ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Илмар уже хотел подойти к кому-нибудь из грузчиков и поговорить, когда ему помог счастливый случай и комедия с контрабандой отпала сама собой за ненадобностью. На ют из салона капитана вышла группа — дамы и господа, гости капитана. На палубе полуюта происходила церемония прощания, раздавались последние пожелания счастливого плавания и веселый гомон. Таможенный охранник, как и положено исправному служаке, сразу же поспешил туда, где его присутствие было наиболее необходимо. Главный трап на несколько минут остался без надзора.

— Пошли… — сказал Илмар Ирене. — Только иди спокойно, не торопись.

Сделав вид, будто заняты беседой, они весело приближались к судну. Илмар пропустил Ирену первой на трап, помахал приветственно кому-то на палубе, хотя не было никого, кто видел бы это приветствие, затем непринужденно и смело показывал Ирене путь к каюте Субриса.

Только не торопиться и не оглядываться — теперь все зависит от прочности их нервов. Они улыбались, но от волнения с трудом могли дышать, не оглядывались, но вздрагивали от каждого звука и ежесекундно ждали, что позади раздастся грозный окрик: «Эй, постойте! Кто вы такие и что вам тут надо?»

Наконец они оказались в тесном коридоре, отделявшем каюту Субриса от кают-компании. Илмар прикрыл дверь на палубу и, пройдя в дальний конец коридора, заглянул в машинное отделение. Внизу у машин ходили первый механик «Ладоги» и кочегар донки. Убедившись, что в кают-компании нет ни души, Илмар постучал в дверь каюты Субриса.

— Кто там? Что, пора запускать машину? — отозвался голос Субриса. Он, очевидно, решил, что за ним пришел кочегар.

Илмар кивнул Ирене и открыл дверь. Переступив порог, он приложил палец к губам и сказал Субрису:

— Не удивляйся. Сейчас все объясню…

Затем он помог Ирене войти в каюту и запер дверь.

— Полицейская проверка уже была? — спросил Илмар, притворяясь, что не замечает изумления Субриса. Маленький человек от удивления вскочил на ноги и уставился на Ирену с таким видом, будто она была чем-то сверхъестественным.

— Да, недавно осматривали… — пробормотал он в конце концов. — Но как же тогда… как же так? Вы что, вдвоем пойдете?

— А как иначе? — ответил вопросом Илмар так тихо, что пришлось повторить эти слова, пока до Субриса дошла их суть. — Познакомьтесь. Это Субрис, мой товарищ по мореплаванию. А это… Ирена. Не бойся, Субрис, она тебя не обременит.

— Н-да… — протянул Субрис, нисколько не пытаясь скрыть свое замешательство и неудовольствие. — Такого уговора у нас не было, и теперь я не знаю, как быть. Почему ты раньше не сказал, что будет второй пассажир?

Он не предлагал Ирене сесть.

— Не все ли равно — один или два? — шепотом сказал Илмар. — В бункерах места хватит, а насчет еды не волнуйся.

— Так-то оно так, но все же тебе не надо было со мной хитрить, — ответил Субрис. — Откуда мне знать, почему вы бежите? Если что-нибудь случится, у кого будут самые большие неприятности?

— Я всю вину возьму на себя, — успокоил его Илмар. — О твоем соучастии никто ничего не узнает.

— Риск все-таки большой. Я могу лишиться места и диплома. Чем тогда я на хлеб заработаю?

Наконец Илмар понял, куда гнет Субрис. Он склонился к его уху и прошептал, так тихо, что Ирена не могла услышать: — Двадцать рублей сейчас и двадцать, когда будем сходить на берег…

— Я подумаю, — сказал Субрис более уступчивым тоном. — Но как же она там будет? В бункере одежда пропадет, и потом будет не в чем на берег идти.

— У тебя не найдется старой робы? — спросил Илмар.

— Есть, но мне самому нужна.

— Я тебе заплачу.

— Но тогда мне в море придется носить выходной костюм.

— В Англии сможешь купить новый. Денег я тебе дам сегодня же.

— Готовое платье я не могу себе купить ни в одном магазине, у меня такая фигура. А шить на заказ дорого.

— За десять фунтов сошьешь у лучшего портного.

— Ну разве что…

Субрис оглядел Ирену с головы до пят, как приказчик, который оценивает фигуру покупателя, чтобы знать, какой товар ему предложить, затем полез под койку в рундук и порылся там.

— Это вам подойдет, барышня, — он подал Ирене вылинявшую, изрядно поношенную кочегарскую робу.

— Самое хорошее — оставить твое платье в каюте, — сказал Ирене Илмар. — Тогда оно не изомнется, не испачкается и в Англии будет в чем сойти на берег. Субрис, а туфель у тебя не найдется? Хоть каких-нибудь.

— Поищу, — ответил Субрис и вытащил из-под койки стоптанные шлепанцы. — В них можно ходить смело — шагов слышно не будет.

— Мне прямо сейчас надо переодеться? — спросила Ирена.

— Да, и я сделаю то же самое, — сказал Илмар. — Нельзя тут долго оставаться. Субрис отведет нас в угольный трюм.

Он повернулся спиной к Субрису и вынул из записной книжки несколько банкнот. Отдал Субрису со словами:

— Проверь, правильно ли.

Ирена не знала, как управиться с облачением в кочегарскую робу, и без Илмара дело не обошлось. Через четверть часа, когда снова зажгли лампу, переодевание находилось в той стадии, что можно было смело ожидать возвращения Субриса. Свой серый костюм и платье Ирены Илмар сложил в чемодан, который поставили под столик Субриса.

— Повяжи голову платочком, не то в волосы набьется угольная пыль, — посоветовал он Ирене. — Потом, может, разживусь для тебя шапкой.

— Мне этот человек неприятен, — призналась Ирена. — Он из тех, у кого на уме что-то дурное.

— Да, не бог весть какой порядочный, это верно, — согласился Илмар. — Но нам он ничего плохого сделать не может. Если и попытается, то ему самому это выйдет боком.

— Он скряга.

— Да, до наживы жадный. Но именно потому он нам и полезен, так как за деньги сделает все.

Вскоре воротился Субрис.

— Ну дела! — озабоченно сказал он. — Уж и не знаю, как теперь быть.

— Что случилось? — спросил Илмар.

— Приперлась к трапу целая орава полицейских. Наверно, кого-то ищут. Собираются подняться на борт.

Беглецы встревоженно переглянулись, и Субрис сразу заметил, что весть напугала их. Но ему только этого и надо было: выяснить, не слишком ли их припекло в Риге и нельзя ли из их опасного положения выжать побольше денег? Теперь он знал, что «Ладога» представляла для них больше, чем просто транспорт, и рука Илмара станет щедрой, если появится сомнение в благополучном исходе дела.

Экая беда, что полицейских не было в помине, а шум и суматоха на палубе говорили лишь о том, что скоро судно отдаст концы (матросы поднимали трап), — им это невдомек и уличить Субриса во лжи они бессильны.

— Чего им тут искать, — шепотом проговорил Илмар. — К нам это никак относиться не может.

— Я уж не знаю, — пожал плечами Субрис. — Но если сейчас начнется обыск и у меня в каюте найдут посторонних… Слишком большой риск. Меня могут списать.

Тут Илмар наудачу сделал ход козырем, который сразу поубавил тревогу и алчность Субриса. Украдкой подмигнув Ирене, он спокойно сказал:

— Ничего другого не остается, как пойти просить капитана, чтобы взял нас пассажирами. Паспорта у нас в порядке, я заплачу за питание и каюту, и незачем будет прятаться по бункерам. Капитан меня немного знает, думаю, не откажет. Если не ошибаюсь, на полубаке у вас есть пара свободных кают?

— Ты постой маленько, я еще раз погляжу… — торопливо проговорил Субрис и вышел из каюты. Через минуту он вернулся и уже в гораздо более веселом настроении сообщил, что полицейские ушли на другое судно. — Наверно, по ошибке остановились около «Ладоги». Трап уже поднят и сейчас мы снимаемся, так что идти к капитану теперь тебе уже не стоит. Оставайтесь в каюте, пока я не заступлю на вахту. Потом, когда свободная смена уйдет спать, я отведу вас в бункер.

Он был разочарован и смущен. Но когда Субрис ушел вниз к машине, Илмар сказал Ирене:

— С этим человеком надо держать ухо востро. Если только он почувствует, что нам грозит опасность, его аппетиту не будет границ.

Спустя час, когда «Ладога» уже выходила из Даугавы в Рижский залив, Субрис улучил свободную минутку и поднялся к беглецам.

44
{"b":"234189","o":1}