ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кого не ждали, – развела она руками, – тот и прибыл. С чем пожаловали, комиссар Мегрэ?

– Белый здесь? – спросил Птицын.

– Понятно, – кивнула Елена. – Значит, отец засомневался в моих способностях.

– Дело не в этом. – Он жестом спровадил парня. – Белый участвовал в ограблении людей Трофимова, – чуть слышно сказал он.

– Вот как? – Елена поражение вскинула голову. – Это точно?

Вячеслав услышал голос Птицына и хотел вылезти из палатки, но после слов жены осторожно придвинулся, приложил ухо к брезентовой стенке и прислу– шалея. Он не сумел разобрать слов Птицына, но удивленный голос жены – «Вот как? Это точно?» – заставил его замереть.

– Абсолютно, – кивнул Птицын. – Ты говорила с ним?

– Начала, – ответила Елена. – Так, в общих чертах. Ничего конкретного. Но мне кажется, он согласится.

– Согласится? – переспросил Геннадий. – На что? – Уже спросив, понял, что поступил неправильно.

– Да так, – деланно рассмеялась она, – хотела предложить ему работу телохранителя. Все-таки брат моего мужа. – Понимая нелепость своих слов, замолчала.

«Так, – вглядываясь в размытое темнотой лицо Елены, подумал Птицын. – Значит, Бобров хочет что-то предложить Белому. Именно поэтому подключил к розыску меня. То есть, – поправил он себя, – ему нужны были бандиты, совершившие налет на людей Трофимова. И Белый, видимо, нужен по этой же причине. Поэтому Ленка поехала на похороны вместе с мужем. А Славик знает истинную цель поездки супруги? – Усмехнувшись, ответил себе: – Разумеется, нет».

– Где Вячеслав? – спросил он.

– Там. – Она кивнула на палатку. – Спит. Храпит здорово. Я потому и не спала. Ты приехал из-за Белого?

– Когда Яков Павлович узнал о том, что Белый участвовал в налете, – сказал Геннадий, – он ненавязчиво посоветовал мне ехать сюда. Ведь…

– Понимаю, – улыбнулась Елена. – Но ты явился зря. Здесь все нормально. Кроме того, у нас с мужем прекрасная охрана. Сначала, правда, был инцидент, но все кончилось без обычного в таких случаях мордобоя. Ты уедешь? – спросила она.

– Не сегодня, – улыбнулся он. – К тому же хочу поговорить с Белым. Ведь он мой, так сказать, крестник.

– Именно поэтому тебе и надо уехать, – требовательно сказала Елена.

Услышав короткий стук в окно сарая, где они с Ириной спали. Маршал выхватил пистолет из-под подушки и прыгнул к двери.

– Маршал, – услышал он горячий шепот, – это я.

– Ну?

Маршал выскользнул из сарая.

– Тут мусор приехал, – приблизившись к нему, прошептал Белый. – Птицын. Я курнуть вышел. Глядь, к палатке, где Вячик с бабой спит, кто-то идет.

– Ты спишь? – спросила Ника лежащего рядом Анатолия.

– Да нет, какой тут сон. Ты рядом, вроде все хорошо, ты со мной… – Он тяжело вздохнул. – Но завтра или послезавтра уйдешь. Ника! – Приподнявшись, он повернулся к ней. – Давай поженимся. У нас все будет, слышишь? Я смогу сделать, чтобы…

– Молчи. – Она прижала пальцы к его губам. – Ты хороший парень. Толик, – сказала Ника. – и будешь прекрасным мужем, верным, любящим. Но постарайся понять: я боюсь… – Она горько улыбнулась. – Боюсь остаться здесь, в деревне, навсегда. Потому что семья – это уже навсегда. И нельзя будет просто уйти, если с чем-то буду несогласна. Кроме того, мы молоды и, даже сами того не желая, сделаем так, что я буду беременна. Представляешь? – Порывисто сев, она обхватила его шею руками и вздохнула. – Мы нищие. А я не хочу жить и думать о куске хлеба. О том, как одеть и прокормить ребенка. Нет! – Ника замотала головой. – Не подумай, что я не хочу ребенка. Каждая женщина, наверное, мечтает об этом. Но я боюсь, – повторила она. – Когда болела мама, я себе отказывала даже в том, что пусть редко, но могла позволить. Например, шоколадку. – Снова вздохнув, она тихо засмеялась. – Не обижайся, но у нас как у семьи нет будущего. А торговать по воскресеньям яйцами на рынке, заводить корову я не хочу. Не могу.

– Ника, – немного помолчав, сказал Толик, – у нас будет будущее. Я знаю это. Я заработаю деньги. Ты права, именно деньги дают право на жизнь. И на ребенка. – Прижав ее гибкое тело к себе, прошептал: – У нас все будет хорошо.

В завешенном марлей открытом окне появилась неясная тень. Увидев на полу в темно-желтом квадрате лунного света темный движущийся круг, Ника испуганно вскрикнула и крепче прижалась к Анатолию.

– Это я, – услышали они приглушенный голос, – Артем.

– …Хорошо, – пожал плечами Птицын, – как хочешь. Но что мне сказать Якову Павловичу?

– То, что есть, – улыбнулась Елена. – Скажи, что встретиться с Белым тебе не дала я. До свидания. – Поежившись, обхватила голые плечи руками. – Ночью как-то прохладно, я замерзла.

– До свидания, – сухо попрощался Птицын и быстро пошел к дому.

Птицын подошел к калитке сада, когда справа с земли поднялся черный силуэт. Сильный удар по голове выбил из Птицына сознание. Подхватив падающее тело. Маршал приглушенно бросил:

– Давай в хату и не вылазь полчасика. Потом обязательно нарисуйся. Так, чтобы тебя увидели.

– Понял, – кивнул Белый и бросился к дому. Подпрыгнув, ухватился за подоконник и залез внутрь.

Маршал с телом Птицына на плечах легко и быстро дошел до невысокого деревянного забора. Резким движением перекинул тело Птицына за забор, прыгнул сам. Быстро обыскал и кулаком сильно ударил Птицына в челюсть. Перепрыгнув забор, побежал по саду. Добежал до калитки и торопливо, ссутулясь, что укорачивало рост, прошел мимо дома. У калитки стоял «джип». В метре от него – «вольво». По другую сторону «джипа» виднелось серое пятно «шестерки». Маршал спокойно подошел к ней, открыл дверцу, сел. Завел машину и, развернувшись, включил фары. Затем остановил машину, оставив включенными только габаритные огни, вышел. Всмотревшись в темные силуэты машин охраны, усмехнулся и, пригнувшись, побежал к забору. Рывком взвалив на плечи тело все еще лежащего без сознания Птицына, быстро вернулся к «шестерке». Открыл заднюю дверцу, втиснул в нее тело.

– Как ты думаешь, – тихо спросила Ника, – куда он?

– Не знаю, – пожал плечами Толик. – Но если Ирина проснется, скажем, что уехал в город за куревом.

– Странный он какой-то, – прошептала Ника. – Говорит как-то… – Подыскивая нужное слово, замолчала.

– Как будто чего-то недоговаривает, – подсказал Толик.

– Да, – согласилась она. – И откуда он Лешку знает? На уголовника не похож. Наколок нет, да и разговор не такой, как у брата. Ирина тоже молчит. Как ты думаешь, они действительно муж и жена?

– Наверняка. Но вместе давно не жили. Я случайно разговор услышал. Ира упрекала его, что он ей ничего о себе не сообщал. Мол, сколько лет я о тебе ничего не знала.

Некоторое время оба молчали.

– Давай спать, – свернувшись калачиком, уткнувшись ему в плечо, сказала Ника.

– Слышь! – Подойдя к «джипу», Белый постучал по стеклу. – Братва, дайте задымить. Уши опухли.

– Держи.

Вслед за коротким матом в приоткрытое окно ему сунули пачку сигарет.

Маршал остановил машину и вышел. Сойдя с дороги, поднял валявшийся в траве велосипед. Быстро открутил колеса, снял крылья и сунул все в багажник. На ближнем свете проехал до магазина. Повернул налево, включил дальний и надавил на газ. Через несколько минут, миновав небольшой мост, въехал в деревню. Почти сразу же дорога поворачивала направо. Маршал осторожно повел машину по деревне. Повернул налево. Через несколько метров снова направо. Мотнув головой, тихо выругался – вспомнил, что дальше дорога до выезда на основную трассу будет прямо. Маршал увеличил скорость, доехал до выезда на трассу, остановил машину. Достал из багажника велосипед. Несколько минут потратил на то, чтобы собрать его. Потом достал из багажника канистру с бензином. Открыв заднюю дверцу, вытащил замычавшего Птицына. Ударил его в солнечное сплетение, потом сцепленными в замок руками по шее. Снял наручники, вытащил кляп. Усадил Птицына за руль. На заднее сиденье поставил канистру и открыл ее. Выйдя на трассу, посмотрел по сторонам – машин не было. Потеснив тело Птицына, с трудом сумел устроиться рядом. Выжал сцепление, включил скорость и положил левую ногу Птицына на газ. «Жигули» рывком тронулись. Выехав на трассу. Маршал прикурил сигарету и бросил ее между сиденьями. Направил машину мимо моста и выпрыгнул. Карман куртки зацепился за ручку, треснул, но не порвался, и, сумевший уцепиться руками за открытое окно распахнутой дверцы, Маршал рывком подтянул к себе едва не попавшие под заднее колесо ноги. Под передними колесами зашуршал гравий обочины. Маршал с силой оттолкнулся и освободился от катящейся вниз машины. Ударился спиной о камни, закричал, тут же схватился руками за камень. Вскочил и метну лея к дороге. В это время короткой оглушительной вспышкой взорвалась упавшая на сигарету открытая канистра. Перебежав дорогу, Маршал потрогал горевший затылок, почувствовал теплую липкую кровь. Выматерившись, чуть прихрамывая, добрался до велосипеда. Сел и закрутил педалями.

26
{"b":"2342","o":1}