ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Севем, ты должен будешь появиться на ужине, но желательно и на обеде, — из зеркала вышел Сирсилис.

— Никому я ничего не должен, — прорычал Главный Защитник, загораживая собой маленькое сокровище, переливающееся всеми цветами.

— Что ты собираешься делать? — подходя ближе, заинтересованно спросил гость.

— Не твое дело.

— Мне тоже очень жаль, но в любом случае…

— Пошел вон, — угрожающе прорычал уже собираясь вышвырнуть его магией. — Или ты хочешь не дожить до конца этого года? Могу устроить и прямо сейчас.

— Севем…

— Ты плохо меня понял, Тартос? — понижая голос, поинтересовался Главный Защитник, не позволяя спорить.

— Нет, я уже ухожу.

«Надо было заблокировать зеркало, хотя и сейчас не поздно».

Когда уход Сирсилиса возвестил скрежет и вспышка золотого света, Севем быстро нарисовав, наложил на зеркало блокирующие чары и вернулся обратно к столу.

— Так, сначала ее нужно увеличить, — пробормотал и начал вспоминать, где у него книга, в которой подробно описан необходимый ритуал.

«Надо отправляться в родовой замок», — пролетела мысль, и он решил закутать артефакт в защитные чары.

Воспользовавшись золотым порошком, отправился в свой замок, думая о появившемся шансе вернуть все на круги своя.

«Не даром же она дарила мне эту радугу, и было так угодно, чтобы это сокровище удачно поймалось, если это все-таки сделала Клеопатра.

Да, пойду на ту сторону и приведу обратно всех, кого найду, если пройду. Меня же еще могут не пустить, иначе бы многие позабирали своих любимых и родственников».

— А вот и ты, — усмехнулся он, раскрывая нужную книгу.

— Хозяин вернулся, — прошелестел услужливый слуга.

— Нет, хозяин ненадолго и вернется не скоро, — ответил дем Гор, ругая себя, за разговоры о себе в третьем лице.

С неяркой вспышкой слуга исчез, намереваясь не мешать, так как Севем сделал тому знак оставить его в покое.

Взяв еще несколько книг из этой секции, Севем вернулся в свои апартаменты в Крепости и заперся в личной лаборатории, не желая быть побеспокоенным.

«Сначала попробуем призвать», — подумал, начерчивая на каменном полу гектограмму при помощи синего светящегося порошка из специального комплекса веществ и порошков для настройки порталов.

— Хорошо, — снимая плащ, тихо шепча продолжил, потому как в помещении заметно потеплело от такого количества вещества, отдающего энергию в виде Горящего света.

На улице уже стемнело и снова начал накрапывать дождь. Неприятно барабаня по карнизу окон под самым потолком, вынуждал наложить временное заглушающее заклинание на стекла и зажечь ритуальные свечи.

«Теперь нужно поставить на середину радугу и увеличить ее».

Но, заглянув в книгу с описанием, понял, чуть не ошибся и стал читать заклинание, приводящее в действие портальный переход.

На углу каждого луча вспыхнул яркий огонек, оповещающий о работоспособности системы. Все огни разного цвета, отвечая соответственно за вид представляемой магии, и двумя фонтанами били огни жизни и смерти, как двойная арка, из которой должны появляться призываемые люди.

«Хорошо, все идет как надо. А вот теперь нужно опоясать все это радугой».

Увеличив подаренный природный артефакт, Севем стал отдельным заклинанием прикреплять ее к каждому огоньку, а когда круг замкнулся, наконец, смог увидеть вход в другой мир. Он выглядел нечетким с его стороны, словно со смазанными красками и движущимися пятнами по другую сторону.

«Неужели я у цели? Мерлин, помоги мне удержать все это».

Но как только начал читать призывное заклинание, радуга лопнула и, сжавшись, снова стала маленькой, а все огни погасли от образовываемого завихрения ветра.

«А это говорит, с помощью радуги я не могу никого призвать, слишком у меня мало магической силы для этого, — обреченно подумал, прочитав очередной абзац книги, когда заметил — что-то пошло не так. — А чтобы перейти на ту сторону, нужно ждать минимум Йоль, когда вся магия будет бушевать, и все артефакты притянут магическую силу, находясь на пике своих возможностей».

Раздался стук в дверь и Севем вздрогнул, отходя от собственных мыслей. Только сейчас заметив, утро уже давно наступило, понял — он пропустил не только вчерашний обед, но и сегодняшний завтрак.

* * *

Лео начала приходить в сознание, ощущая творимое над ней колдовство. Сразу почувствовала, рану на груди хотят заживить, но откуда это знание пришло, понять было невозможно.

«Как же больно, но я должна остановить их, иначе они меня убьют», — подумала, через силу сосредотачиваясь и открывая глаза, немного осмотрелась.

— Стойте, — еле дыша, прохрипела, чувствуя, как из уголка ее рта потекла струйка чего-то липкого.

«Ненавижу, когда что-то течет по лицу», — проснулась брезгливая мысль и тут же угасла под напором боли — стало как-то все равно, что и где течет.

— Ребро прошло через сердце и легкое.

«Поверьте мне, пожалуйста».

Клеопатра видела, как окружающие разговаривают, но не слышала ни звука из-за шумевшей в голове крови и ужасной пульсирующей боли во всем теле, молоточками отдающейся по ранам и нервным окончаниям.

Подошел Защитник дем Гор и влил ей в рот восстанавливающее кровь лекарство, которое легко можно было определить по горькому вкусу и остаточному ощущению, как после прогорклого масла.

«Спасибо, ты всегда знаешь, что мне нужно, столько крови потерять. А это откуда я знаю? Ладно, потом разберусь, сейчас главное — выкарабкаться. Неужели Арсену всегда так достается? Тогда мне его искренне жаль, а еще больше жаль себя, ведь на этот раз «удачливей» оказалась я, а не он. Ой, на колени становится, что же ты делаешь? Спорят о чем-то. Мне срочно нужно домой, здесь не смогут помочь. Домой».

Лео напряглась, желая переместиться в другое место: от охватившей сильной боли стала дышать чаще, но легче, стараясь не тревожить не только кость в груди, но и поврежденные ткани вокруг нее.

«Еще лекарства, наверное, не менее неприятные. Сколько же можно?!»

Через несколько секунд упорного выброса магии, почувствовала, как стало немного легче, а главное, у нее начало получаться перемещение.

Яркая вспышка.

«Я дома», — почувствовала всем телом, но, открыв глаза, увидела, находится в совершенно незнакомой комнате: высоченный лепной потолок, огромные окна, вишневого цвета шелковое белье на кровати, светлый, почти белый паркет.

— Госпожа, — вскрикнул только появившийся Зерка.

— Оставь меня. Аврель, ты тоже, — прохрипела, и каким-то новым появившимся чувством зная о присутствии посторонних, выставила вокруг комнаты мощную защиту, сотканную из мельчайших частиц эмоций.

«Теперь никто не помешает мне», — пролетела уверенная мысль, когда немного расслабила напряженные мышцы.

Перед глазами появилась странная пелена и светлые цвета приобрели легко свечение, начиная резать чувствительные органы. Из-за туч вышло яркое солнце и на белый широкий мраморный подоконник упал широкий солнечный луч. Он казался слишком ярким и это заставило волшебницу прищурить глаза, а поэтому и не сразу поняла, когда этот луч оформился в прекрасную женщину с тонким строением и большими глазами цвета летнего неба, с расходящимися цепочками молний от зрачка.

— Не пугайся, — мягким журчащим голосом предупредила гостья, присаживаясь на кровать возле Лео, вызывая огромное желание довериться.

— Кто вы, — прохрипела молодая волшебница, чувствуя на языке собственную кровь.

— Я та, кто может помочь тебе, но наша встреча должна остаться тайной. И, к сожалению, это единственный раз, когда я могу это сделать, но я научу тебя исцелению.

— Кто вы, — повторила свой вопрос Лео так и не найдя в себе сил отвести взгляд от прекрасных властных глаз незнакомки.

— Не дергайся, тебе это вредно.

— Что вы хотите взамен?

— О, совсем ничего… всего лишь твою душу.

— НЕТ! — воскликнула Лео, не позволяя себе даже допускать мысли о подобном.

66
{"b":"234180","o":1}