ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я ведь не хочу, чтобы ты уходил и здесь я не только по приказу Светоса — прислал меня с отказом на твое заявление».

«Ах, вот в чем дело — тебя Светос отправил, — пытаясь отвлечь себя на любую другую тему, думал Севем. — Он знал, кого нужно делать посланником, чтобы получить желаемый результат».

«Сделай же хоть что-нибудь», — не слыша его мыслей, просила Клеопатра, сама не зная, насколько ему сложно сдерживать себя.

«Если я хоть что-нибудь сделаю, ты окажешься в соседней комнате, и не выйдешь оттуда до завтрашнего утра. Это я тебе гарантирую. Неужели ты думаешь, я смогу тебя отпустить?

Но извини, я не должен давать тебе такую надежду.

И возможно, если ты будешь вдали от меня, война с Жнецами, да и Охотниками, ровно как с остальными колдунами тебя не заденет и твое сердце не разобьется», — думал, мягко отстраняя ее от себя.

— Не знаю, что вы себе вообразили, но Крепость — не место для любовных отношений. Во всяком случае, с Защитниками, поэтому будьте любезны, не обременять меня подобными действиями.

«Прости меня Вишенка, так будет лучше для тебя».

— Значит ли это, что вы не собираетесь покидать Крепость? — с видимым спокойствием поинтересовалась волшебница, поправляя свою прическу, пребывающую в художественном беспорядке.

«И куда же я от тебя денусь? Неужели ты думаешь, я брошу тебя, маленькая фея?» — умилился Севем, но на словах решил быть менее категоричным:

— Возможно.

«Нет. Что же тогда только что было? — снова послышались отчаянные мысли Клеопатры, в которых чувствовались нотки затаенной обиды. — Выходит, его реакция была бы точно такой же, если бы в дверях оказалась та же Пенелопа, Танна или Бонни?»

«Вишенка, какая же ты еще маленькая, — с нежностью ответил на ее мысли. — И наивная. Тоже мне, сравнила. Ты и Бергалини… Формы у нее еще даже очень ничего, а вот мозги где-то растеряла».

«Ему просто нужна женщина, — продолжала рассуждать гостья, не слыша мыслей Севема. — А я попалась под горячую руку. Везет же Музе, она влюблена в Сирсилиса, он у нее есть, и похоже, в ближайшее время они расставаться не собираются».

«Да нет же! Как ты можешь так думать? Если бы мне так нужно было, в Крепости полно простушек — две капли коричного ликера и…»

«Мерлин, он не мог не прочесть мои мысли… а сны?»

«Конечно, читаю — ты же не удосужилась поставить хоть слабый блок».

«Да и сейчас читает.

Дура.

Блок».

Поток мыслей волшебницы сразу стал слабее, и если не прислушиваться, то можно было принять их за фоновый шум, но укрепив свой ментальный щит, почувствовал, как все неприятные ощущения постороннего шума пропали.

— В любом случае, в вашем прошении отказано, но, вопреки всему, я здесь не для переубеждений.

«Да? И для чего тогда все это было? А блок хилый, при желании разбивается как обычное стекло, но лезть не буду. И так насмотрелся — всю ночь будут сниться разные сцены».

— Я лишь хочу спросить, — продолжала эмоционально нестабильная Клеопатра. — Почему?

«Потому что я не хочу жить без тебя.

Да.

Именно ты мне нужна и вовсе не из-за поразительного сходства с Шерри».

— Вы уверены, что хотите знать ответ? — слегка приподняв бровь, съязвил Севем, ругая себя за ведение подобных разговоров.

Клеопатра слегка прищурила затуманенные глаза, прикидывая варианты дальнейшего разговора в уме и решая вселенский вопрос о бытии.

— Сомневаюсь, а по сему — всего хорошего, прощайте.

Не дожидаясь ответа, она выскочила за дверь, но когда Севем выбежал за ней вслед, желая остановить, коридор оказался пуст.

«Все должно было быть не так.

Стоп. Прощайте? Это что значит? Надеюсь, у тебя хватит ума не выброситься из окна какой-нибудь башни или последнего этажа замка?»

Он зашел обратно в гостиную своих апартаментов и, закрыв за собой дверь, сел перед камином в кресло, шепча заклинание:

  Огонь — ты кузница тепла,
  Сожги все угольки дотла.
  Со светом Крепость обойди,
  И Вишенку мою найди.
  Ее мне спешно покажи —
  И сгинь иллюзией во лжи.

Он был уверен, заклинание сработает, пусть и не составлено по всем канонам волшебства. Не может бездействовать, так как они уже связаны эмоционально, хоть эта связь и останется ощутимой недолго.

В тот же момент огонь вспыхнул ярко-желтым пламенем, показывая невдалеке огромное окно, на подоконнике которого сидела волшебница и горько плакала. Вид словно сверху, где должен гореть факел, но картинка оставалась четкой.

«Кажется это возле Башни Звезд — там часто встречаются влюбленные парочки, — подумал Севем, и огонь, пустив рябь по изображению, стал прежним. — Я только побуду рядом, а то вдруг решит что…»

Наложив на себя несколько комплексов рун, желая стать невидимым, Главный Защитник направился тайными переходами к показанному огнем месту. Быстро поднимаясь по лестницам, даже не обращал внимания на сбившееся дыхание, стараясь скорее достигнуть цели.

— Привет, — услышал Севем голос ненавистного Арсена, как только осторожно подошел к плачущей фигуре Клеопатры.

«Арсен, иди отсюда, пока я тебя не заколдовал. Именно тебя здесь и не хватает для полного счастья», — сжал он руку в кулак, чуть ли не выпуская из кольца искры от перенапряжения магического поля.

— Виделись уже, — тяжело вздохнув, отозвалась Клеопатра, вытирая слезы.

— Что-то случилось? — участливо поинтересовался Линкс, присаживаясь напротив нее на подоконник.

— Арсен, тебе больше нечем заняться? — раздраженно бросила волшебница, смотря в окно, выказывая полную незаинтересованность в нем.

«Молодец, Вишенка. Так ему!» — мысленно усмехнулся дем Гор, чувствуя, как его захлестывает собственническое чувство, не терпящее рядом с Клеопатрой посторонних парней.

— Я же вижу, у тебя что-то случилось, — пододвигаясь ближе к ней, настаивал брюнет, которого так и хотелось придушить.

— Займись лучше Музой, она все время глазки тебе строит, — смерив его презрительным взглядом, Клеопатра снова стала смотреть в окно.

— С ней все нормально.

— А ты знаешь, с кем она встречается? — уже более заинтересованно, спросила, бросив хитрый взгляд на собеседника.

— Эм… да.

— И как ты на это смотришь?

— А ты откуда об этом знаешь? Кто еще знает?

— Все Защитники и, наверное, Светос, но если покрывает, то это не значит, что волшебный мир в лице Совета Этики одобрит подобный взрыв эмоций…

— Что?! — громко воскликнул Арсен. — Причем здесь волшебный мир в лице Совета Этики, ведь она с Раельдом встречается.

«Ну и трепло же ты, а с Раельдом Муза не встречается, а по уши влюблена в твоего бесценного крестного… одного из них. Думаешь, она за компанию оплакивала его на похоронах? Мне Драхем рассказывал, так что я уже сделала свои выводы».

— Опа, — усмехнулась Клеопатра, узнав новую для себя информацию. — И давно?

— Где-то с середины сентября.

— А тебе самому Муза не нравится? Она вполне симпатичная волшебница, — продолжила Клеопатра, наколдовывая себе подушку для удобства и присаживаясь на нее.

— Она — моя подруга, чуть больше чем знакомая, а не в том смысле, что ты надумала.

— Правда? Никогда не видела вас вместе.

— И почему все думают, раз мы друзья, то обязательно должны встречаться? Или ты на что-то намекаешь? — воинственно осведомился Арсен, не услышав предыдущих слов собеседницы.

«Друзья? Впервые слышу об этом».

— Остынь. Мне все равно, где твоя Муза и с кем, хоть с самим Светосом, хоть с Рексом.

— А что ты говорила по поводу Совета Этики, и как это все касается меня?

«Муза от всех своих друзей скрывает? Это уже интересно. А как на счет большой тайны, которая мгновенно становится всем известна?»

— Ты сам сказал, она — твоя подруга, а вот если ее поймают…

71
{"b":"234180","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правда о деле Гарри Квеберта
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Разводы (сборник)
Комиссар Гордон. Дело для Жаби
Игры стихий
Махинация
Мой ребенок слишком много думает. Как поддержать детей в их сверхэффективности
Наследница проклятого мира
Это не сон