ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Здесь могут быть бумаги, – подумал Стаc. – Но как в этом убедиться, не привлекая внимания людей Олич?» Прильнув к биноклю, осмотрел с высоты склона двор. Увидев четырех больших собак, криво улыбнулся. По словам Михаила, кроме собак, там постоянно находились трое вооруженных людей. Они имели удостоверения егерей и права на ношение карабинов. Олич сумела выбить для них и пистолеты. Так что охрана домика была вооружена законно. Разумеется, «егеря» не совершали рейдов по выявлению браконьеров. «Скорее всего, если бумаги на нас есть, они находятся здесь. – Опустив бинокль, Стаc лег на спину и закрыл глаза. – Откуда она могла получить сведения о нас? От Яшки? Нет. Он просто нашел людей. А может, и нет никаких бумаг? – неожиданно подумал он. – Олич все узнала… – Усмехнувшись, встал. – Есть бумаги. А значит, надо их уничтожить. Эта бабенка непредсказуема, Маршал прав. Для нее налет на автобус с золотом – лишь увлекательная игра. Значит, чуть позже ей может прийти в голову мысль организовать покушение на президента. А что? – спускаясь по склону, ухмыльнулся Стаc. – Исполнители есть. Тем более что ко всему, что у нее есть на нас, будет еще и наше участие в налете. И сколько бы мы ни говорили, что организатор она, никто в это не поверит. А даже если и поверят, доказать ничего не удастся. Впрочем, примерно так говорил и Маршал. Но я свалял дурака. Одному мне не справиться. Черт возьми, только время зря потратил. А его, этого времени, как раз и нет. Подожди, – от неожиданно пришедшей в голову мысли Станислав остановился. – Точно. – Он кивнул. – Именно так и есть». Он заспешил к машине. Споткнувшись о корягу, полетел на землю. Успел выбросить вперед руки, чем смягчил падение. Улыбнувшись, хотел подняться. Впереди раздался приглушенный крик. Бесшумно поднявшись, Станислав бросился к машине, откуда донесся крик.

– Знакомые все лица, – направив яркий луч фонаря на лицо зажмурившегося Михаила, усмехнулся рослый мужчина в кепи. – Смотри-ка, – кивнул он на «москвич», – дворник переквалифицировался. Начал угонами заниматься. Ну и нашел тачку, – громко захохотал он.

– Что ты здесь делаешь? – ткнув бича кулаком в бок, спросил коренастый парень в камуфляже. Вскрикнув, бич закрыл лицо руками.

– Не бейте, – пропищал он, – я все скажу.

– Тебе есть что сказать? – насмешливо удивился рослый.

– Меня сюда силой привезли, – сжавшись, пролепетал Михаил. – Он… – Всхрипнув, дернулся всем телом и боком упал.

– Ты что? – Рослый направил на него фонарик. Коренастый не сильно пнул бича в бок.

– Вставай. У нас такие номера не проходят. Рослый присел, держа фонарик левой рукой, правой ухватился за ворот рубашки бича, рванул вверх. В свете луча оба увидели в спине бича рукоятку ножа. Позади появилась человеческая фигура с большой толстой палкой в руках. Сильный удар толстым концом по голове выбил сознание из рослого. Он ткнулся лицом рядом с Михаилом. Коренастый успел вскочить, но от резкого пинка в пах согнулся и упал. Подхватив валявшийся рядом охотничий пятизарядный карабин, Станислав впечатал прикладом в висок рослого.

– Значит, егеря все же выходят на охрану животного мира, – пробормотал он. Присел рядом со скулившим коренастым. – Ответишь на пару вопросов, будешь жить, – пообещал Бобров. – А если нет… – Усмехаясь, вытащил нож из спины Михаила. – Кастрирую. Окажу первую медицинскую помощь и отпущу. Где Олич? – задал он первый вопрос.

Вячеслав, выйдя с лотком в руках из неглубокого ручейка, довольно улыбнулся и поставил его на плоский камень. Достал из кармана металлическую гильзу двенадцатого калибра, осторожно вынул из нее резиновую пробку. В небольшой выемке в углублении лотка под солнцем тускло блеснуло несколько мелких желтеньких пластинок, величиной с крылышко комара, и такого же цвета песчинки. Орехов слегка наклонил лоток, подставил под него другой камень размером с картофелину. Поднес к золоту отверстие гильзы и зубной щеткой начал сметать в гильзу драгоценный металл. Заткнув пробкой гильзу, засмеялся. Не сумев уговорить Анатолия, Вячеслав приехал на прииск и получил в конторе допуск старателя-одиночки, или, как их называют, вольно добытчика. Ему выдали разрешение на промывку золота старым способом, то есть лотком и скребком. Не тяжелая на первый взгляд работа здорово выматывала. Полдня проработав киркой и лопатой, нагребая на лоток грунт, около получаса стоя в воде и понемногу добавляя ее в лоток, скребком осторожно размягчаешь грунт. Затем так же осторожно, отделив попавшие камешки, выбрасываешь их. Вольноприноситель, так тоже звали одиночек, несмотря на кропотливый труд, сдавал золото по цене гораздо ниже, чем даже старательские звенья, не говоря уже об артелях. И все же Вячеслав был доволен. Участок оказался золотоносным.

Посмотрев на часы, Орехов положил в неглубокую ямку три таблетки сухого спирта, поджег их и поставил на два камня маленький закопченный чайник. Достал из потертого рюкзака пластиковый мешочек с двумя бутербродами.

– Бог в помощь, – раздался за его спиной насмешливый голос.

Резко обернувшись, Орехов увидел стоявших на отвале троих. Двое были с карабинами, один придерживал на груди автомат. С шумом посыпавшихся камней они спустились к нему.

– Допуск? – спросил автоматчик.

– Вот.

Достав из внутреннего кармана куртки завернутый в целлофан допуск, Вячеслав подал его автоматчику.

– Что это? – насмешливо посмотрел тот на Вячеслава.

– Ты же допуск спрашивал, – хмуро ответил Орехов.

Он понял, что эти трое не инспекторы «СВЗ», а так называемые контролеры богатой, работающей в километре от него артели, которая принадлежала какому-то «новому русскому».

– Сколько? – вздохнул Орехов.

– Понятливый, – засмеялся автоматчик. – На какое время допуск?

– До конца сезона. Вячеслав поднялся.

– Значит, еще не раз увидимся, – подмигнул ему автоматчик.

– Не думаю, – смерил его далеко не дружелюбным взглядом Орехов.

– Он, видите ли, еще и думать умеет. Главарь повернулся к приятелям. Те глухо расхохотались.

– Вот что… – стараясь говорить спокойно, Орехов посмотрел ему в глаза. – Я здесь второй год горбачу. Был в звене. В артели у Захарыча. Так что давайте не будем терять времени. Я заплачу раз. Больше не…

– Короче, так, – зло бросил автоматчик, – первый взнос золотом. И не кажи зубы, – насмешливо посоветовал он, – а то здесь вечная мерзлота, останутся твои кости, как бивни мамонтов, для далекого потомства. Гони, что есть.

– А вот этого не хочешь? – хлопнув левой ладонью по локтевому сгибу правой руки, Орехов показал знакомую всем комбинацию.

Нырком уйдя от удара автоматчика, он врезал носком сапога ему по колену. Взвыв, тот свалился. Двое других рывком сдернули с плеч ремни карабинов и замерли. В вытянутой руке вольноприносителя они увидели пистолет.

– Лапы в гору! – приказал Вячеслав. – Бросьте стволы!

Они моментально бросили.

– Два шага назад!

Не сводя с них взгляда, Орехов пинком отбросил автомат и с силой рубанул рукояткой пистолета автоматчика по плечу. Тот снова взвыл и покатился по земле.

– Берите его! – Вячеслав снова направил пистолет на дернувшихся вперед двоих. – И бегом отсюда! Ну! – зычно подстегнул он.

Подхватив визгливо матерящегося старшего, двое торопливо потащили его вверх по отвалу.

– «Духи»! – рявкнул им вслед Орехов.

Взбежав за ними следом, увидел, что двое затащили третьего в «ниву», сели сами.

Орехов надел брезентовые рукавицы, сложил карабины и автомат на большой кусок брезента, завернул и обвязал тонкой бечевкой. Лоток и скребок положил в рюкзак. Подумав немного, сунул в него пистолет. Взвалил на одно плечо замотанное в брезент оружие, повесил на другое ремень рюкзака и быстро пошел вдоль ручья.

– Что?! – гневно воскликнула Олич. – Как ушли?!

– Вечером, – испуганно ответил невысокий лысый старик. – Поздно вечером, – поправился он. – Решили посмотреть, кто у озера Танцующих Хариусов па…

– Найти! – зло крикнула она. – Обоих! Ты кого набрал?! Я же предупреждала, чтобы никуда не выходили! Никто! До тех пор, пока смена не приедет!

77
{"b":"2342","o":1}