ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таблица № 1

«Танковая дубина» Сталина - _060t.png

Из этой таблички можно сделать следующие выводы:

1) самые распространенные германские танки той поры могли поражать бо́льшую часть легкобронированных советских машин с дистанции как в 1000 м (при попадании в вертикальную бронеплиту), так и в 500 м под меньшими углами наклона брони. Заметим, правда, что к началу 40-х многие модификации советских Т-26, БТ, Т-28 и Т-35 имели башни конической формы и наклонные лобовые бронеплиты;

2) лишь вооруженные 50-мм пушкой разновидности Pz.III могли подбить Т-34, и то только с дистанции в 500 м и при попадании в вертикальные элементы бронезащиты (таковых было мало). Даже этот «панцер-убийца» не мог ничего поделать с танками КВ, а также с лобовой броней экранированного Т-28Э. Танк КВ бронебойный снаряд указанного германского танка не брал даже в борт и с дистанции в 500 м;

3) самый тяжелый немецкий танк лета 1941 года – Pz.IVF1 – мало подходил для боя даже с легкими советскими танками и мог поражать их лишь с дистанции в 500 м. Советский танк непосредственной поддержки пехоты Т-28, вооруженный 76-мм «обрубком» КТ-28, имел ту же проблему;

4) вооруженные пулеметами советские плавающие танки Т-37А, Т-38 и Т-40, а также немецкие Pz.I и не имевшие 20-мм пушек разновидности Pz.II годились лишь для ведения разведки и борьбы с пехотой противника. С точки зрения танкового боя они были абсолютно бесполезны и оказывались беззащитными при встрече с пушечными танками противника. По словам Ф. Гальдера, эти танки (по существу, танкетки) в 1941 году «превратились в обузу для войск».

А теперь посмотрим на аналогичную таблицу, составленную для советской бронетехники той поры.

Таблица № 2

«Танковая дубина» Сталина - _062t.png

Из нее вытекают следующие выводы:

1) самые распространенные советские танки лета 1941 года – Т-26 и БТ – могли вести бой на равных (либо даже с явным преимуществом) примерно с половиной машин, имевшихся в распоряжении группировки Вермахта накануне операции «Барбаросса» – Pz.I, Pz. II, чешскими Pz.35(t) и Pz.38A(t). С чешскими и немецкими машинами, обладавшими более сильным бронированием – Pz.38E(t) (таких, согласно А. Лобанову, в первой половине 1941 года было изготовлено всего 275 штук: см. «Танковые войска Гитлера. Первая энциклопедия Панцерваффе», с. 39), а также модернизированными Pz.III – им один на один встречаться не следовало. Тем не менее они могли спокойно поражать даже эти «панцеры» в неосторожно подставленные борта с дистанции в 500 м, что, по воспоминаниям танкистов обеих сторон, являлось в то время самой распространенной дистанцией для начала танкового боя. Мало того, благодаря мощным двигателям и подвеске «Кристи», танки БТ обладали феноменальной маневренностью, что в определенной степени нивелировало проблему безусловно устаревшего противопульного бронирования;

2) согласно Приложению № 1, при борьбе с обладавшими повышенным бронированием «панцерами» трехбашенный Т-28 с пушкой Л-10 сталкивался с теми же проблемами, что и легкие советские танки. Впрочем, если верить книге М. Коломийца «Сухопутные линкоры Сталина», во время испытаний в начале 1937 года бронебойный снаряд пушки Л-10 с расстояния в один километр пробивал наклоненную под 30° бронеплиту толщиной 50 мм (с. 47). Если это так, то Т-28Э, вооруженный более мощным орудием Л-10 и дополнительными бронеэкранами, являлся боевым аналогом Т-34–76: то есть с дистанции в 1000 метров мог поражать все танки противника в любой проекции. В свою очередь, даже оснащенные 50-мм орудием Pz.IIIJ могли поразить Т-28Э лишь с дистанции в 500 м – и то только в борт, закрытый 40-мм броней;

3) самые современные советские машины – Т-34 и КВ-1 – являлись еще более опасными «танкоубийцами»: их 76-мм пушки Л-11 были способны с дистанции в один километр пробивать броню любого немецкого танка той поры, оставаясь практически неуязвимыми для ответного огня. Вообще вне конкуренции – вооруженный 152-мм орудием КВ-2: его бронебойный снаряд с дистанции в один километр пробивал вертикальную бронеплиту толщиной 110 мм. При попадании же его осколочно-фугасного снаряда большинство германских и чешских танков просто разваливались на части, а экипажи так или иначе гибли.

Модернизированных – с 76-мм пушкой Л-10 – танков Т-28Э в западных округах Красной Армии на момент немецкого вторжения имелось порядка двухсот («Сухопутные линкоры Сталина», с. 48); КВ-1 и КВ-2 – минимум 508, Т-34 – минимум 1024 (Р. Иринархов «Красная Армия в 1941 году», с. 165). Итого – не менее 1732 машин, с которыми абсолютно всем германским «панцерам» образца 1941 г., если верить тактико-техническим характеристикам (а также самим немцам и советским ветеранам-танкистам), тягаться было просто не под силу. Мы уже говорили о том, что советские легкобронированные танки Т-26 и БТ в июне 1941 года действительно радикально уступали лишь танкам Pz.IIIJ, оснащенным 50-мм лобовой броней и 50-мм орудием, и несколько уступали некоторому количеству чешских Pz.38E(t) с улучшенным бронированием и 37-мм пушкой. Правда, даже потяжелевшие немецкие «панцеры», как уже упоминалось, на дистанциях свыше 500 м все равно были практически бессильны против Т-34, КВ и модернизированных Т-28Э. Согласно Виктору Суворову, «продвинутых» машин Pz.IIIJ с 50-мм пушкой в распоряжении Вермахта на границе с СССР имелось 612 единиц («Святое дело», с. 312). Я пришел к несколько большему числу – 707 штук – косвенным путем. Для этого пришлось взять общее количество условно «средних» немецких танков, приведенное Марком Солониным («22 июня. Анатомия катастрофы», с. 465), и вычесть из него имевшиеся в распоряжении германской армии вторжения 439 машин Pz.IV (по версии М. Барятинского. См.: «Танки Второй мировой», с. 136). Андрей Лобанов дает похожую цифру – 712 танков Pz.III с 50-мм пушкой («Танковые войска Гитлера. Первая энциклопедия Панцерваффе», с. 329). В дальнейшем я буду исходить именно из данных Лобанова.

То, что лучшие средние германские танки не могли применяться один на один против лучших советских, автоматически говорит о том, что немецкие «панцеры» образца лета 1941 года являлись устаревшими. Таким образом, у немцев повторилась ситуация лета 1940 года: тогда, напомню, они попали в такое же положение, столкнувшись с хорошо бронированными французскими и британскими машинами. Подчеркну: как и в случае «битвы за Францию», продолжавшейся сорок дней, устаревшая бронетехника не помешала Вермахту в течение пяти месяцев почти полностью разбить кадровую Красную Армию, чьи танковые войска к тому же имели в несколько раз больше боевых машин, чем противник. Их вновь выручили общее превосходство в стратегии и тактике, 88-мм зенитки, 105-мм дивизионные пушки, устаревший пикирующий бомбардировщик Ju-87 и, самое главное, стратегические просчеты противника и его полное неумение использовать свое техническое превосходство. Но этому я посвящу отдельную книгу…

Интересно, что ситуация лета 1940 года (с французскими Char1 Вbis и S35 «Сомуа») и лета 1941 года (с советскими Т-34 и КВ) повторилась и летом 1943 года, правда, наоборот. Теперь уже появившиеся на вооружении немецких танковых частей «тигры» и «пантеры», оснащенные прекрасными длинноствольными 75-мм и 88-мм пушками, могли с дистанции в полтора-два километра чуть ли не насквозь прошибать «тридцатьчетверки» и КВ-1с (не говоря уже о легких Т-60 и Т-70). В то же время советские танковые пушки Ф-34, стоявшие к тому времени на советских средних и тяжелых машинах, не позволяли подбить «тигр» даже с 500 м, а «пантеру» могли поразить только в борт: германских «кошек» защищала 85-мм лобовая броня. Фактически с появлением на поле боя «тигров» и «пантер» тогдашние Т-34 и КВ сразу устарели. Да и «старый добрый» Pz.IV, получивший к апрелю 1943 года 75-мм орудие и 80-мм лобовую броню, во многом сравнялся с Т-34–76 по своим боевым возможностям, по-прежнему, правда, значительно уступая в скорости, маневренности и проходимости. Отметим попутно, что и Вермахту это надолго – до весны 1944 года, когда в войсках появились первые советские Т-34–85 и ИС-2, – полученное качественное превосходство в бронетехнике в итоге не помогло. Немцы проиграли битву под Курском, а до конца 1943 года Красная Армия освободила бо́льшую часть Украины. Советские бронетанковые войска взяли «германа» количественным превосходством и хоть как-то к тому времени налаженным взаимодействием с другими родами войск. Несмотря на «тигры» с «пантерами» и их подавляющее качественное превосходство над танками союзников, в 1943 году Вермахт прогнали из Северной Африки и с Сицилии. Но вернемся в лето 1941 года…

13
{"b":"234216","o":1}