ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Солерон знает? — перебил ее речь юноша, не давая закончить мысль.

— Какой из?

— Драхем.

— Скорей всего, если это не серьезно, а…

— Что значит «не серьезно»?

— Ты вообще дослушиваешь, что тебе люди говорят?

— Да.

— А вот не заметно. Знаешь, Арсен, если ты хочешь узнать, насколько все алхимики осведомлены о связях твоей подруги, то это нужно спрашивать у Пенелопы — это она у нас разносчик сплетен.

— А если у них все серьезно? — переходя на шепот, полюбопытствовал Линкс, пододвигаясь еще ближе, словно завербовался заговорщиком, и они обсуждали какой-то план.

— Он что, сделал ей предложение?

— Какое еще предложение?

— Руки и сердца, конечно же, — раздраженно откликнулась, явно жалея о затеянном разговоре.

— А, нет. Не знаю. А тебе кто-нибудь в Крепости нравится? — неожиданно для нее спросил он, убирая с ее лица поблескивающий в лучах яркого солнца локон.

«Убери от нее руки, болван», — яростно дыша, подумал Севем, делая шаг к стене, дабы не быть услышанным даже на эмоциональном уровне.

— То есть ты спрашиваешь, нравишься ли мне ты, — заключила Клеопатра, весело улыбнувшись, словно радуясь подобному предложению.

— Вообще-то, я встречаюсь с Соней.

«Вишенка, я тебя умоляю, только не соглашайся на его предложения», — разозленный Севем так и хотел откинуть руку брюнета с ее коленки, желательно причинив как можно боли при этом, а возможно и задержать в кулаке, ломая мелкие кости.

— А за кого же ты тогда спрашиваешь? За Мерджи? — она захихикала, явно забавляясь ситуацией. — Или за Сайренса, а может, за Раельда?

— С чего ты взяла, что я спрашиваю об обычных обитателях?

«Ах, ты Сирсилис сволочь, Арсена подослал!»

— И кого же ты имеешь в виду?

— Тебе нравится наш Защитник дем Гор? — скривившись, спросил он, словно на самом деле хотел спросить не это.

«Арсен, какую игру ты затеял?» — не унимался Севем, уже строя планы по поводу разговора с Сирсилисом.

— Он хороший Главный Защитник. Уверена, в тысячу раз лучше любого из Совета Архидуайенов, а что?

«Спасибо, Вишенка за такую оценку — мне приятно».

— А почему ты так считаешь, не задумывалась?

— Он всегда защищает нашу команду — Команду Фокс, и, что бы ни случилось, все время остается на нашей стороне. Конечно, потом он может устроить «вырванные годы», то есть расскажет о твоих умственных способностях, да и узнаешь о себе много-много нового, но это будет один на один и без свидетелей твоего позора. В общем парой, казалось бы, незначительных намеков может и в грязи искупать, и в князи возвести, но чаще первое.

— А ты знаешь, в нашем замке он тоже Защитник? Но нами в основном занимается Ревер собственной персоной — может дать наказание в виде удаления сажи внутренних стен годами нечищеных каминов и их дымоходов или отправить в помощь слугам в Гильдии Пира, — посмотрев в окно на далекий пейзаж, рассказывал Арсен.

— Вот потому большинство обитателей замков и выделывают разные пакости, зная, им за это ничего не будет, и многие палочники не являются исключением, — пожав плечами, согласилась Клеопатра, смотря именно в ту тень, где стоял Севем.

— Мой отец не…

— Причем здесь твой отец? Да и ладно тебе, ты и сам обо всем знаешь лучше меня. Я вовсе не говорю, будто он был ужасным человеком, — Клеопатра вспомнила некоторые картины прошлого из случайно подсмотренных мыслей Сирсилиса, — но портить другим жизнь и заводить себе врагов круглые года, никому не стоит.

— Ты и об этом знаешь? Но откуда? И с чего ты взяла, что был? Он жив.

— Да? А где?

— В коме. Он уже больше пятнадцати лет в состоянии магической комы и не может из нее выйти, — грустно пояснил, словно все еще надеялся на что-то.

— Прости, — грустно вздохнула Клеопатра, коря себя за необдуманные слова, — я не хотела.

— Ладно, я уже давно смирился. Что ты еще знаешь?

— Не больше, чем уже рассказала, а если захочу узнать больше, расспрошу тебя, — усмехнулась, разлохматив черные мягкие волосы Арсена.

— Кстати, почему тебя не было на обеде? — резко меняя тему разговора, спросил он.

— Потому что выполняла задание Светоса.

— И что, понравилось?

Буквально в двух метрах от Севема стоял Сирсилис, снимая плащ-хамелеон.

— И снова здравствуйте, — усмехнувшись, изрекла Клеопатра, завидев Защитника.

«Неужели ты следил за ней и был в моих комнатах, но тогда должен был… И почему я тебя все время прикрываю?

Да-да, потому, что я — Глава Магнификантов».

— Сирсилис? — видимо, Арсена тоже удивило неожиданное появление волшебника.

Но Тартос не обращал внимания на крестника, а не спеша, приближался, презрительно смотря в глаза Клеопатре.

— Вы, наверное, хотите поговорить, — быстро сообразила она, соскакивая с подоконника, и через пару секунд скрылась за углом.

— Сирсилис, что на тебя находит каждый раз, как видишь ее не за проектом? — потирая лоб, устало вопросил Арсен, на самом деле переживая.

— Я же рассказывал тебе.

«Значит, Линкс знает о Шерри», — утвердительно подумал Севем, понимая, ничего изменить уже нельзя.

— Если ты хочешь ее заполучить, я думаю, тебе не стоит быть столь резким с ней.

— Ей тоже нравится наш Главный Защитник, — обреченно вздохнул Тартос, обратив свой взгляд в окно.

— И что с того? От тебя почти все волшебницы семи замков без ума.

— Мне не нужны все семь замков, а… не важно. Вот ты мне лучше скажи: ну и что они находят в нем? Как был страшным подростком, в такого же мужчину и вырос.

«А я никогда и не стремился тебе понравиться», — мысленно хмыкнул Севем, продолжая слушать разговор.

— Не знаю, но Соня как-то говорила, у него красивые руки и утонченные черты лица.

В ответ Сирсилис только фыркнул, считая данные качества смехотворными.

— Идем, чай пить, Терри обещал заскочить.

* * *

На ужин Лео так и не пошла, опасаясь встретить там Главного Защитника, поэтому попросила Зерка принести еду в комнату. Немного поев, решила выключить свет, присесть на подоконник, предварительно постелив на нем множество подушек для удобства и одеяло для тепла, если вдруг замерзнет. Она смотрела в окно на падающий крупными хлопьями первый снег, неустанно покрывающий все пространство вокруг, облачая в белые одежды величественный замок и все прилегающие территории.

«Первый снег. Так рано. В какой, интересно части света мы находимся?

Хотя… не важно. Какая разница, где находишься, если все равно нельзя выйти к людям, а когда понадобится, то можно переместиться за минуту, куда только ни пожелаешь».

Ей стало непередаваемо грустно — хотелось поговорить с кем-нибудь, но из ее знакомых на эту роль не подходил никто: Драхем — претендовал на роль кавалера, а из девушек-алхимиков ни с кем не общалась. С удовольствием можно было бы поговорить с Власом, но он сейчас был совершенно недоступен, а сестры Кальметовы… не была с ними столь близка для разделения секретов.

«Ни тебе письмо написать, ни по телефону поговорить», — с сожалением сокрушалась Лео, любуясь умиротворяющим танцем снежинок.

В дверь осторожно постучались, но проще всего было сделать вид, будто ее нет, чем подниматься, а потом рассказывать о причине такого настроения.

«Не сегодня. Я всегда рада поболтать, но все завтра».

Снежинки все падали, а Клеопатра думала о поворотах жизни, как судьба забросила ее в совершенно чужой мир. Ей даже казалось, всем остальным было легче, так как они еще детьми попали в Крепость и усваивали всю магию с детства, а ей посчастливилось попасть, будучи практически взрослым человеком, с уже устоявшимися взглядами, которые теперь еще необходимо перестраивать. Сейчас совершенно не видя своего места в этом мире, ей становилось еще хуже, словно этого места и не существовало.

«Алхимики не принимают меня, не считают достойной, сама я не чувствую себя свободно в этом мире, а все остальные — сторонятся, ведь нахожусь среди алхимиков и считают меня с ними заодно.

72
{"b":"234180","o":1}