ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ты сам себя приговорил», – мысленно сказал ему Стаc, а вслух спросил:

– И когда ты меня со своим приятелем сведешь?

– Да хоть сегодня.

– Он ногу сильно ударил, – недовольно сказала Рита. – В ванной на мыло наступил и об ванну коленом треснулся.

– Он знает, куда ты поехала? – спросил Артур.

– Как всегда, – засмеялась она, – по участкам хлеб повезла для продажи.

– Думаешь, не догадывается, что ты его не из-за любви пригрела? – лениво пережевывая жвачку, спросил лысый здоровяк.

– Так он же меня в хлебном два раза видел, я как раз отпустила девку, у нее ребенок заболел, он и зашел. А во второй раз…

– Надо предлагать ему, – обратился к лысому Артур. – Он наверняка клюнет. Главное – пообещать побольше.

– Жалко, что не пришел твой ухажер, – с досадой проговорил крепкий человек. – Хотелось бы поглядеть, чтобы понять, с чем его едят. Значит, говоришь, сидел два раза? И все по мелочи?

– Это он так говорит, – поправила его Рита. – Я на этих бывших насмотрелась. По-моему, он серьезный преступник. Я ведь совершенно случайно с ним познакомилась, в самолете из Магадана вместе летели. Как увидела наколки, сразу завела разговор. Хищник он, а не случайный преступник, – убежденно добавила она. – Поэтому…

– А как мужик он тебя не устраивает? – засмеялся Артур. – Ведь сама говорила…

– Одно другому не мешает, главное, чтобы он хоть раз согласился, – сказал лысый, – а дальше уговаривать легче будет. Правда, сначала заплатить придется.

– …Можешь сходить куда-нибудь, – опустив стекла в «ниве», сказал Вячеслав. – Захарыч там около часа будет. Пока пробу снимут, потом на место проверять. Завес, проба и разное другое – не меньше часа. Сходи погляди Сусуман. Здесь не заблудишься. Кстати, за углом, – махнул он рукой, – пивбар отличный. Я бы тоже пошел, но, – с сожалением развел он руками, – за рулем.

– А что у Захарыча с ребенком случилось? – вспомнил вчерашний разговор Толик.

– Так ты не знал? Жена ему двойняшек родила. Мальчишек. Он как раз на Артельном, там твоя теща работала, начальником участка был. А на драге авария. Вот он туда и увез механиков с прииска. А за женой машину послал. Когда из роддома «уазик» шел, в них пьяный на «татре» и врезался. Можно сказать, с дорогой сровнял. Захарыч, как узнал, чуть не умер. Потом на суд с ружьем рвался. Хотел того водителя пристрелить. Еле удержали. Он запил. С начальников турнули. Из партии исключили. А тут как раз Горбачев СССР развалил. Слышал, как ему по харе какой-то мужик шибанул? Где-то в Сибири. Я бы, доведись рядом быть, тоже врезал! – Он сжал кулаки. – Такую державу развалил.

– А как Захарыч в старатели попал? – спросил Анатолий.

– Так его приятели, Глеб Борисович и Иван Антонович, ты с ними в смене работаешь, все время в артелях были. Захарыч каждый отпуск тоже с ними вкалывал. Вот они его и подобрали. Он же спец в промывке. Сделали председателем. Два года назад плохо у них пошло, они втроем остались. Но выправились. А теперь мы очень даже ничего зарабатываeм. Захарыч с Борисычем решили тебя по полной норме провести. Обычно, кто первый год работает, пятьдесят процентов получает. Но мы все не против, чтобы ты наравне получил. Вкалываешь будь здоров. И готовишь отменно. Я бы тебя в роте поваром поставил. – Он похлопал смущенного парня по плечу. Хотел что-то добавить, на, взглянув на Анатолия, удивленно округлил глаза. – Ты что? Привидение, что ли, увидел? – Проследив за взглядом, казалось, потерявшего дар речи парня, захохотал. – Ничего девчонка. А наган на бедре ей даже идет.

У выхода с двумя мужчинами в камуфляже стояла светловолосая стройная девушка в форме ВОХРа. На ремне справа, спускаясь на округлое бедро, висел наган в кобуре.

– Ника, – прошептал Толик.

– Ты ее знаешь? – удивился Вячеслав. Казалось, девушка услышала Анатолия. Как-то сразу замолчав, замерла. Некоторое время они оба стояли неподвижно.

– Толька! – с громким радостным визгом Ника бросилась к нему.

Он успел сделать всего два шага, как она, подбежав, повисла у него на шее.

– Толька, – со слезами радости на глазах шептала Ника. – Толька.

Отпустив растерявшегося парня, словно не узнавая, несколько секунд рассматривала его.

– Ника, – сумел прошептать он, – ты здесь?

– Иванова! – раздался от дверей строгий голос. – Куда с оружием ушла? А ну-ка быстро назад!

– Я в два на обед пойду, – оглянувшись, быстро сказала Ника. – Дождись, ладно? – Не отрывая от него взгляда, попятилась назад.

– Ника! – заорал Толик и бросился к ней.

Она тоже.

– Иванова! – уже зло закричала женщина из окна. – А ну-ка быстро…

– Да уймись, Матвеевна, – прервал ее один из людей в камуфляже. – Не видишь, что ли? Она с парнем своим повстречалась. А за пушку не боись, – подмигнул он замолчавшей женщине. – Он и волоску упасть с нее не даст.

– Так ведь не положено с оружием, – пробормотала женщина.

– А ты выдь, – подмигнул ей второй, – я тебя так зажму, что весь арсенал отдашь.

Женщина хотела что-то ответить, но, не выдержав, рассмеялась и закрыла окно.

– Ты дождись меня, – сказала Ника, – я в два…

– Так мы, может, уедем, – расстроены? проговорил он. – Сейчас…

– Дождется, – заверил девушку Вячеслав, – слово старшего прапорщика. Я сейчас для верности все колеса проколю. Так что не боись. – Он улыбнулся.

Часто оглядываясь, Ника торопливо пошла к зданию.

– Кто она тебе? – чуть слышно спросил Вячеслав провожавшего ее взглядом Толика.

– Ника, – блестя счастливыми глазами, ответил он. – Невеста моя.

– Отлично, – довольно кивнул Маршал. – Конечно, надо перепроверить кое-что. Но в основном с работой старателей все сходится.

«Он тоже где-то получал информацию», – понял Стаc. Это его не задело. Наоборот, он с еще большим уважением стал относится к Маршалу.

– Сходи к Белому, – попросил Маршал, – тебя е равно там видели. Скажи, что он мне нужен.

– Думаешь, согласится на старателей? – усмехнулся Стаc. – По-моему, он загорелся идеей насчет инкассаторов. Быстрее, да и хлопот меньше.

– А что после этого будет, он понимает? – процедил Маршал. – Это же крест на нашем деле. Я ему не дам бросить бомбу.

– Я схожу, – кивнул Стаc.

– Передай, что он мне нужен срочно! – раздраженно напомнил Маршал.

– Вот за этим я и приехала, – виновато посмотрела на Толика Ника, – потому что не хотела, вернее, была уверена, что ты не поедешь за золотом.

– Значит, золото ты забрала, – вздохнул Толик. – Знаешь, может, даже и к лучшему. Но как ты оказалась здесь, – спросил он, – да еще в охране?

– В Москве я встретила старую знакомую. Мы с ней переписывались, она Лешкина ровесница, у нее мать и сын погибли. Она отправила сына к матери в де – ревню, а у них газовый баллон взорвался. Сын еще немного жил. В общем, сам понимаешь, каково ей. Вот она и приняла предложение бывшего мужа, который давно хотел, чтобы она на Колыму вернулась. Я, правда, ее и не узнала. Постарела она за эти дни. Мы из Магадана сюда вместе долетели. Потом я сказала, что хочу посмотреть родные места. Она меня на машине туда отправила. Забрала я золото и подумала: всего двести граммов. Может, еще денег заработать смогу. Даша, так зовут женщину, устроила меня в золотоприемную кассу, в охрану. Я сначала не хотела – думала, придется со съемщиками по полигонам ездить. Но начальница, Людмила Матвеевна, сказала, что я постоянно буду в кассе. Она маму знала, – опустив голову, тихо проговорила Ника.

Толик осторожно положил ей на плечи руки.

Вздрогнув, она резко вскинула голову.

– Знаешь, как хорошо, что ты здесь! – обхватив его шею руками, воскликнула Ника. – Ты просто не знаешь, как это здорово!

– А как же институт? – стараясь не обидеть ее, спросил он. – Школа? Ведь институт…

– Знаешь, Толька, – как о давно решенном, сказала Ника, – я больше не могу, да и не хочу жить в деревне и работать, не получая зарплаты. Ты почему здесь? – Она заглянула ему в глаза. – Тоже из-за этого.

60
{"b":"2342","o":1}