ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказавшись в полутемном помещении, начала часто моргать, позволяя глазам привыкнуть к тусклому искусственному освещению после ощущения столь ярких солнечных лучей. Удивительно было видеть вместо электрических лампочек живые огоньки, блуждающие по периметру стен. Когда смогла спокойно осмотреться, заметила, магазин пустынен, только множество стеллажей с отдельно освещенными прозрачными витринами, а на задней стенке разноцветные шкафчики с подписанными небольшими выдвижными ящиками, словно картотека в библиотеке. Заметив возле входа невзрачный стульчик, поспешила к нему, пока ее спутник не оккупировал его, но только сделала пару шагов по направлению к спасительной цели, как сбоку раздались кряхтящие звуки.

— Очень рад. Вы, наконец, пришли. Я ждал вас. Меня зовут Гертальд — мастер защитных амулетов, — высокопарно представился сухонький старичок, но быстро понял, это также ничего не говорит посетительнице, хотя был известен во всем мире, правда среди магической знати. На вид ему аж никак нельзя было дать меньше тысячи лет — настолько морщинистым, дряхлым и высохшим он казался. Большая с проплешиной голова, тонкое худощавое строение, и такая же покрытая пылью одежда, что наводило на мысль, с течением времени они вместе превращаются в прах и дедок ее никогда не снимает. Хотелось даже убедиться, а его самого моль не подъела? От этой мысли ей стало смешно, только попыталась скрыть свои несвоевременные эмоции.

«Конечно же, ты ждал. Продавцы всегда ждут покупателей», — оборачиваясь на голос, подумала Клеопатра, надевая на лицо маску приветливости.

— Вы пришли за оберегом для юной волшебницы, — продолжил маленький подслеповатый старичок с огромными толстыми стеклами роговых очков, что глаза казались выпученными как у лягушки, хотя сам больше походил на черепаху, недавно покинувшую свой панцирь. За его спиной уже маячил разительно молодой волшебник лет тридцати. Настороженный, с быстрыми движениями, напоминал зайчика-хвастунишку. Ему только не хватало пушистого белого хвостика, и тогда бы Лео точно не смогла бы сдержать смех.

«Щеголь», — желая подавить в себе веселье, добавила в мысленной тон пренебрежения, подметив, одет он с иголочки: камзол новый из довольно интересной ткани.

Ей показалось, стоить одежда должна недешево, да и серебряные с блистающими белыми и красными камнями запонки говорили, волшебник любит хорошо выглядеть, а оценив и прислушавшись к ощущениям, уверилась, не для защиты это все. И если ее спутник излучал силу и мог защитить, то этот теперь вызывал только жалость, но почему именно это чувство, понять не могла.

— Артефакты тоже ждали вас, моя милая, — Гертальд не спрашивал, лишь утверждал, а сейчас заметила, вещи на витринах начали издавать звон, как ей показалось, переходящий в ультразвук. — Нужно подобрать вещь, входящую в гармонию с вашей магией.

«Какая проницательность. Можно подумать ты продаешь еще что-нибудь кроме волшебных амулетов и оружия, и они не обладают собственной магией, чтобы подойти каждому. Тоже мне прорицатель», — неприязненно подумала, но на лице снова не отразилось ни одной мысли.

Лео очень хорошо помнила школу, где учили сдерживать эмоции — притворяться быть самой приятной личностью, даже если человек, с которым приходится иметь дело, ужасно раздражает. И только по причине, именно он на данный момент нужен, вести себя соответственно.

Пока старичок лазил на верхнюю полку за какой-то серой бархатной коробчонкой, а волшебник-щеголь собирал еще несколько с других, Лео обернулась посмотреть на спутника, но тот уже сидел на том самом стульчике, который еще недавно так хотела оккупировать. Он ухмылялся, смотря куда-то на стеллажи, словно сквозь нее.

«Потрясающе! Мало того, что мне холодно, ноги нещадно болят, так еще и стой тут как постамент…»

— По-моему жемчуг со дна Вечно Мерзлого Озера, которое еще просто называют Мерзлым Озером, на волосе единорога вам подойдет, как раз будет подчеркивать белизну вашей кожи. Вот, взгляните, — приветливо предложил хозяин магазина, доставая украшение из невзрачной, по сравнению с драгоценностью, коробки.

— А разве украшения не выбирают из выставленного ассортимента? — поинтересовалась, уже сомневаясь в способностях продавца предоставить ей что-то стоящее, ведь не любила жемчуг, а громкое название ничего ей не говорило.

— Боюсь, в данном случае необходимо подобрать вещь не для эстетического вкуса, а для ее гармонии с магией. Мы потому и считаемся лучшими ювелирами в магическом мире, что можем не только сделать соответствующую вещь магически совершенной, но и подобрать ей наилучшую форму.

Лео недовольно кивнула, с мыслью, неужели ей придется носить подобную безвкусицу, аккуратно взяла украшение в руки, застегнула на шее. Жемчуг озарился яркой вспышкой, спровоцировав маленький взрыв, заволакивая помещение густым черным дымом. Когда Гертальд взмахом руки с зажатым в ней кулоном браслета очистил помещение от дыма и копоти, все увидели, жемчуг на ее шее почернел и начал осыпаться пылью на белую блузу. Обожженный волос единорога, прилип к белоснежной коже, оставляя грязные следы и липкую паутинку обожженной магии.

«О да, — мысленно усмехнулась Клеопатра. — Определенно подчеркивает белизну моей кожи. Хорошо, хоть голову не оторвало».

— Моя вина, ошибся, — улыбнулся продавец, словно ничего не произошло, но Лео отчетливо поняла, и за этот испорченный экземпляр заплатит волшебным золотом.

«Точно все включит в цену подходящего амулета», — немного неприязненно подумала, взглядом оценивая повреждения и пообещав себе впредь быть осторожней.

— Нет, нет. Это совсем не то, — вполне спокойно возразил старичок, залезая под стол за следующей вещью, а щеголь начал подбирать все новые, словно оценивая ее способности и отбрасывая виды воспроизводимой магии. — Надо что-то такое, что будет взаимодействовать с магией, а не конфликтовать. Здесь нужен более тонкий подход и магически устойчивое соединение.

Лео посмотрела на спутника, желая прочесть на его лице, в рамках ли нормальности происходящее, но тот, казалось, без всяких эмоций уже разглядывал мир за окном.

— Струны энергии душевной организации дракона и серебро? — предложил продавец тонкий изящный браслет, который вполне мог бы ей понравиться, если бы металл не был таким темным.

Волшебница аккуратно взяла его в руку, но как только хотела его надеть, почувствовав приятное тепло, как Гертальд выхватил из ее рук вещицу, бормоча что-то, похожее на «необходимо более древнее».

— Перо с крыла пегаса, законсервированное в платине, украшенное молодыми чистыми изумрудами? — ободряюще протянул кулон на довольно массивной цепочке, что в общем привлек ее внимание, порождая заинтересованность.

Но не успела Лео прикоснуться к зеленовато-желтой цепочке, как платиновый кулон сам отпрыгнул на край стола, издавая непонятный визг.

— Тоже нет, не та мощь — какая привередливая… неужели нужен индивидуальный амулет, — складывая товар в коробочку, произнес, начиная терять терпение.

Она подняла глаза на украшение в следующей коробке, которую подсовывал под руку мастера «щеголь» и увидела красивое золотое кольцо увенчанное сферой, в которой, клубились облака, закручивались торнадо и беспрерывно били молнии.

— Кольцо с пророческой силой Жанны д'Арк, заключенной в сферу? — предложил украшение Гертальд, но заметив, кольцо, еще находясь в платке на его руке неимоверно нагрелось, взаимодействуя с магией волшебницы, которая даже не успела притронуться к магической вещи, быстро убрал в защитный футляр. — Нет? Ну ладно.

— А нет ли какого-то определяющего артефакта, для экономии драгоценного времени? — уже взъелась Лео, раздраженная пустыми предложениями и злая от усталости.

— Обычно, волшебники приходят в более молодом возрасте, когда магия не сформировалась окончательно и тогда… — стал пояснять продавец, чувствуя себя виноватым, словно раньше никому так долго не подбирал амулет.

— Подходит практически любая вещь, относящаяся к определенному виду магии. Гертальд предлагает вам больше ювелирной магии и кулоны в частности из-за магической вещи на вашей шее, — пояснил дем Гор, видимо, не только успокаивая ее, но и давая понять продавцу, где могла закрасться ошибка.

12
{"b":"234180","o":1}