ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ай да Софья, – укоризненно покачал головой Бобров, – прислать такого грубияна. Надеюсь, он не ее родственник, – засмеялся он. Выпив глоток, поставил стакан. – Значит, она знает, что Стае здесь.

Утром, едва он проснулся, ему позвонил Григорий и Сказал, что в офис приехал какой-то тип и настаивает на встрече с Бобровым. Кто он и зачем, объяснить не хочет. Удалось выяснить одно: он из Краснодара. Этого вполне хватило, чтобы Яков Павлович немедленно отправился в офис. С самого начала разговора краснодарский повел себя вызывающе грубо. Он сразу заявил, что прислан Софьей, чтобы узнать, где может быть Стае. И Бобров сделал то, что уже дважды случалось за долгие годы его деятельности в теневой экономике. Для этого хватило тройного нажатия незаметной кнопки.

– Его не найдет никто, – услышал он равнодушный голос.

Повернувшись, увидел стоявшего перед столом коренастого. Сорокапятилетний Игнат Яров, уголовник с большим стажем, работал с Бобровым еще в эпоху развитого социализма. Небольшими партиями вывозили с Колымы, где Яков Павлович бывал как сотрудник Министерства торговли, отвечающий за снабжение Магаданской области продуктами, купленное у диких старателей золото. Тогда это был прибыльный, но очень опасный бизнес – попытка подрыва экономической мощи государства каралась весьма сурово. Но это одна сторона медали. Не менее опасным было приобретение золота. Ибо вместо обещанного металла можно было запросто получить пулю или нож. Во время нашумевшего дела о подпольном заводе Маркизы немало дельцов получили суровый приговор. Боброва спасло то, что тогда он был в отпуске. Из-за этой Маркизы он потерял все имевшиеся у него связи. Кое-кто из поставщиков золота был убит или арестован, другие просто отошли от дел, не желая рисковать своей шкурой. Вот уже два года Бобров искал выход на большую партию желтого металла. И не находил. С государством связываться было очень опасно, и даже в случае удачного приобретения уйти с золотом с Колымы практически было невозможно. Бобров и Елена, которая загорелась идеей отца, планировали именно уход с золотом. И оба все больше склонялись к тому, что придется брать намытое за сезон золото какой-нибудь артели. Появившийся неожиданно Стае мог быть полезен. То, что его разыскивала Софья, играло Бобровым на руку. Оставалось сделать так, чтобы предложение о золоте исходило от Стаса, а боевики у него есть. Но Яков Павлович не торопился по двум причинам: Стасом придется пожертвовать в любом случае. Но если при отработке составленного Бобровым плана Стае со своими парнями мог, взяв золото, попытаться оставить его себе, то второй причиной была Софья. Бобров навел справки и узнал, что она дочь известного в свое время золотого дельца, Вишневского Андрея Карловича, который был расстрелян в начале восьмидесятых за нападение на золотоприемную кассу где-то под Магаданом. Сам он в налете, разумеется, не участвовал, но вся группа, восемь человек, была признана бандой. Ее организатора и еще двоих расстреляли. Софья, которая сумела сделать так, чтобы с ней считались, просто не могла не знать каналов, по которым; вывозили золото с Колымы. И Бобров решил поторговаться с Софьей Андреевной. Он предполагал, что скажет ей: «Вам нужен Стаc, извольте. Но, делая вам приятное, я тоже хочу греть свою душу воспоминанием о нашей встрече, тем более что Стае мне брат. Неужели он не стоит пятидесяти килограммов золота, которые я возьму сам и сам вывезу? Вам остается только назвать мне место, где я смогу взять это золото». И вот прибыл ее посланец. Если бы он вел себя, как и подобает в таких случаях курьерам, изложил суть дела и сказал, где и как Яков Павлович может встретиться с Софьей, Бобров не сразу отдал бы Стаса, но сказал бы, что может узнать, где брат находится. И если бы договорился с Вишневской, отдал бы Стаса ее людям. Но ее посланец сразу повел себя вызывающе дерзко, чем и предрешил свою судьбу. «Интересно, – задумался Яков Павлович, – что Софья предпримет? Ведь, учитывая криминогенную обстановку в стране, ее человек мог просто погибнуть где-нибудь по дороге. При условии, что он ехал один», – поправил себя Бобров. Нажав кнопку связи, сказал заглянувшей в кабинет женщине:

– Григория немедленно ко мне!

– Ты что?! – прошипел открывший дверь Павлюк. – Я же говорил, чтобы не совался ко мне! Так какого…

– Ты выслушай, – раздраженно перебил его Эдуард. – Я после тебя мимо вокзала поехал, тормознул курева купить. А тут…

– Ты за этим пришел, – зло спросил Павлюк, – чтобы мне рассказать, как ты…

– Приятеля по зоне встретил, – перебил его Эдуард, – вместе в Брянске сидели. Он из Краснодарского края. Сюда с двумя приятелями к Бобру приехал. – Замолчав, неторопливо достал пачку сигарет.

– Ну? – уже заинтересованно поторопил его Валентин.

– От бабы одной, насчет Стаса поговорить. У Стаса с ней канитель какая-то. Вот она и прислала…

– Понятно, – пробормотал Валентин. – Сколько их?

– Трое. К Бобру один пошел. Такой заершенный, весь на понтах.

– А другие двое где?

– Сашок, кент мой, – сказал Эдик, – у меня с приятелем сидит. С этим блатюком, который к Бобру пошел, вечером должны встретиться.

– Он был один, – пожал плечами Григорий. – Мне девки позвонили. Мол, пришел какой-то. Порыкивает на всех. Мне, мол, ваш босс нужен. Я приехал, он на меня бочку покатил. Я и вызвал вас.

– Сделал ты все как надо, – кивнул Бобров, – но необходимо выяснить, один он приехал или с кем-то. И сделать это надо немедленно!

Григорий усмехнулся. «И как это сделать?» – подумал он.

– Съезди на вокзал, – словно прочитав его мысли, сказал Яков Павлович. – Вот его билет. – Он протянул железнодорожный билет на поезд Москва – Курск.

– Тогда проще, – кивнул Григорий. – Это я в течение часа выясню. А если не один? – вопросительно взглянул он на хозяина.

– Мне нужно, – сердито сказал Бобров, – чтобы те, кто с ним приехал, умерли. Я ясно выразился?

– Вполне, – кивнул Григорий. – Но, думаю, если он не один, его спутников отыскать будет нелегко. Хотя, – улыбнулся он, – этим займутся наши Друзья из органов. За что они деньги-то получают? А уж искать – их святая обязанность…Павлюк потушил окурок в выдвинутой пепельнице.

– Долго еще? – хмуро спросил один из сидевших на заднем сиденье «восьмерки» парней.

– Скоро, – кивнул Валентин. – Еще от силы минут пятнадцать. Он вместе с Эдиком заехал за его гостями.

– Мы покажем им, где Стае, – объяснил он Эдуарду. – И пусть сами решают, что делать.

Несколько минут он провел в нервном ожидании. И когда Эдик появился в сопровождении двух крепких парней, облегченно вздохнул.

– Поворот направо видишь? – махнул рукой Павлюк. – Давай туда.

– Что там-то? – удивленно взглянул на него Эдуард. – Стаса Бобр…

– Я сказал, туда! – рявкнул Павлюк. «Жигули», свернув с трассы, заплясали на неровной грунтовой дороге.

– Дальше куда? – не отрывая взгляда от дороги, стараясь держать глубокую, пробитую тракторами колею между колес «Жигулей», зло спросил Эд.

– Тормози! – выхватывая пистолет, заорал Павлюк и, обернувшись, выстрелил одному из сидевших сзади в грудь, а второму в голову.

– Ты что?! – заорал Эд.

Павлюк выстрелил в него, выскочил из машины. Внимательно осмотрелся и забрался в машину. Увидев в руке одного из парней пистолет, надел перчатки, взял его. Страдальчески сморщившись, стараясь, чтобы ствол пистолета едва касался левого плеча, нажал на курок. Взвизгнув, выронил оружие. Из надорванной ткани куртки, окрашивая ее, шла кровь. Задрожавшей рукой Павлюк вытащил носовой платок и запихнул его под куртку, к ране. Потом достал из стоявшей у ног спортивной сумки сотовый телефон.

…Отключив сотовый телефон, Бобров взглянул на стоявшего у двери Григория.

– Понял! Хмыкнув, тот вышел.

– Захвати врача! – громко сказал Яков Павлович.

– Понял! – уже громче повторил Григорий.

Стоя у двери длинного подвального помещения, Стае смотрел, как трое парней поочередно стреляли из пистолета с глушителем. Не вытерпев, покачал головой и подошел к ним.

19
{"b":"2342","o":1}