ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фашистский зверь, олицетворяемый прежде всего гитлеровской Германией, уже расправил когти, готовясь подмять под себя всю Европу. А так называемые «демократические» державы, прежде всего Англия и Франция, при сочувственной поддержке руководящих кругов США все еще продолжали заигрывать с ним, надеясь повернуть острие германской агрессии «а восток, против Советского Союза.

19 ноября 1937 года лорд Галифакс, заместитель премьер-министра Великобритании, посетил Гитлера и «имел с ним беседу по общеполитическим вопросам». Гитлер в весьма наглом тоне требовал для Германии колоний и «свободы действий в Европе». Галифакс уверял его, что если бы Германия вернулась в Лигу Наций, то удовлетворение ее требований не встретило бы особых препятствий.

Тут же британский «умиротворитель» пояснил:

– Все остальные вопросы (то есть кроме вопроса о Лиге Наций – И. М.) можно характеризовать в том смысле, что они касаются изменений европейского по – рядка, которые, вероятно, рано или поздно произойдут. К этим вопросам относятся Данциг, Австрия, Чехословакия. Англия заинтересована лишь в том, чтобы эти изменения были произведены путем мирной эволюции. Колониальный вопрос без сомнения, труден. Английский премьер-министр стоит на той точке зрения, что он может быть разрешен как Часть нового курса и генерального разрешения всех трудностей[110].

Эти пояснения Галифакса могли иметь, и действительно имели лишь один смысл: развязать Гитлеру руки на востоке. Лицемерно-дипломатическое заявление о желательности изменений «в порядке мирной эволюции» не меняло существа дела. Оно было предназначено не для Гитлера, а для одурачивания простаков в Англии и других местах. Таким образом, британский империализм устами одного из своих ответственейших представителей благословлял германский фашизм на генеральное наступление против востока, давая понять, что за такую услугу он готов заплатить даже возвращением некоторых колоний, принадлежавших Германии до первой мировой войны.

Позиция правительства Чемберлена подняла дух всех фашистских сил в Европе. И это сразу сказалось на международной обстановке. Муссолини теперь сбросил фиговые листочки с итальянской интервенции в Испании и стал открыто направлять туда все новые и новые дивизии. Сверх того, он проявил просто неприличную настойчивость, требуя скорейшего заключения между Англией и Италией договора о дружбе и политическом сотрудничестве[111]. Министр иностранных дел в кабинете Чемберлена Иден, тоже консерватор и противник Испанской республики, но человек более дальновидный, чем его шеф, считал, что Италия должна «купить» такой договор прекращением или хотя бы ослаблением поддержки генерала Франко. Муссолини это не устраивало. Он сам и его пресса метали громы и молнии против Идена. В конечном счете цель была достигнута: 20 февраля 1938 года Иден вынужден был уйти в отставку, а его место занял… лорд Галифакс. После этого англо-итальянские переговоры сразу пошли быстрее, и 16 апреля между Англией и Италией было подписано столь желательное для Муссолини соглашение.

Касалось ли оно испанского вопроса? Да, касалось, но в такой форме, что Муссолини мог только аплодировать своему британскому партнеру. В соглашении говорилось, что Италия обещает вывести свои силы с Пиренейского полуострова «в момент и на условиях, установленных комитетом по невмешательству, и что Англия ратифицирует заключенный договор, когда все тот же комитет признает испанский вопрос «разрешенным». Это означало несомненную победу Муссолини.

Еще более решительно действовал Гитлер. 12 марта 1938 года он захватил Австрию и занес меч над головой Чехословакии (очевидно, правильно понял приезжавшего к нему Галифакса). Точно в насмешку, захват Австрии произошел в тот самый день, когда Чемберлен устраивал торжественный завтрак в честь Риббентропа, только что назначенного германским министром иностранных дел.

Ни Англия, ни Франция, ни США не нашли нужным выступить против нового акта агрессии со стороны гитлеровской Германии. Только СССР заявил решительный протест. 17 марта 1938 года в Москве тогдашний Народный комиссар иностранных дел M. M. Литвинов провел пресс-конференцию, в ходе которой пригласил другие державы «приступить к немедленному обсуждению… в Лиге Наций или вне ее практических мер, диктуемых обстоятельствами». Литвинов особенно подчеркивал, что после Австрии под ударом находится Чехословакия. Но и это предостережение не возымело своего действия.

Текст выступления M. M. Литвинова по указанию из Москвы я вручил затем Форин Оффис с сопроводительной нотой, в которой подчеркивалось, что данное выступление является официальным выражением мнения Советского правительства. А какой получился результат? 24 марта правительство Чемберлена ответило, что считает предложение СССР о созыве совещания неприемлемым.

Франция и США также остались глухи к советскому призыву.

Такое поведение «демократических» держав еще больше поощряло Гитлера к дальнейшим актам насилия. С мая 1938 года начался так называемый «чехословацкий кризис», сопровождавшийся угрожающей концентрацией германских войск на границах Чехословакии и бешеной кампанией в нацистской печати по поводу мнимого «преследования судетских немцев», Сбывались мартовские предостережения СССР! Однако правительства Англии и Франции по-прежнему не принимали никаких эффективных мер для спасения этой новой жертвы фашизма. Французские правящие круги явно уклонялись от выполнения своих союзнических обязательств, вытекавших из подписанного с Чехословакией Пакта о взаимопомощи. А что до британского кабинета, то он повел еще более непристойную игру.

В конце августа из Англии в Чехословакию выехал в качестве «посредника» между Прагой и Берлином лорд Ренсимен, который выступил в этой роли как самый худший «умиротворитель» и своими предложениями только облегчал авантюру Гитлера.

Не лучше вела себя и официозная английская печать. 7 сентября 1938 года в «Таймсе» появилась знаменательная передовица, предлагавшая разрешить «чехословацкий кризис» путем передачи Германии Судетских районов. В конечном счете все это привело к мюнхенскому сговору, вписавшему страницу несмываемого позора и глупости в историю англо-французской дипломатии.

В те трудные дни только Советский Союз делал, все от него зависящее для действительной борьбы против фашистской агрессии. 2 сентября M. M. Литвинов довел до сведения правительства Франции, что СССР готов выполнить свои обязательства по Пакту взаимопомощи с Чехословакией, и предлагал немедленно созвать совещание представителей чехословацкого, французского и советского генеральных штабов. Не получив ответа из Парижа, он повторил это предложение публично на заседании Лиги Наций 21 сентября. Франция опять не откликнулась.

Англичане оказались несколько гибче. Помню, сразу же после выступления Литвинова в Лиге Наций, в Женеве, по инициативе англичан было проведено англо-советское совещание. С английской стороны на нем присутствовали Батлер и Делавар, с советской – Литвинов и я. Максим Максимович очень энергично доказывал необходимость немедленных совместных действий против фашистских разбойников. Батлер и Делавар как будто бы согласились с ним, заявили, что сейчас же снесутся с Лондономи после этого снова встретятся с нами… Увы! – второго7 свидания так и не состоялось. Батлер и Делавар «забыли» о нем. Да и как могло быть иначе? Ведь как раз в эти дни полным ходом шла подготовка мюнхенской сделки… А утром 30 сентября Чемберлен, вернувшись из Мюнхена, размахивал на лондонском аэродроме подписанной им и Гитлером бумажкой, которая будто бы должна была обеспечить человечеству «мир в наше время».

1 30 сентября 1938 года в Мюнхене по инициативе Чемберлена была подписана англо-германская декларация, в которой говорилось, что заключенное накануне (29 сентября) соглашение четырех держав (Германии, Италии, Англии и Франции) о судьбе Чехословакии, равно как и англо-германское морское соглашение 1935 года, «символизирует волю обоих народов никогда более не воевать друг с другом». Эта декларация фактически предоставляла Гитлеру полную свободу действий в отношении других народов, а Чемберлену давала возможность вводить в заблуждение широкие массы английского народа, сильно встревоженные политикой «умиротворения» агрессоров.

вернуться

110

Документы и материалы кануна второй мировой войны. Изд. МИД СССР, 1946, т. 1, стр. 35.

вернуться

111

Переговоры об этом начались сразу же после прихода Чемберлена к власти.

40
{"b":"234220","o":1}