ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я согласна с тобой, – ответила Елена. – Марков знает, что хочет. Он назвал сумму, которую стоит. Лешка – просто бандит. Остальных мы не знаем. И я считаю, что это…

– Очень хорошо, – договорил за нее отец, – потому что они не знают о нас. Марков им и слова не скажет о том, кто заказчик. Белый тоже будет молчать.

– Я вот о чем думаю, – с сомнением покачала головой дочь. – Как ты сам заметил, мы о Маркове не знаем ничего, а он о тебе, так мне показалось, знает если не все, то почти…

– Разумеется, – с улыбкой перебил ее отец. – И это только доказывает, что он нужен нам. Марков не появился бы, если бы не знал обо мне того, что ему удалось узнать. И это хорошо, потому что доказывает, что он ко всему готовится обстоятельно. Мне его прошлое не нужно знать, ведь Марков – исполнитель, и не более. Где он живет, мы сегодня узнаем. Как и то, поедет он в Магадан или нет.

– Я тоже послала за ним своего человека, – улыбнулась Елена.

– Почему тоже? – засмеялся отец. – Я имел в виду, что ты поделишься с папой этими сведениями.

Удивленно приподняв брови, Елена рассмеялась и звучно чмокнула отца в щеку.

– Ты умный. Я, правда, сначала подумала, что ты послал за Марковым…

– Ну зачем мне это делать, – прервал ее Бобров, – если у меня чудесная, умная дочь? – По-отечески нежно поцеловав ее, посмотрел на часы. – Я обещал Стасу приехать. Хочу поблагодарить его за ликвидацию Конева.

– Папа, – вздохнула Елена, – мы с тобой одни. Зачем говорить языком книжных гениев-злодеев? Кстати, Марков говорил именно так. Ты думаешь, он действительно так разговаривает?

– Надо полагать, – неопределенно ответил Бобров, – он говорит с собеседниками на понятном им языке. В глазах Белого во время нашей беседы с Марковым я видел удивление.

– Ладно, – отмахнулась она, – это не столь важно. Мне вот что непонятно: ты хочешь, чтобы с ними поехал Стае. Но если, как ты только что сказал, сам Марков узнавал о тебе прежде, чем прийти, то он знает, что Стае – киллер. И наверняка поймет…

– Извини, дочка, – не дал закончить ей отец, – если Марков узнавал обо мне, то наверняка знает, что У Стаса сейчас большие неприятности. А значит, его желание исчезнуть на некоторое время объяснимо. И, согласись, лучшего наблюдателя, чем мой брат, я проcто не нашел бы.

– Но Марков может спросить, почему ты не доверил всю операцию с золотом Стасу, – сказала Елена.

– Хотя бы потому, что Стаc – киллер и у него нет опыта в налетах. Тогда как Марков засветился благодаря налету на людей Трофимова. Да, – вспомнил он, – вот еще с кем надо что-то решать. Потому что, если Федор узнает о совершенном ограблении, он вполне может подумать, что это дело моих рук.

– Так в чем дело? – Елена пожала плечами. – Пусть Стаc, в конце концов, покажет свое искусство.

– Я об этом думал, – согласился Бобров, – и, наверное, сделаю так. А тебя попросил бы проконтролировать действия наших уголовников. Необходимо знать, что они оба будут делать.

– То есть мне послать человека за Марковым в Магадан?

– Ну зачем? – Он покачал головой. – Вполне хватит того, что тебе доложат, уехал ли он. Не знаю, почему, но мне вдруг показалось, что он поступит не так, как говорил.

«Сказать Яшке о Кощее или нет? – спросил себя Трофимов. – Да ему все равно, – вспомнил он свой, разговор с Бобровым. – Впрочем, как я понял, он хотел найти организатора. А зачем? С чего это я вдруг подумал об этом? – спросил он себя. – Яшка последнее время повел себя как-то иначе. Это, конечно, можно объяснить канителью со Стасом. Но, с другой стороны, почему он прячет Стаса? О братских чувствах говорить не приходится. Яшка – делец. Стае – убийца. И он заявился к брату только потому, что на некоторое время может оттянуть свою кончину. Но Яшка никогда не пошел бы на конфликт, тем более с Вишневской. Черт возьми! – разозлился он. – Почему я раньше об этом не думал? Но тогда получается, что Бобров отойдет от дел. А как же быть мне? Ведь на Яшкиных поставках я делал себе хорошие деньги. Так, – задумался Трофимов, – надо как-то узнать, чем сейчас занят Бобров. А как? Впрочем, ладно, еще ничего не ясно с Вишневской. Она, наверное, думает, что мои люди убили Конева. Ведь, даже узнав правду, эта баба будет искать виновных. Подожди, – вспомнил он реакцию Боброва на его слова о гибели Конева, – вот на этом я и собью спесь с Яшки».

– Можно?

В приоткрытую дверь заглянул Грач.

– Ну и что? – уставился на него Трофимов.

– О Кощее по-прежнему никаких известий. С парнями Жигуна о'кей, – на манер киношных героев бросил Юрий. – Я перетер кое с кем. Они…

– Вот что, – задумчиво перебил его Трофимов, – свяжись с Козловым, и пусть он встретится со мной.

– Я думала, ты в Орле, – сказала Софья вошедшему Константину.

– Я всегда говорил, – спокойно отозвался тот, – что нужно знать, где можно строить из себя супермена, а где нельзя. Санька думал иначе, за что и поплатился головой. Обзывать петухом в камере, – развел руками Константин, – просто идиотизм или желание сдохнуть.

– Ты уверен, что это так? – пытливо всмотревшись в его глаза, спросила Вишневская.

– Нет никаких сомнений, – кивнул Константин, – это факт. Кроме того, партнеры Боброва из Москвы явно недовольны твоими претензиями к нему, потому что он отошел от дел. Я, правда, постарался сгладить недовольство, потому что…

– Мне плевать, – закричала Вишневская, – кто и чем недоволен! Я убью Стаса! Я…

– Пока, – прикуривая, щелкнул он зажигалкой, – ты приговорила себя. Ты упустила момент.

Сейчас Бобров, прекратив поставки, дал понять, что с его смертью многие почувствуют весьма ощутимую потерю в доходах…

– Но я приговорила Стаса, – перебила его Софья, – почему же…

– Бобров не отдал Стаса сразу, – резко бросил Константин. – Кроме того, он уничтожил посланных тобой молоденьких суперменов, – насмешливо напомнил он. – Нет надобности говорить, что они сами напросились. Конев в своей смерти виновен сам, это точно. Так что, – развел он руками, – прими добрый совет: свяжись с Бобровым, дай ему понять, что ты просто убитая горем мать, и не более. А главное, – увидев протест в ее глазах, сказал Константин, – твой звонок убедит его в том, что ты не питаешь к нему ненависти. Ведь Стаc все-таки его брат.

– Я не прощу Стасу смерти сына! – истерично закричала Вишневская. – Мне плевать на капиталы других! Сначала все меня поняли! Ведь…

– Сначала ты искала Стаса! – не сдержался Константин. – А он засветился милиции. Три человека были арестованы, поэтому тебе и дали «добро» на Стаса. Никто не думал, что в Боброве проснется родственник. Или… – Нахмурившись, Константин замолчал.

– Что? – нетерпеливо спросила она. «Мне это неожиданно пришло в голову, – думал Константин. – Если Бобров неожиданно для многих так дорожит своим братцем, на которого ему всегда, в общем-то, было плевать, значит, Стаc зачем-то ему нужен. Он хочет его использовать. Интересно, в чем? Врагов у Боброва нет. Конечно, если не считать Софьи. Но на это Бобров не пойдет. Смерть Софьи для него равнозначна приставленному к виску пистолету. И он, конечно, понимает это. В другом случае давно бы разделался с ней. Так зачем же ему нужен Стаc?»

– Ты почему замолчал? – нервно спросила Вишневская.

– Пытаюсь найти правильный ответ на вопрос, зачем Стаc понадобился Боброву. Что ты думаешь по этому поводу? Только не говори о родственных чувствах. Все прекрасно знают, что они братья только по документам. Стасу, например, как только он узнал о твоем желании отомстить, ничего не оставалось делать, как ехать к Боброву в надежде, что он защитит. У Якова хорошие связи по всей России, но он…

– Мне плевать на всех! – закричала Софья. – Я убью Стаса! Убью всех, кто мне захочет помешать! – С яростью в мокрых глазах она шагнула к двери.

– Дура! – плюнул ей вслед Константин. – Я же говорю тебе – обратись к Боброву с…

– Костя! – Она гневно обернулась. – Ведь Стаc убил нашего сына.

– А вот это для меня новость, – засмеялся он. – Я думал, ты его заработала на Колыме, когда ездила с папулей…

45
{"b":"2342","o":1}