ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты что сдурел?! – вытаращила глаза Ри. – Флэсс, у тебя, по-моему, талант влюбляться не в тех девушек, не находишь? – намекнула она на его бывшую невесту.

После слов Дерионы оборотень начал хохотать, а темный скривился, словно только что съел лимон.

– Вы сговорились! – обиженно заявил Флэсс. – Этот… кошачий сказал мне то же самое. Дословно!

– Потому что этот кошачий, в отличие от тебя, девушек себе выбирает более осмотрительно, – язвительно парировал Керрин и, подумав, добавил: – Впрочем, эта эльфийка ему просто потрясающе подходит. Если бы этот выбор не создавал столько проблем, я бы его сам с ней в храм потащил.

– Даже так? – удивилась Ри и выжидающе посмотрела на Флэсса. – Тогда я хочу всю историю сначала! И расскажите мне наконец, какого демона мы так летим в Светлый лес!

Веирлисс, конечно, держал сестру в курсе событий, но о том, как обстоят дела у друзей в Светлом лесу, он знал далеко не все, а потому рассказ Флэсса, дополняемый время от времени ремарками оборотня, Дериона слушала жадно и с большим интересом.

То, что тягаться со светлыми эльфами в высокомерии невозможно, знали все расы. Но для молодых послов стало откровением, что правящая семейка может дать фору всем своим подданным, вместе взятым.

Повелитель Калтинэль был надменным занудой. Его жену Лауфэл темный емко охарактеризовал, как высокомерную фригидную тварь. Старший сынок этого потрясающего семейства, он же – наследник светлоэльфийского престола, был королем зануд и идеалом всех спесивцев. Его сестра, средний ребенок повелительской четы, была под стать братцу, но к тому же отличалась еще и неимоверной жестокостью. Поговаривали, что младшая принцесса характером на них совершенно не похожа, но выяснить это не представлялось возможным. Послам лишь холодно объяснили, что юная эльфийка нездорова и почти не покидает стен своего дома. Да и, честно говоря, Флэссу и Керрину, от души хлебнувшим «теплого» и «душевного» общения с семьей Повелителя, личность младшей принцессы была не особо интересна.

Флэсс впервые в жизни почувствовал себя никчемным. С ним разговаривали сквозь зубы, за спиной называли темным отродьем и даже не особо скрывались. Оборотню то и дело приходилось сдерживать порывы своего друга, который жаждал поубивать всех к демоновой бабушке. Впрочем, три дуэли Керрин предотвратить все же не смог, так что в Светлом лесу стало на три трупа больше. Повелитель был вынужден спустить это на тормозах, и с того момента оскорбления в адрес темного стали завуалированными, но более изощренными. Флэсс бесился и с каждым днем зверел все больше. Как пытаться наладить отношения со Светлым лесом в таких условиях – было совершенно непонятно.

Три месяца назад нервы темного почти сдали. Убийство наследника светлых предотвратило только то, что Керрин до синяков сдавливал локоть друга. Когда аудиенция была окончена, Флэсс прорычал, что ему нужно побыть одному, и на приличной скорости убежал в лес, который начинался недалеко от дома, выделенного послам.

Некоторое время он просто бегал между деревьями, пугая белок зверским выражением лица, а потом без сил свалился под вековым дубом, что невесть как вырос в этом лесу. Темный еще про себя подивился – по какой-то непонятной причине местные эльфы не особо жаловали дубы. Прижавшись спиной к стволу, Флэсс неожиданно для самого себя начал ругаться вслух на светлых, понося их последними словами. Как ни странно, после этого ему тут же полегчало.

Так и повелось – после очередного изощренного издевательства, которое только по недоразумению можно было назвать приемом, темный летел к дубу, где высказывал все, что он думает о гостеприимных хозяевах.

Примерно месяц назад, после общения с детьми Повелителя, Флэсс, ощутивший себя помесью таракана и ядовитой змеи, бежал к дубу и едва ли не дышал огнем. Остановившись у поросшего мхом ствола, темный положил руку на узловатую кору и, шумно выдохнув, приступил к привычному уже занятию.

– Светлые – надутые индюки! – прошипел он.

Раздался тихий смешок. Флэсс замер, а потом начал вертеть головой, пытаясь найти того, кто смеялся. Но никого не увидел. Сделав вывод, что у него начинаются галлюцинации на фоне расшатанных нервов, темный продолжил:

– Светлые – кретины!

– Темные – идиоты! – раздался над головой ехидный голос.

Флэсс поднял голову, но густая крона не позволяла рассмотреть того, кто в ней притаился.

– Не знаю, кто ты, – медленно проговорил эльф, – но лучше слезь по-хорошему!

– Да мне вообще-то и тут неплохо, – раздался еще один смешок. – В конце концов, это не я к тебе в гости пришла, а ты к моему дереву приперся.

Флэсс, за время дипломатической миссии отвыкший от непринужденного общения, опешил. А потом обрадовался – кем бы ни была сидящая на дубе эльфийка, темный чуял, что с ней вполне можно иметь дело.

– Слезь, – как можно более миролюбиво сказал темный. – Обещаю, я тебе ничего не сделаю.

– А ты и не сможешь, – фыркнула эльфийка и, немного помолчав, добавила: – Ладно, это в любом случае должно быть забавно…

Флэсс, услышав, как у него за спиной мягко приземлилась спрыгнувшая девушка, моментально развернулся. И так и замер, открыв рот.

Эльфийка была невысокой, где-то по плечо темному, так что ей приходилось задирать голову, чтобы смотреть Флэссу в глаза. По меркам светлых эльфов, ее жемчужного цвета волосы имели скандально короткую длину – всего лишь до лопаток. Неровно остриженная челка падала на глаза цвета весенней листвы. Нельзя сказать, что девушка была сказочно красива, лицо ее было милым, и не больше, но у Флэсса будто бы мозги закоротило. Одета девушка была в длинную широкую безрукавку, перехваченную тонким пояском, и хлопковые свободные бриджи. Темный понимал, что со стороны выглядит полным идиотом, что надо согнать с лица глупое выражение и сказать что-то остроумное, но… Продолжал стоять и пялиться на ехидно улыбающуюся девушку.

– Темный, а темный, – протянула светлая и потыкала пальцем Флэссу в грудь. – Ты живой вообще? И не надо делать вид, что ты от моей неземной красы дар речи потерял, все равно не поверю.

Эльф хотел было возмутиться: дескать, да, потерял, но потом понял, что таким образом окончательно выставит себя идиотом.

– Прости. – Он искренне улыбнулся. – Просто мне первый раз попалась светлая, с которой можно нормально разговаривать. Твои сородичи… как бы это сказать…

– Высокомерные зануды? – Эльфийка лукаво посмотрела на Флэсса. – Ты это вчера очень красочно расписывал моему любимому дубу.

Мужчина поперхнулся и изумленно посмотрел на девушку.

– Ты что, вчера тут тоже была? – наконец сумел выдавить он.

– И позавчера, – усмехнулась светлая, насмешливо блеснув глазами. – И три дня назад тоже. Кстати, должна сказать, ты повторяешься. Я твой нехитрый монолог уже наизусть знаю.

Флэсс вспомнил, что именно он говорил позавчера, после встречи с советником Повелителя по внешним вопросам, и покраснел.

– Ты еще и краснеть умеешь! – восхитилась эльфийка и подозрительно прищурилась. – Ты точно темный? А то и кожа у тебя светлая, и волосы не белые…

– Темный, можешь не сомневаться, – буркнул уязвленный эльф и поинтересовался: – Что ж ты сегодня решила показаться?

– По той же причине, по которой ты жаждешь общения со мной, – хмыкнула девушка, убирая челку с глаз. – Не ты один считаешь моих сородичей несносными занудами.

– Да уж, – рассмеялся Флэсс. – Такое понятие, как нормальное общение, вашим, как я понял, не знакомо.

Эльфийка улыбнулась и протянула руку:

– Тирэль.

– Флэсс. – Темный поддался порыву, и вместо пожатия эльфийка получила поцелуй в раскрытую ладонь. – Очень приятно.

– Каков наглец, – восхитилась Тирэль, выдернув ладошку из рук мужчины. – Расскажи-ка мне, Флэсс, что в мире творится? А то здесь меня считают блаженной и серьезных разговоров не ведут.

И темный, счастливый, что предмет его симпатии не сбегает, послушно начал рассказывать девушке о последних событиях.

66
{"b":"234159","o":1}