ЛитМир - Электронная Библиотека

– Разберемся, – уклончиво пробормотала я, про себя решив, что сидеть в комнате всю неделю точно не буду. – Лучше скажи мне: как ты собрался со мной снимать комнату? По-моему, это будет полный срыв нашей маскировки…

– Я буду под пологом невидимости, – пожал плечами Алекс, и я поняла, что он уже давно все продумал, зря сомневалась. – Моего полога даже засечь никто не сможет… Ладно, это все лирика, нам хорошо бы уже собираться.

Как ни странно, за эти два месяца я обросла вещами. Это при том, что ни Алекс, ни тем более я территории убежища не покидали. Я торопливо бросила в объемную сумку кое-как сложенные платья, штаны и рубахи. Затем пришел черед книг и разных безделушек, которыми меня баловал любимый. Критически осмотрела комнату – вроде как ничего не забыла.

– Ты все? – Сильные руки Алекса обвили мою талию.

– Кажется, да, – с наслаждением откинулась спиной на его грудь и расслабилась.

Он развернул меня лицом, потерся кончиком носа о мой и тихо сказал:

– У нас еще есть полчаса, и совершенно неизвестно, когда я смогу вновь к тебе прикоснуться, поэтому…

Я поднялась на носочки и заткнула ему рот поцелуем.

Глава 2

Столица Третьего мира встретила меня шумом и разнообразием запахов. Я вертела головой, с интересом рассматривая первый иномирный город в своей жизни.

Аэрив не был похож на наши современные города, а потому в нем не было типовых прямоугольников многоэтажек, асфальтовых дорог и тысяч машин, которые укрывали любой мало-мальски большой населенный пункт моего мира тучей выхлопных газов. Здесь же по брусчатке резво носились кареты и просто всадники, а дома были вполне красивой, не однотипной архитектуры и максимум в три этажа. И никакой грязи на улицах! Даже конского навоза не было! Эта чистота сразила наповал!

Зеленые улицы, удобные лавочки, уютные кафешки на каждом углу – не с первого взгляда, конечно, но я влюбилась в этот город.

Неторопливо шла по брусчатке, озиралась по сторонам и изо всех сил старалась не косить глазами направо, где под пологом невидимости невозмутимо шагал Алекс. Время от времени мне казалось, что было бы намного проще, если бы я его тоже не видела. А то рискую заработать косоглазие и репутацию какой-то шизофренички, которая видит то, чего не видят остальные…

Сейчас в Аэриве было начало лета, пора вступительных экзаменов, а потому улицы города переполнены разумными обоих полов и всех возможных рас. Я честно старалась не пялиться на проходящих мимо нелюдей, но ничего не могла с собой поделать. В конце концов, не каждый день видишь на улице тех, о ком до сих пор только читала!

– Значит, так, – коснулся моего локтя Алекс, привлекая внимание. – Сначала идем снимать тебе комнату, а потом – по лавкам, за покупками.

Я, подняв руку, поправила правую сережку. Еще в убежище мы проработали систему знаков. И этот означал, грубо говоря, «да».

Алекс пошел впереди меня, показывая дорогу, и мы очень быстро вышли на аккуратную тихую улочку недалеко от центра. Любимый уверенным шагом подошел к единственному одноэтажному домику в тупике.

– Слушай сюда, – торопливо заговорил он, остановившись у двери, выкрашенной в темно-красный цвет. – Зайдешь, спросишь, не сдается ли комната. Если предложат заплатить больше золотого за неделю – кстати, вот тебе деньги, – протянул мне небольшой, туго набитый мешочек, – торгуйся. Я подожду тебя здесь.

Тяжело вздохнула, бросила на Алекса косой взгляд и решительно постучала в дверь. Несколько минут ничего не происходило, а потом раздались шаркающие шаги.

– Кто там? – произнес скрипучий голос.

– Простите, – попыталась, чтобы это прозвучало как можно более просительно. – У вас случайно комната не сдается?

– Может, и сдается, – ответили мне. – А ты от кого?

Алекс не спешил мне на помощь, потому пришлось импровизировать.

– Видите ли, я первый раз в столице и ничего тут не знаю, – громко вздохнула я. – Гуляла по центру и случайно забрела сюда. У вас тут так хорошо! Вот я и подумала – может, мне удастся пожить здесь до вступительных испытаний…

Дверь распахнулась, явив сухонького старичка лет семидесяти, опиравшегося на клюку. Некоторое время он пристально меня рассматривал, затем, видимо, сделав какие-то выводы, обронил:

– Золотой в неделю. И торг неуместен. Устраивает?

– Вполне, – закивала я. – Если комната мне понравится…

– Понравится, – усмехнулся старичок и лукаво посмотрел на меня удивительно молодыми серыми глазами. – Пошли.

Хозяин дома провел меня через длинный коридор и подошел к самой дальней комнате.

– Заходи. – Он толкнул дверь и отошел в сторону.

И комната действительно мне понравилась.

Она была не очень большой, так что из мебели в ней помещались только узкая кровать, небольшой письменный стол, стул и комод. Зато имелось окно на полстены с широким подоконником, которое выходило в сад. Когда я в него выглянула, заметила вытоптанный пятачок прямо под окном.

– Не имею ничего против, – скрипуче рассмеялся старичок. – Главное, цветы не рви, а так можешь хоть всю ночь с этого подоконника прыгать.

– Спасибо, мне здесь очень нравится, – от души поблагодарила хозяина, отсчитывая три золотых.

– Пожалуйста, – усмехнулся он в ответ и протянул мне два ключа. – Серебристый от дома и золотистый от комнаты. Гуляй, сколько хочешь. Можешь даже друзей приводить, главное, шумных вечеринок не устраивай.

Я еще раз поблагодарила старичка и, бросив сумку, выбежала из дома. Алекс, все так же стоящий рядом с дверью, улыбнулся и, поманив пальцем, развернулся и зашагал к центру. Мне ничего не оставалось, как поспешить за ним.

– Теперь идем в гномий банк. – По дороге Алекс принялся объяснять, куда направляемся. – Стипендия в академии, конечно, есть, но на нормальную жизнь ее не хватит. Я еще несколько месяцев назад успел открыть на твое имя счет. Той суммы, что на нем находится, тебе должно хватить как минимум на год. Если будет не хватать – скажешь мне, добавлю. Сейчас только нужно будет подтвердить личность, чтобы получить к нему доступ.

Через некоторое время мы подошли к зданию в центре, которое архитектурой мне напомнило католический собор. Подтверждение личности заняло несколько минут, в результате чего я стала обладательницей расчетного рисунка на внутренней стороне запястья. Рисунок представлял собой что-то похожее на небольшой, примерно с грецкий орех, круглый кельтский узор, и я, некоторое время рассматривая его, пришла к выводу, что он мне нравится.

Похода по лавкам описывать не буду, потому что шопинг в таких количествах – настоящая пытка. Да к тому же Алекс жестко контролировал все мои покупки, безапелляционно отметая то, что считал ненужным. Так что я не получила никакого удовольствия. Оторвалась только в рядах с одеждой, где он вдруг оставил меня одну, предупредив, что вернется через полчаса. Все покупки донести домой никак не могла и по совету как раз вернувшегося Алекса, наняла носильщика.

У порога моего временного дома любимый быстро меня поцеловал и, грустно улыбнувшись, попрощался. Ох, когда теперь сможем нормально поговорить?..

В свою комнату я ввалилась уставшая. И единственное, чего хотела в этой жизни, – спать. Однако сразу зарыться носом в подушку не получилось, так как гора покупок на моей кровати как бы намекала, что неплохо бы ее разобрать. Тяжело вздохнув, принялась за дело. Было немного грустно оттого, что мы с Алексом не увидимся целую неделю, а потом нам придется играть на публику неизвестно сколько времени.

Неожиданно обнаружив на подушке перевязанную стопку книг, нахмурилась: точно помню, в книжные лавки мы не заходили… Присмотрелась и обнаружила под перевязью сложенный листик. Осторожно его вытащила. Странно, но он был совершенно чистым. Я немного повертела листик в руках и уже думала было смять, как на нем проступили слова:

«Уверен, что ты проигнорируешь мои просьбы меньше выходить из комнаты. Потому вот тебе еще несколько книг, которые было бы желательно выучить. До встречи на вступительном экзамене».

7
{"b":"234162","o":1}