ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Чардаш смерти
Рассчитаемся после свадьбы
Сглаз
Как купить или продать бизнес
Семейная тайна
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Величие мастера
Конфедерат. Ветер с Юга
A
A

Ирина вытянула руки в сторону. Почувствовав рядом пустоту, открыла глаза.

– Артем, – тихо позвала она. Не услышав ответа, нащупала вилку настольной лампы, воткнула ее в розетку. – Артем! – громче повторила она. – Где ты?

Кутаясь в легкое одеяло, села. Посмотрела на часы. Услышав на улице щелчок, вспомнила, что в шесть выгоняют коров, удивленно и встревоженно посмотрела на висевшую на спинке стула одежду. Джинсы Артема отсутствовали. Ирина встала. В это время дверь, тихонько скрипнув, открылась. Прихрамывая, держась за спину, вошел Маршал. Ирина вскрикнула. Правое плечо разорванной куртки было залито кровью. Протертые на правой икре джинсы – в пятнах крови. С шумом выдохнув, он закрыл дверь и опустился на пол. Взглянул на перепуганную Ирину и улыбнулся.

– Боялся, до коров не успею, – учащенно дыша, хрипло проговорил Маршал. – Успел.

– Ты где был? – Она бросилась к нему. – Что с тобой?

– Я всю ночь спал рядом с тобой, – серьезно сказал Маршал. – А это… – он коснулся окровавленного затылка. – Вечером поехали кататься на велосипеде и упали. Ты удачно, я, спасая тебя, не совсем.

– Да что же это такое?

Присев рядом, она начала осторожно вытирать кровь.

– Надо промывать. Ссадины небольшие, но кровоточат сильно.

– Это с шеи, – сказал Маршал. Убрав ворот куртки, показал ей ссадину.

– В машине аптечка. – Она метнулась к двери. – Сейчас перевяжу.

– Скажи молодежи, что я вернулся. И пусть тоже молчат о моем ночном рейсе.

– Где ты был? – остановившись, требовательно спросила она.

– Там меня уже нет, – пошутил он. – Не волнуйся. Решил вспомнить детство и прокатиться ночью в город за сигаретами. И какой-то пьяница на «беларуси» тележкой чуть не убил.

– Врешь ты, Артем, – уверенно сказала Ирина. Посмотрела на него, хотела сказать еще что-то, но, передумав, вышла.

– Ты по-прежнему догадлива, – прошептал он ей вслед.

На улице послышались голоса. Он насторожился.

– Ну? – входя, спросил Белый. – Все путем?

– Почти, – слабо улыбнулся Маршал, – если не считать того, что чуть сам себя не угробил. Это в кино легко машину с человеком под откос пускают. На самом деле все гораздо сложнее. Ты сделал, как я говорил?

– Курехи просил, – оскалился в улыбке Белый. – Сначала на хрен послали, потом сжалились, – засмеялся он.

– Зря пришел, – поморщился Маршал. – Эта выдра – умная шкура. Она ведь по твою душу приехала. Я разговор слышал. Не весь, конечно, но это понял.

– Да они дрыхнут, как сурки, – махнул рукой Белый.

– А как сурки дрыхнут? – поинтересовался Маршал.

– Да хрен их знает, – засмеялся Белый.

– Вот именно. – Вздохнув, Маршал лег на спину. – Иди. А то проснутся сурки и будет не то, что должно быть.

– Ну у тебя и видок, – покачал головой Белый.

– Представляю, – поморщился Маршал. Выходя, Белый встретился с Ириной.

– Привет, – буркнул он.

– Здравствуй. – Ирина удивленно посмотрела на него. Когда он вышел, покачала головой, потом подошла к Маршалу. – Будет немного больно. – Она расстегнула куртку.

– Вообще-то нужно отмачивать, – нерешительно напомнил он.

– Раны засохли, – терпеливо пояснила Ирина, – и нужно отрывать, а то могут загнить.

– Давай. – Маршал обреченно закрыл глаза. – Палач. – Тут же открыл их и спросил: – А что ты так Леху рассматривала?

– Я думала, мы вдвоем на велосипеде катались. Осторожно, но крепко взявшись за заскорузлую от крови ткань, она зажмурилась и дернула. Замычав, Маршал тряхнул головой.

– Больно? – участливо спросила Ирина.

– Щекотно, – сумел пошутить он.

– А голову и шею промоем перекисью. У наших молодых друзей есть знакомая фельдшерица. Милая девушка, и совпадение удачное. Я зашла, чтобы сказать, что ты велел, а там она, Таня. Она в Тамбов едет. Я сказала, что ты себе ногу чем-то повредил, она быстренько сбегала за перекисью.

Выйдя из палатки, Елена насмешливо посмотрела на приседавшего мужа.

– Только пропотеешь с утра, – сказала она, – и все. Толку от этого для тебя никакого. Помнишь, в прошлом году ты утром бегать начинал?

– Польза от утренней зарядки всегда есть, – огрызнулся он. – Но черт с ней. – Отдышавшись, вытер плотное тело полотенцем. – Ночью, кажется, ты с кем-то разговаривала? – как бы между прочим спросил он.

– Птицын приезжал, – спокойно ответила она. – Я его отослала. Ни к чему он здесь.

– Что там с налетчиками?

Сложив полотенце вдвое, Вячеслав повесил его на ветку яблони.

– Мне это совсем не интересно, – отмахнулась она.

Усмехнувшись про себя, Вячеслав отвернулся.

– Когда поедем домой? – негромко спросил он.

– Когда я скажу, – засмеялась Елена, – тогда и поедем. Мне понравилось в деревне. Природа, воздух. И молоко. Только из-за этого еще неделю прожила бы. Но, – с сожалением вздохнула она, – отец этого просто не поймет. Однако на девятый день нужно поминать. Мне про это женщина, у которой молоко покупаю, сказала. Или ты не хочешь? – Она удивленно посмотрела на мужа.

«Что тебе и Бобру надо от Лешки?» – подумал он, а вслух сказал:

– Разумеется, хочу. Я, правда, думал, что ты будешь возражать.

– Эй! – услышали они возглас от дома. Повернувшись, увидели Белого. – Вы в город не едете? А то курево кончилось. В магазине был, а там одни наши, «прима», – засмеялся он. – Я ее в зоне по самое некуда накурился. Ваши парни ночью дали полпачки, – кивнул он в сторону машин, – но осталось две штуки. Если поедете, возьмите пару «ЛМ».

– Я как раз собиралась в город, – сразу сказала Елена, – так что, если не боишься с женщиной ехать, одевайся. Я сейчас выйду.

Не дожидаясь ответа, забралась в палатку.

– Вообще-то баба за рулем, – поморщился Белый, – это караул, но я мужик рисковый.

Подмигнув явно недовольному Вячеславу, вошел в дом.

– Лешка, – позвал Вячеслав. – Мне с тобой поговорить надо.

– А мне с тобой базарить не о чем! – отрезал Белый. – И вообще забудь, как меня зовут, въехал?

– Что с вами? – удивился Анатолий.

– Упал, – виновато улыбнулся Маршал. – Там, у деревни, первой отсюда, как ее?.. – Пытаясь вспомнить, нахмурился.

– Чутановка, – подсказал Толик.

– Точно, она самая. Там еще спуск к мосту. Вроде и речки нет, а мост. Навстречу – «беларусь». В общем, я мимо моста… – Вздохнув, махнул рукой. Дотронулся до перебинтованной головы. – Шею здорово ссадил и затылком треснулся. Велосипед-то вроде не сломал. Назад доехал нормально. Ты уж…

– Да ладно, – перебил его парень. Маршал видел, что Толик пришел не за тем, чтобы выразить сочувствие или в чем-то помочь.

– Закрой дверь, – тихо сказал он. Толик повиновался. – Что тебе?

– Понимаешь, – смущенно начал Анатолий, – в общем… – Вздохнув, посмотрел на Маршала и сразу отвернулся. – Извините, – пробормотал он и открыл дверь.

– Начало хорошее, – улыбнулся Маршал, – только я ничего не понял. Ты не тяни кота за хвост, резать – так сразу. Семь раз мерить долго. Ну, в чем дело?

– Вы не можете одолжить мне денег? – опустив голову, решился парень. – Я обязательно верну!

– Всего-то? – засмеялся Маршал. – Сколько тебе надо? – Поморщившись, дотянулся до стоявшей у столика спортивной сумки.

– Два миллиона, – чуть слышно проговорил Толик.

– Можно спросить, зачем? – сумев не выказать удивления, спросил Маршал.

– Мне нужно съездить в одно место, – глухо сказал Анатолий. – В общем, извините…

Он быстро вышел.

– Что же это за место такое, – пробормотал Маршал, – куда без двух миллионов никак нельзя?

«Тысяч двести, – подумал он, – я бы дал без отдачи. Но два „лимона“, мой юный друг…»

Покачав головой, засмеялся.

– …Здравствуй, – подойдя к сидящему у палатки на раскладном стуле Вячеславу, кивнула Ника.

– Привет, – сняв с походного примуса закипевший кофейник, ответил он. – Кофе хочешь?

– Где Лешка?

– С Ленкой в город уехал, – буркнул Вячеслав. – За куревом.

Девушка повернулась и быстро пошла к дому.

27
{"b":"2342","o":1}