ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

(4) Ferguson A. Essai sur l'histoire de la société civile / Trad. Deasint [см. с 359 наст, изд., примеч. 29]. T. 1,1,1. P. 9: «Следует брать род человеческий как группы, таким, каким он существовал всегда»; см. trad. Gautier. P. 109. Рус. пер: «Разве не как такая группа формировался и весь род человеческий?» (Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества/Пер. И. И. Мюрберг. М.: РОССПЭН, 2000. С. 33).

(5) Ibid. Trad. Desaint. T. I, I, 1. P. 20; trad. Gautier, p. 111: «…Общество предстает таким же древним, как и индивид, а использование языка столь же всеобщим, сколь использование рук или ног» (Там же. С. 34).

(6) Ibid. Trad. Desaint. T. 1, I, 1. P. 9–10: «История индивида есть лишь часть тех чувств и мыслей, которые он испытал как представитель вида: и любой эксперимент, имеющий отношение к данному предмету, следует проводить с обществами в целом, а не с отдельными людьми. Однако у нас есть все основания полагать, что в случае проведения подобного эксперимента — положим, с группой детей, которые будут изъяты из яслей и предоставлены самим себе, неученые и недисциплинированные, для образования собственного отдельного общества, — мы получим лишь повторение старого, а именно то, что уже случалось в столь многих различных частях света. Члены нашего маленького общества будут питаться и спать, держаться вместе и играть, выработают свой собственный язык, будут ссориться и расходиться, будут считать друг друга наиболее достойными внимания объектами и, в пылу своей дружбы и соперничества, начнут забывать о личной безопасности и перестанут заботиться о самосохранении» (Там же. С. 33).

(7) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, I, 1. P. 20: «Поэтому, если нас спросят, где можно найти естественное состояние, мы можем ответить: оно здесь, и неважно, имеем ли мы в виду Великобританию или мыс Доброй Надежды, или Магелланов пролив. Все обстоятельства будут в равной степени естественными, пока они будут оставлять этому активному существу простор для проявления собственных способностей и для воздействия на окружающие его предметы» (Там же. С. 35).

(8) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, I, 1. P. 21; trad. Gautier, p. 113 (Там же. С. 36).

(9) Ibid. Trad. Desaint. Loc. cit. (Там же).

(10) Ibid. Trad. Desaint. T. I, I, 9. P. 157–158; trad. Gautier, p. 158: «…Если главной целью существования индивидов является благо общества, то верно и то, что великой целью гражданского общества является счастье индивидов: ибо как может благоденствовать общество, если каждый из составляющих его членов является несчастным?» (Там же. С. 65).

(11) Ibid. Trad. Desaint. T. 1,1, 9. P. 157; trad. Gautier, p. 158: «[Человек] должен отказаться от счастья и свободы там, где они мешают благу общества. Он — лишь часть целого; и те похвалы, которые мы расточаем его добродетели, есть лишь частный случай того одобрения, которое можно высказывать в адрес отдельного органа тела, отдельной составляющей структуры или отдельной части мотора в связи с тем, что данная часть хорошо подогнана к целому и исправно функционирует» (Там же). (Франц. пер: «…и производит то, что должна производить».)

(12) Ibid. Trad. Desaint. T. I, I, 9. P. 157 (см. примеч. 10).

(13) См. I, 3: «О принципах объединения людей» и 1, 4: «О принципах войны и раздоров».

(14) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, I, 2. P. 28; trad. Gautier, p. 116: «Как и другие животные, человек обладает некоторыми инстинктивными предрасположенностями, которые еще до восприятия им удовольствия или боли, еще до осознания им вредности или пользы тех или иных предметов подталкивают его к выполнению многих природных функций по отношению к себе самому и к своим собратьям. Один ряд его предрасположен ностей касается сохранения его как вида, продолжения рода человеческого; другие предрасположенности, касающиеся общества, делают его членом одного какого-то племени или сообщества и часто вовлекают его в войну или спор с остальным человечеством» (Там же. С. 38).

(15) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, I, 3. P. 50; trad. Gautier, p. 123: «Люди настолько далеки от того, чтобы ценить общество из соображений удобства, что как правило они бывают тем более привержены ему, чем меньше удобств оно предоставляет: наибольшая верность проявляется там, где дань приверженности приходится платить кровью» (Там же. С. 42).

(16) Ibid. Trad. Desaint. T. 1,1,3. P. 51; trad. Gautier, p. 123 (последняя фраза заканчивается так: «и тогда он начинает относиться к ним как к своему скоту или к земле, рассматривая их с точки зрения приносимой ими прибыли») (Там же. С. 42).

(17) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, I, 10. P. 172–173; trad. Gautier, p. 163: «Еще до всяких политических институтов люди различаются сами по себе — огромным разнообразием талантов, различиями душевного настроя, силой страстей — и это уготавливает им разные роли. Стоит свести их вместе — и каждый сам найдет подходящее ему место. Порицания или одобрения они выносят коллективом: для совещаний и раздумий они собираются в более однородные партии; выбирая или отрешая от должности представителей властей, они действуют в индивидуальном порядке […J» (Там же. С. 67).

(18) Ibid. Trad. Desaint. Т. 1, 1,10. P. 174; trad. Gautier, p. 163 (Там же).

(19) Ibid. Trad. Desaint. T. I, I, 10. P. 172; trad. Gautier, p. 162–163 (Там же).

(20) Ibid. Trad. Desaint. T. I, II, 3. P. 237–238; trad. Gautier, p. 186–187: «Таким образом, не имея какой-либо установившейся формы правления или союзных связей, руководствуясь скорее голосом инстинкта, нежели изобретательностью разума, они вели себя с подобающими народам согласием и силой. Иностранцы, которым не удавалось узнать, кто здесь владыка и как образован сенат, всегда находили консультативный совет, с которым они могли вести переговоры, или войско, с которым можно было сражаться. Безо всякой полиции или принудительных законов в их обществе обеспечивался порядок, а отсутствие дурных намерений есть лучшая гарантия безопасности, чем любые общественные институты по борьбе с преступлениями» (Там же. С. 76).

(21) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, III, 2. P. 336; trad. Gautier, p. 221: «Тот, кто первым последовал за вождем, не знал, что создал модель постоянной субординации, прикрываясь которой разбойники будут захватывать его собственность, а наглецы — требовать, чтобы он служил им» (Там же. С. 95).

(22) См. II и III части. Об этих четырех (sic. — А. Д.) этапах общественного развития М. Фуко читал книгу: Meek R. L. Economics and Ideology, and other essays. Londres: Chapman & Hall, 1967. P. 34–40.

(23) Essai… Trad. Desaint. T. I, II, 2. P. 224; trad. Gautier, p. 182: «Из народов, обитающих в этих или в других, менее освоенных, частях мира, некоторые добывают свое пропитание в основном охотой, рыболовством и собирательством. У них не развит интерес к собственности и практически не существует системы подчинения или управления» (Там же. С. 74).

(24) Ibid. Trad. Desaint. P. 224–225; trad. Gautier, p. 182: «Другие, обладающие стадами и нуждающиеся в пастбищах для их прокорма, знают разницу между богатством и бедностью. Им известны отношения господина и зависимого лица, хозяина и слуги и причисляются к тому или иному классу согласно их имущественному положению» (Там же).

(25) Ibid. Trad. Desaint. Т. I, III, 2. P. 336–337; trad. Gautier, p. 220–221: «Люди вообще склонны заниматься построением различного рода проектов и схем; но тот, кто возьмется строить планы за других, обнаружит, что у любого из людей, желающего самостоятельно строить свои планы, найдутся возражения против его планов. Подобно ветрам, налетающим невесть откуда и дующим, куда им захочется, общественные формы происходят из некоего туманного далека; они возникают прежде всякой философии, из инстинктов, а не из спекуляций. Толпа в своих поступках, установлениях руководствуется наличной ситуацией, и редко когда удается свернуть ее с этого пути и заставить следовать плану, созданному кем-то одним» (Там же. С. 95).

(26) См. статью, которую использовал М. Фуко: Riedel M. Gesellschaft, biirgerliche // Geschichtliche Grundbegrifte / Eds О. Brunner, W. Conze, R. Kosellek. T. 2. Stuttgart: ET Klett, 1975. P. 719–800.

99
{"b":"234217","o":1}