ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Шеф, – услышал он голос от двери. Вскинув голову, увидел стоявшего в проеме Грача. – С вами Адам переговорить хочет. Что…

– Мне с ним говорить не о чем! – отрезал Федор Матвеевич. – Если понадобится, сам навещу. Так и скажи.

– Он насчет Воробья, – пробормотал Юрий, – потому что его…

– Я все сказал! – повысил голос Трофимов.

– Понял, – кивнул Юрий и повернулся, чтобы выйти.

– Что с Задержанным на квартире Воробья? – остановил его вопрос Трофимова.

– Пока сидит.

– Ладно, скажи Адаму, что может прийти. Вечером, часов так…

– Он ждет у дома, – осмелился перебить его Грач, – в машине.

– Уже не в машине, – услышали они напряженный голос Адама. – И ради Бога, Матвеич, убери эту ведьму! Не то я ей…

– Я говорила ему, – нервно перебила Жигуна секретарша, – что вы заняты. А он…

– Пусть войдет, – смеясь, сказал Федор Матвеевич. – А ты иди, – легко подтолкнул он Грача. Пропустив Адама, Грач вышел и плотно закрыл дверь.

– Что надо? – спросил Трофимов.

– Я по поводу Воробья, – взволнованно проговорил Адам Сигизмундович.

– Ну, ну, – внимательно всмотревшись в лицо замолчавшего Адама, поторопил его Федор Матвеевич. – И что дальше?

– Твои убрали его? – так же пытливо посмотрел на него Жигун.

– Вот, значит, почему ты заявился, – сказал Трофимов и неожиданно для Адама весело рассмеялся.

– Ты что? – опешил Жигун. – Что веселого?..

– Я думал, ты умнее, – сквозь смех проговорил Федор Матвеевич. Потом уже серьезно спросил: – Значит, ты подумал, что я убрал уголовника? Ответь мне, почему ты так решил?

– А черт его знает, – честно признался Адам. – Просто кто мог еще Воробья убить? Он ведь карманник, мухи не обидит. Я подумал, что, может быть, ты узнал о том, что он в Курск ездил. У него там знакомый по лагерю есть, он на Боброва работает. Вот я и заплатил Воробью, чтобы тот, значит, постарался выяснить, где может быть Стаc. Ко мне тут на днях ее человек заглядывал, – разоткровенничался он. – Вот…

– Ох, ты и гнида, – выдохнул Трофимов. Теперь он понял тон Боброва. – Значит, решил подставить меня, – с нехорошей усмешкой упрекнул он ничего не понимающего Адама. – Только на что ты рассчитывал?

– Об этом мы уже говорили, – напомнил Жигун. – С Вишневской дело иметь…

– Убирайся! – крикнул Трофимов. – И запомни, – ухватив за ворот перепуганного Адама, неожиданно сильным рывком поддернул к себе. – Если еще раз ты хоть как-то упомянешь мое имя, сдохнешь!

Оттолкнув Жигуна, вернулся к столу.

– Ты это, – шагнув к двери, пробормотал Адам, – не очень-то расходись. Думаешь, не знаю, что ты с Сашкой разговаривал, с Коневым? Вот так-то… А если про это Бобров узнает? Ты понимаешь, что тогда будет? Ведь Яшка…

– Запомни, – угрожающе предупредил Федор Матвеевич. – Вякнешь – убью, понял? А теперь пшел вон, – по-хозяйски повелительно махнул он Рукой. – И не вздумай кого-то из своих щенков на меня науськать. Я с тобой и сам разобраться смогу. Но уступлю это угрозыску. Ты, надеюсь, помнишь, что мне есть чем с мужиками из угро поделиться? – насмешливо спросил он.

Беззвучно, словно выброшенная на берег рыба, открывая рот, Жигун несколько секунд стоял неподвижно. Затем, что-то прошептав, стремительно вышел.

– Какова сволочь, – процедил Трофимов. – Вот, значит, почему Бобров со мной так говорил. Ну что же… – Он блеснул глазами. – Придется кое в чем помочь Вишневской, а заодно и Яшке, – с усмешкой закончил он.

Подойдя к столу, нашел записанный на листке номер телефона. Набрал. Услышав в трубке «Слушаю», торопливо проговорил:

– Мне нужно встретиться с тобой. Я нашел человека, который сообщил Боброву о том, что ты был у меня.

– Еду, – услышал он в ответ. В трубке раздались короткие гудки.

– Отлично!

Положив трубку, Трофимов довольно потер руки.

– Значит, так, – усевшись на заднем сиденье «мерседеса», буркнул Адам. – Ну что же. С тобой мне, конечно, не под силу самому разделаться. Я тебя с Софьей сведу. Вот тогда и поглядим, как запоешь.

Он злорадно улыбнулся.

– Домой, – бросил телохранителю. – Впрочем, – тут же изменил решение, – давай к «Центральной».

– Ясно, – кивнул парень.

– Что тебе ясно? – давая выход раздражению, сердито спросил Жигун.

– Вы говорите про гостиницу, – объяснил телохранитель, – в которой краснодарский остановился.

– Слушай! – заорал Адам Сигизмундович. – Делай, что я скажу! И не строй предположений! Я тебе не за это деньги плачу!

– …Зачем вы мне это рассказали? – с улыбкой спросил Конев.

– А ты не понимаешь? – спросил Трофимов.

– Ну, почему же, – пожал плечами Александр. – Вы хотите нашими руками убрать Жигу – на. Ведь он вполне может выйти на Боброва и по-своему изложить разговор с вами. Кроме того, убит уголовник, который ездил в Курск. Бобров наверняка знает об этом. Но вы зря пытаетесь натравить меня на Жигуна. Бобров знает, что люди Вишневской ищут Стаса. Так что ничего нового Адам Сигизмундович сказать ему не может. Разумеется, обо мне. Что же касается вас… – Он многозначительно замолчал.

– Вот, значит, как, – откинувшись на спинку стула, покачал головой Трофимов. – Но ты забыл кое-что. Вернее, просто не подумал об этом.

Усмехнувшись, Конев внимательно всмотрелся в лицо Федора Матвеевича.

– Если Бобров узнает, – негромко продолжил Трофимов, – то помочь я просто не смогу. Ведь не станет он доверять мне, ежели будет думать, что я имею дело с тобой. Так что…

– Если я правильно понял, – торопливо сказал Александр, – вы согласны…

– Только в том случае, – прервал его Трофимов, – если Жигун будет молчать.

– Лады, – после недолгого раздумья кивнул Конь. – Я переговорю с Софьей…

– Результат я должен знать вечером, – сказал Федор Матвеевич.

– Номер не отвечает, – заглянув в приоткрытую Дверь, негромко сказал худой невысокий мужчина.

– Он уехал прямо передо мной, – вспомнил Жигун. – Интересно, куда? Черт! – Он сплюнул. – Конечно, к Трофимову. Машину!

– …Кощея не нашли, – сказал стоящий перед Трофимовым молодой плечистый мужчина. – На Него и Котова объявлен федеральный розыск.

– А кто третий? – спросил Федор Матвеевич.

– Пока неизвестно. Даже приблизительного описания внешности нет. Лугин и Котов установлены по отпечаткам пальцев. Оба судимы. И поэтому…

– Какого черта они перебили милиционеров? – прервал его вопрос Трофимова.

– Предположений много, – неопределенно ответил плечистый. – Одно из них то, что Кощей, Котов и третий где-то совершили крупное преступление и, когда увидели милиционеров, подумали, что пришли за ними. Но это одно из предположений, – повторил он.

– Ладно, – махнул рукой Трофимов. – Вот что, Козлов, буду с тобой откровенным. Кощей и его приятели мне нужны. Желательно живыми. Так что сообщай мне малейшую новость. В обиде не будешь.

Глаза Козлова алчно блеснули.

– Конечно, – кивнул он. – Но Кощея могут задержать в другой области. Я же говорил, что объявлен федеральный розыск.

– Кощей сейчас перепуган по самое некуда, – усмехнулся Трофимов. – И, скорее всего, будет пробираться в родной город. Если в других областях будет прятаться, то здесь, точно, рисанется. У него еще молочные зубы. И я ему их вырву.

«Ясно, – подумал Козлов. – Значит, то, что кого-то из людей Трофимова поставили на уши, правда. Вот это Кощей, – удивленно помотал он головой. – А когда увидел милиционеров, просто нервы не выдержали. Подумал, что их люди Трофимова нашли».

– Что башкой мотаешь? – недовольно спросил Федор Матвеевич.

– Удивляюсь, – поспешно ответил Козлов, – что вы его так…

– Тебя это не касается, – огрызнулся Федор Матвеевич. – И вообще ты стал слишком много спрашивать. Я тебе деньги плачу не за вопросы.

– А вот наезжаете на меня вы зря, – усмехнулся Козлов. – Я, конечно, понимаю, вы на меня уздечку надели. Малейшее – и хана мне. Но ведь тогда и я молчать не стану. А знаю немало. Так что не надо меня за шестерку держать.

34
{"b":"2342","o":1}