ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, пока. – Влас протянул руку. Анатолий пожал ее. – Ты это, – смущенно сказал Котов, – не точи на меня зуб. Я просто психовал. Ну, в общем, пока.

Он шагнул к «икарусу» с табличкой «На Тамбов».

– Пока, – шепнул Толик.

«Ну, вот и все, – он вздохнул, – уехали. Я хотел, чтобы скорее, а сейчас вроде как и жалко. Артем сам приехал. Вот человек непредсказуемый. Он, наверное, и сам не знает, что сделает через десять минут. А парни молодцы, никто даже не заикнулся, куда и зачем едут. Ну ладно. – В газетном ларьке он купил пачку „примы“. – Скоро и я уеду. Что-то Ника не звонит. Наверно, занимается много. До ее возвращения я успею приехать».

Где-то в глубине души Толик понимал, в общем-то, несерьезность своих намерений. Больше того – ему было страшно. Это все-таки не до Тамбова доехать даже до Москвы. Кроме того, Анатолий не представлял, как сможет вывезти золото с Колымы и что бyдет делать дальше. Ведь той женщины, о которой говорила мать Ники, в Магадане уже могло не быть.

И тогда…

«Хватит трястись, – подумал Анатолий. – Решил, так езжай. А что и как, там видно будет. – Он посмотрел вслед тронувшемуся „икарусу“. – Как они так могут? Вообще-то кто знает, – криво улыбнулся он, – может, и я так смог бы, если бы жил по-другому».

Толику никогда и в голову не приходило, что он может совершить преступление ради денег. Толик, как и все его сверстники, ходил на танцы, которые редко обходились без драк. Занимался спортом не для достижения каких-то вершин, а просто чтобы не чувствовать себя беззащитным. На действительной служил пограничником, неплохо стрелял и был не раз отмечен.

Толика всегда тянула деревня. Особенно он почувствовал это, когда по распределению попал в Марьинку. Многие беззлобно подтрунивали над учителем, который копается в огороде, кормит кур, свиней, выращивает кроликов. Работа в школе ему нравилась. На первых уроках под испытующими взглядами мальчишек и девчонок он терялся. Но вскоре почувствовал себя уверенно и спокойно. Рассказывая ученикам о каком-нибудь далеком континенте, он мысленно оказывался там, ученики чувствовали, как увлечен учитель, и эта увлеченность передавалась им.

Анатолий взглянул на часы и снова вздохнул. – Все равно я сделаю это, – упрямо пробормотал он. – Может, даже заработаю там денег.

От этой неожиданно пришедшей в голову мысли почувствовал облегчение. Внезапно поездка на Колыму стала представляться ему способом честно заработать.

Маршал неподвижно сидел, уставившись в экран выключенного телевизора, и размышлял. В Курск он приехал, как и обещал, через четыре дня. Зверобой и Белый встретили его с облегчением. Отоспавшись, Маршал поехал к Боброву. В приемной секретарша, нагнувшись, искала что-то в нижнем ящике стола, и Маршал сумел незамеченным подойти к кабинету Боброва. Остановился перед дверью и прислушался. Разговаривали двое – Бобров и Стаc. И то, о чем они говорили, показалось Маршалу очень интересным. Он так же бесшумно выскользнул из приемной и через минуту опять вошел.

– Якова Павловича нет, – соврала секретарша, вежливо улыбаясь.

– Передайте ему, – спокойно сказал Маршал, – что вернулся Марков и хотел бы встретиться.

И вот сейчас, вспоминая услышанный разговор, Маршал продумывал план устранения Боброва. В том, что Ленка мешать не будет, Маршал был уверен. Она, конечно, потеряв голову, бросится на поиски убийцы любимого папочки. А потерять голову в таких делах опасно. «Но сейчас кончать Бобра рано, – думал Маршал. – Нужен выход на его людей на Колыме. Потому что в противном случае мы так и подохнем среди вечной мерзлоты со своим золотом. А этого очень не хочется, – ухмыльнулся он. – Белый – молодец, быстро обнаружил, где скрывается Стае». Он просто объехал все три дачи Боброва. В недавно построенном особняке увидел снующих по двору парней. Он потратил несколько часов и дождался: Бобров привез на дачу мужчину. По описанию, которое дал ему Маршал, Белый узнал Стаса. Если Стае выходит во двор, то убить его несложно. Подслушанный разговор навел Артема на мысль, как одним выстрелом убить двух зайцев. Теперь нужно было узнать от Боброва, как, кто и где должен будет забрать захваченное ими золото. И после этого поставить точку на нем и его брате – киллере. Ибо роль Стаса в предстоящей операции мог не понять только дурак. Холодный, расчетливый делец Бобров не отдал Вишневской брата потому, что он ему необходим.

«Интересно, – подумал Маршал, – Стаc знает об отведенной ему роли в гениальном плане брата? Скорее всего, пока нет. Но сейчас Бобров потерял узду, которой удерживал брата. – Маршал нахмурился. – А значит, Стае вполне может вступить в долю. Не сбрасывай со счета Ленку, – напомнил Маршал себе. – Впрочем, это дело их, так сказать, семейное. У меня есть пусть небольшое, но преимущество. Я знаю, на что иду. Как говорится, пан или пропал. Будем надеяться, что меня последнее минует».

– Марков? – Бобров вскинул брови.

– Он, – кивнула секретарша, – я его сразу узнала.

«Значит, вернулся, – подумал Яков Павлович. – Интересно будет выслушать его. Впрочем, если он предложит по-своему изменить план, я, наверное, соглашусь. Марков не будет делать на „ура“. Для него это просто работа, где можно очень прилично заработать. А Стаc ловко сработал – через подкупленную секретаршу свел Трофимова и Козлова. Их убили парни покойного Жигу на, а потом Стаc покончил и с исполнителями. Отлично. Будем надеяться, что он не оплошает и на Колыме. – Бобров поморщился. – Жаль, конечно, что пришлось сказать ему о предстоящей операции. Слава Богу… – Вспомнив реакцию брата, Бобров усмехнулся. – Услышав о большой партии золота, Стаc не стал вдаваться в подробности. Ладно. Сегодня вечером встречусь с Марковым и выслушаю его мнение».

«Что-то Маршал крутит, – куря на балконе, думал Белый. – Похоже, хочет меня за дурака держать. Цепануть куш, конечно, ништяк. Но я не знаю ни хрена. Ты говори то, – вспомнил он наставления Mapшала перед разговором с Бобровым, – не говори это. А что почем, молчит. Но я лихо выступил, – вспомнил Белый свое заявление. – Маршал – мужик деловой. Сколько мы воды намутили, а тишина. Знает, что делать. Лады. Посмотрим, куда эта хреновина вывезет. Спрыгнуть с вагона всегда успею. Правда, выпуливаться надо будет, пока он большую скорость не набрал. И уши топориком держать. Чтобы не столкнул кто-нибудь».

– Белый, – услышал он голос Маршала.

– Ну? – для вида нехотя отозвался Алексей.

– Я вот что думаю. – Маршал вышел на балкон. – Может, пусть живет Стаc? Понимаешь, случайно услышал разговор братьев. И это навело меня на одну мысль. Понимаешь, разговор у них шел на равных. Значит, Бобр сказал Стасу про дело. И, видимо, заинтересовал. Но Стаc киллер-профи. Сейчас он считает, что зажат в угол. А если узнает, что Вишневская нашла козла отпущения и сорвала свою злость за убиенного сыночка на бывшем муженьке, придет в себя. От такого куша, который предлагает ему Бобров, он, конечно, не откажется. Но Бобр уже не сможет заставить его работать за спасибо. А значит, мы сами вполне можем договориться со Стасом. Ведь мы одинаково будем рисковать своими шкурами. Бобр только придумал план. Он, конечно, неплохой, но требует коррекции. Поэтому…

– Хорош по фене ящика чесать, – недовольно перебил его Белый. – Сейчас его включишь, и как будто первый раз на урок английского пришел. Вроде по-Русски чешут, а слова такие, что хрен поймешь.

– Так ящик – это телевизор, – догадался Маршал и рассмеялся.

– Хорош балдеть, – буркнул Белый. – Что делать-то будем? Я думал, ты Зверобоя притащил, чтобы Стаса сделать.

– Верно, – кивнул Маршал, – но сейчас я думаю иначе. Согласись, Стае умеет с оружием обращаться. И голова у него на месте. Я слышал, как он рассказывал Яшке об убийстве Трофимова. Он и следов не оставляет. По-моему, нам надо переговорить с ним.

– Ты хочешь, чтобы он после того, как мы золото выцепим, нам по пилюле свинцовой вкатил? – криво улыбнулся Белый.

– Именно это Яшка и хочет предложить брату, – сказал Маршал.

49
{"b":"2342","o":1}