвыл – стать, по сути, женой у царицы амазонок! Такое ему даже в страшных снах не снилось. Карим был ценителем хрупкой женской красоты, потому вполне понятно, почему его перекашивало только от одного взгляда на любую из воинственных дев.

Вообще происхождение амазонок было овеяно тайной. Кто из Вечных так поизгалялся над племенем, которое живет практически в джунглях, осталось неизвестным. Но мужчины и женщины в нем, по сути, поменялись местами. Мужчины народа реули, как они себя называли, были слабыми, хрупкими и достаточно пугливыми существами. А еще их было очень мало. Можно даже сказать, катастрофически мало – на одного мужчину в среднем приходилось до десяти дам.

Женщины-реули были полной противоположностью своих мужчин. Они отличались высоким ростом и недюжинной физической силой. Добавьте к этому изнуряющие тренировки, что начинались в весьма раннем возрасте, а также постоянные боевые действия, которые амазонки вели со всеми окружающими соседями.

В общем, женщинами их можно было назвать весьма условно.

Мужчин амазонки холили и лелеяли, но права голоса за ними не признавали. Потому мужья у реули, по большей части, занимались своей внешностью и воспитанием сыновей. Дочерей, ясное дело, им не доверяли.

Так как своих мужчин было мало, то совсем не удивительно, что основной целью большинства набегов амазонок становились именно особи противоположного пола. Ясное дело, что захваченные мужчины, не привыкшие к матриархату, пытались как-то бороться за свою свободу, но у них ничего не получалось. Амазонки не давали своим драгоценным ни единого шанса как-то поменять уготованную судьбу.

Пять лет назад к власти у амазонок пришла царица Кирайя. Она зарекомендовала себя не только как гениальный стратег и тактик, но и как наделенный харизмой лидер. Объявив своему народу, что пришла пора расширяться, Кирайя в неполных два месяца полностью подчинила соседнюю с землями реули Иврилу. Так амазонки стали соседями Виралии, что совсем не обрадовало эмира.

Иврила до амазонок была таким же эмиратом, как и Виралия. Понятное дело, реули сразу же столкнулись с проблемой гаремов. Попытка научить гаремных обитательниц чему-либо из того, что любая амазонка знала с детства, провалилась целиком и полностью. Девицы падали в обморок от вида крови, категорически отказывались брать в руки мечи и вообще умоляли вернуть их господину. Плюнув на эту дурную затею, Кирайя со своими ближайшими соратницами устроила военный совет. В результате царица во главе посольства отправилась к соседям знакомиться.

Эмир Виралии Джасим чуть не поседел окончательно, когда увидел направляющийся к своему дворцу строй амазонок. Он был наслышан о молниеносном завоевании соседей и теперь решил, что пришла и его очередь. Так что предложение мира, подкрепленное подаренной толпой девиц, вызвало у Джасима бурный восторг. Тогда же было решено, что те из женатых мужчин Иврилы, которые не хотят принимать новое положение вещей, вместе с семьями переедут в Виралию. Неженатых, понятное дело, никто отпускать не собирался.

На беду Карима, именно тогда он попался на глаза Кирайе. Немного окосев от такой красоты, она недолго думая поймала ближайшего слугу с закономерным вопросом. Узнав, что это не просто сын эмира, но еще и наследник, царица загрустила. Портить отношения с таким удобным соседом было бы весьма нежелательным для неокрепшего еще государства. Но отступаться от Карима Кирайе тоже не хотелось.

Когда амазонки вернулись домой, царица связалась с эмиром по зеркалу и предложила военный союз в обмен на его сына. Джасим повздыхал, но был вынужден отказаться. Помощь амазонок, конечно, была бы очень кстати. Два соседних эмирата, Ривил и Диалей, от завоевательного похода удерживали только хорошие отношения Виралии с оборотнями и темными эльфами. Только Темное королевство и долина Теней были далеко, а амазонки – совсем рядом… Но оставить страну без наследника, владеющего родовой магией, эмир просто не имел права.

Кирайя, вздохнув, предупредила Джасима, что предложение остается в силе. И на этом, казалось, все заглохло.

Сегодня вызов эмира застал царицу на очередном военном совете. Обсуждался вопрос целесообразности дальнейшего расширения государства, и голова венценосной амазонки была занята исключительно цифрами и фактами. Потому в первый момент Кирайя даже не поняла, что ей говорил Джасим. Но уж когда до нее дошло… Царица вызвала лучших воинов, вручила им два шарика телепорта из личных запасов, чтобы путь занял минимальное количество времени, и наказала не задерживаться.

В итоге спустя каких-то два часа Карим под усиленным конвоем шел по дворцу Кирайи и пытался вспомнить, как выглядит его жена. Так получилось, что, когда посольство амазонок приезжало в Виралию, все мысли мужчины занимала новая наложница. Потому он скользнул по воинственным девам мимолетным взглядом и погрузился обратно в свои грезы. И сейчас очень об этом жалел.

Молчаливые великанши провели Карима в помещение и статуями замерли рядом с ним.

– А, вы уже здесь, – раздался спокойный голос, и виралиец резко повернул голову. – Добро пожаловать, муж. Подожди несколько минут. Я закончу и тогда займусь тобой.

Карим во все глаза рассматривал царицу и чувствовал, как где-то внутри растет паника. Во-первых, Кирайя была полностью лысой, и ее голову покрывала сложная татуировка. Во-вторых, на обеих щеках царицы наличествовала целая россыпь симметричных шрамов, явно ритуального происхождения. Разворот плеч царицы был пошире, чем у него самого, да и в росте она ему не уступала. А мускулатура рук, которыми амазонка сейчас упиралась в стол, напомнила, что любимым оружием Кирайи была секира.

Карим, в глубоком ужасе от происходящего, первый раз в жизни позорно свалился в обморок.

Ри сидела у окна, кутаясь в теплый плед, и грустно смотрела на заснеженные деревья. Перед девушкой лежала открытая книга, но читать не хотелось. Ее меланхолию вполне можно было понять – несмотря ни на что, завтра друзья уезжают, и она останется в Винкаре одна.

Дериону уговаривали поехать с Веирлиссом в Тинталэ или с Лиантом в Кафу, но ей не хотелось никуда уезжать из Клавсии. Поняв, что она упрямо стоит на своем, мужчины сдались и стребовали с девушки обещание ежедневно связываться с наследником темных по зеркалу. Когда Ри наивно спросила, а почему не с Флэссом или Керрином, ее ждал второй удар. Оказалось, что на территории светлых эльфов запрещено пользоваться связными зеркалами. Дескать, это порождение темной магии. Отчаяние девушки было безграничным – как прожить полгода, не имея вообще никакой возможности пообщаться с друзьями, она не представляла. Флэсс, правда, обещал каждую неделю присылать в Тинталэ подробные письма с дипломатической почтой. А Веирлисс, в свою очередь, грозился пересказывать Дерионе все до последней запятой. Но это… не спасало.

По дереву пронесся смазанный силуэт, и к окну спрыгнул дымчатый кот. Он прошел несколько раз по тонкой полоске карниза и вопросительно уставился на девушку через стекло зелеными глазищами. Ри тихонько рассмеялась и приоткрыла окно, позволив нахалу проскользнуть в комнату.

– Пришел, гулена? – улыбнулась она, когда гость удобно устроился у нее на коленях.

Кот этот, надо сказать, был истинным представителем кошачьего племени, потому что приходил из ниоткуда и уходил примерно туда же. К Дерионе он относился весьма благосклонно, о чем свидетельствовал не раз подставленный под нежные руки живот. Но при этом жить у девушки отказывался наотрез, что ее очень расстраивало.

63
{"b":"234159","o":1}