ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я же разговаривал с фельдшером-то, он говорил, что в школе им распрекрасно будет, просторно, а насчет питания чего беспокоишься? Все будет им, что надо.

— Ну смотри у меня, я съезжу проверю. А ты давай по эскадронам и командиров ко мне туда, в школу, сейчас же.

— Макар Михайлович! А исть-то когда же будем? Ведь со вчерашнего дня…

Но Макар уже взмахнул нагайкой, с места погнал вороного в полную рысь.

— Это оно что же такое будет? — Чуть не плача от обиды, Мишка шагом тронулся со двора и, сам того не замечая, продолжал вслух изливать свою обиду на своего командира: — Заморит он меня с голоду, как есть заморит. — А тут, как назло Мишке, досадившие ему партизаны потянулись в зимовье. «Ну вот, сейчас как навалятся там на баранину, — подумал он, поворачивая коня за ними следом, — и оставят нам рожки да ножки».

У раскрытых дверей зимовья, откуда в нос Мишке шибануло дразнящим запахом жаркого, он осадил коня, постучал в колоду черенком нагайки:

— Тетенька, а тетенька, подь-ка сюда на минутку.

Пожилая дородная женщина в ситцевом платье подошла к двери.

— Чего тебе? — спросила она, фартуком вытирая потное, разрумяненное жаром лицо.

— Тетенька, — Мишка, склонившись с седла, приветливо улыбнулся, — сейчас сюда сам командир полка нашего заявится, так ты уж тут постарайся: баранины поджарь побольше, яичек десятка два ну и чаю, конечно, с молоком, с топленым. Сделаешь, тетенька?

— Да ладно, — вздохнула стряпуха, — куда же от вас денешься. Он один, командер-то ваш?

— Не-ет, человек на пять готовь.

— Боже ты мой, когда же успею-то…

Дальнейших ее слов Мишка уже не слыхал, заторопился выполнять приказание командира.

ГЛАВА XXV

Часа через два Макар, в сопровождении писаря, вновь появился в поповской ограде. Здесь было все так же спокойно, партизаны завалились спать, двое, подложив под головы седла, устроились на предамбарье, ногами друг к другу; третий густо храпел прямо на земле, в теневой стороне зимовья.

Только теперь почувствовал Макар, как проголодался он и как устал от пережитого боя и от суматошной, бессонной ночи в седле.

Поручив коня писарю, Макар усталой походкой двинулся к зимовью, откуда навстречу ему вышла молодая, высокого роста девица в белой кофточке и длинной черной юбке. Подойдя ближе, она замедлила шаг и, немного смущаясь, сощурилась в улыбке:

— Здравствуйте, товарищ командир!

— Здравствуй.

Макар посторонился, уступая дорогу, но девушка и не думала проходить.

— Я видела сегодня, как вы казаков своих в бой вели, интересно.

— Да что там интересного-то? — Макар остановился, глянул в лицо незнакомки. Девица держала себя смело, хотя о красных повстанцах беляки распускали столько всяких небылиц, что в селах, куда впервые заходили партизаны, их боялись как огня, а девушки прятались от них.

— Нет, это очень интересно, — певуче продолжала девушка, — все так необычно, романтики много…

Макар, впервые в жизни услыхав такое слово, смутился и, не зная, что ответить, буркнул:

— Этого добра-то хватает.

От коней к ним подходил писарь, а Макар заторопился в зимовье, чувствуя непонятное смущенье.

Из зимовья он вышел уже без оружия, в одной нательной рубахе, с куском мыла и полотенцем в руках. Девушка поджидала его у телеги, возле бочки с водой.

— Давайте я вам полью, — сказала она, зачерпнув из бочки большим ковшом.

— Спасибо, — мотнул головой Макар, подставляя широкие, задубевшие от работы руки.

Пока Макар фыркал от удовольствия, тщательно намыливая себе руки, лицо и шею, она молча поливала ему и заговорила, когда он стал утираться:

— Вы любите читать?

— Люблю, — усмехнулся Макар.

— А что вы читали?

— Всякое, не помню уж за это время, не до чтениев было.

— Хотите, я принесу вам что-нибудь из Толстого, например «Казаки», «Хаджи-Мурат»?

«Роспись бы ей показать на резинке», — улыбаясь, подумал Макар, а вслух же сказал:

— Спасибо, делов полно всяких, да и уснуть ишо надо.

— А вы, как пообедаете, заходите в дом, там отдельную комнату вам отведем, хорошо?

— Хорошо.

В зимовье Макара с нетерпением ждал Мишка, на столе перед ним курилась паром жареная баранина, горкой лежали вареные яйца и крупяные шаньги, шумел зеркально блестящий самовар.

Макар надел гимнастерку, усаживаясь за стол, спросил стряпуху:

— Эта деваха-то дочка, поди, поповская?

— Дочь не родная. — Стряпуха присела на лавку, подперев щеку рукою, вздохнула: — Четырех годков ее взял в дети батюшка-то. Сирота круглая, мать умерла рано, и отец с японской войны не вернулся, казак он был Аркиинской станицы.

— То-то она отчаюга такая, аркиинцы ребята-хваты, приискатели, отчаянный народ.

— Боевая, и грамотная хорошо, и с нами, с работниками, за всяко просто. На кухню ко мне забежит, стряпать поможет, и коров подоит, и расскажет, что в книгах вычитала антересного. Да-а, счастливый человек будет, кому она достанется.

— Звать-то как ее?

— Афонасия, мы-то Афоней кличем.

Макар больше не расспрашивал, молча принялся за еду, но с ума не шла у него сероглазая Афоня, снова захотелось увидеть ее, послушать приятную, певучую речь. Однако спать после обеда он пошел не в дом, куда приглашала она, а под сарай, где в летнее время хранятся сани, запасы досок и делового березника; там же на колышках вдоль стен развешаны хомуты, седелки, а на жердочке под крышей — березовые веники. Пахнет дегтем, ременной сбруей и стружками, что кучами скопились у верстака. Макар собрал их, кинул в кузов большой кошевы, а сверху покрыл обрывком старого невода.

Уснул не сразу, долго ворочался с боку на бок, не переставая думать об Афонасии, и уже сердился на нее и на самого себя.

«И чего привязалась ко мне проклятая девка! — ругался он мысленно. — Да и я-то втюрился, должно быть, как тарбаган в петлю, ну ее к черту». А во сне видел Афоню, ходил с нею рука об руку и, когда проснулся, пожалел, что это было не наяву.

В сарай вошел писарь, веселый, сияющий, с распечатанным пакетом в руках.

— Гонец от Журавлева, — поведал он, присев на облучок. — Удача и у них, вышибли белых из Усть-Каменской, обозы забрали, два пулемета.

— Добро-о! — Макар сел на постели, улыбаясь, потянулся, хрустнул суставами. — Эдак-то пойдет, скоро наведем белым решку.

— Обмундировки много захватили, — завистливо вздохнул Мишка. — На этом, который с пакетом-то прибыл, мундир японский новехонький и штаны такие же, защитного цвета, с красными кантами.

— Ишо чего пишет Журавлев?

— Приказывает здесь стоять пока.

— В наряде какой эскадрон?

— Первый, сорокинский, все остальные отдыхают, коней на пастьбу отправили, из четвертого двое приходили сюда.

— Чего им надо?

— К попу приходили, а его где-то черти носят в других селах.

— Зачем им поп запонадобился?

— Известно зачем, люди верующие, вот и хотели просить попа отпеть покойников, убитых то есть.

— Да они што, опупели! Этого ишо не хватало. Ничего подобного, хоронить будем завтра, и никаких попов, ни причитаний, а как положено борцам за свободу, всем полком проводим товарищев наших, с почестями воинскими.

— Музыки-то у нас нету.

— На нет суда нет, «Марсельезу» будем петь и всякие там другие подходящие песни революционные, и трехкратный залп из винтовок над их могилой.

— Патронов-то сколько сожгем.

— Ничего-о, на это дело их нельзя жалеть. Ступай, насчет еды там сообрази чего-нибудь погуще.

А вечером Макар вновь увидел Афоню. Вечерело, на потемневшем небе появились первые звезды, ночная тишина надвигалась на село, лишь топот копыт доносился издалека — это конный разъезд отправился в дозор. На темной веранде дома смутно белела кофточка Афони, и Макар не выдержал, как магнитом потянуло его к ней.

Намерение Макара не укрылось от внимательных глаз писаря. Выйдя из зимовья, Мишка остановился около бочки с водой и, присмотревшись к темноте, различил на веранде дома белую кофточку девушки и рядом темный силуэт еще кого-то.

70
{"b":"234210","o":1}