ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тридцати минут мне хватило для того, чтобы по этим вьедам получить все необходимую информацию. Записав на кристалл памяти общий вид лагеря, чем занимались рядовые и офицеры, а также разнообразие их лучевого оружия, я прекратил за ними наблюдение, отправился далее по своему маршруту следования.

В запасе у меня еще оставалось более чем достаточно времени для того, чтобы посетить одну деревушку, в которой проживали охотники слейтеры. Нам в будущем предстояло немало с ними поработать, поэтому я и решил, хотя бы через бинокль понаблюдать за своими будущими товарищами по борьбе. Но вскоре выяснилось, что я не могу и близко подойти к их деревушке. Слейтеры, эти охотники гуманоиды, понастроили столько ловушек вокруг своей деревни, столько капканов и заряженных самострелов установили на этих тропинках, что я, со своим суперкомбезом с большим трудом преодолев первую полосу препятствий, остановился на половине дороги, решив, далее не рисковать своей жизнью повернул обратно.

На точку встречи со своими товарищами я прибыл за двадцать минут до установленного времени, но там уже находилась вторая моя пара, состоящая из Барда и Филовой. Рита скороговоркой мне доложила о том, что они увидели по дороге к месту встречи. Из ее слов я понял, что пока нам везет, так как нас пока не обнаружили в этом лесу, хотя он был по уши забит вьедскими патрулями и подразделениями. Эта группа моих разведчиков едва не столкнулась с четырьмя патрулями вьедских десантников, едва избежав с ними столкновений.

Бард и Филова выяснили один очень интересный факт о нашем враге. Прежде всего, это было то, что вьеды никогда не были жителями лесов, поэтому они не умели тихо себя вести в лесу, тихо в нем работать. Они оказались весьма шумливыми существами! Когда рептилии передвигались по лесу, то часто наступали на сухие ветки и сучья, отчего в лесу стоял постоянный треск этих сучьев. Они не умели говорить шепотом или вполголоса, а говорили между собой в полный голос, часто перекликивались так, что их было слышно за версту. Именно такой шум позволил Рите и Барду вовремя избежать встреч с вьедскими патрулями.

Вскоре появилась и другая пара разведчиков, которая также принесла с собой интересную информацию. Лейтенант Фриза и рядовой Гузнам наткнулись на месторасположение солидного вьедского штаба. По крайней мере, то место охранялось целым батальоном рептилий. Такая многочисленная охрана говорила о том, что они натолкнулись на штаб целой вьедской дивизии. Только рядовой Гузнам со знанием дела мысленно добавил:

— Извини, командир! Но в этом штабе кроется какой-то подвох! Там много вьедских офицеров, которые должны быть штабными офицерами, но в их поведении этого не ощущалось. Штабисты всегда заняты, куда-то спешат, торопятся, а эти офицеры вразвалку бродят по двору, время от времени без особой на то надобности куда-то уезжают.

Интересное замечание!. Похоже, в недавнем прошлом наш рядовой Гузнам занимал немалую должность в штабной иерархии, если так хорошо разбирается в манере поведения офицеров штабистов! Почему я так говорю, да по той причине, Гузнам был единственным рядовым в нашей офицерской разведгруппе. По его сопроводительным документам я только знал, что он был разжалован в рядовые за какую-то служебную ошибку в своем прошлом. С нами на эту тему Гузнам не говорил и, как я понимал, не очень-то хотел обсуждать эту тему.

Ну, да ладно, вернемся к своим баранам. В любом случае понимание того, что моя группа оказалась в зоне расположения целой дивизии рептилий, заставляло меня часто задумываться о том, что мы должны, как можно быстрей, покинуть этот лесной массив, пока мы были не обнаружены противником!

Разумеется, у своих товарищей я поинтересовался и тем, как они себя чувствуют в этой новой экипировке разведчика. В ответ услышал весьма отзывы. Все разведчики моей группы в то же самое время говорили о том, что нужно время, по крайней мере, пара дней для того, чтобы в ней привыкнуть. Это время нам требовалось для того, чтобы свои комбезы с экзоскелетом мы бы ощущали в качестве своей натуральной шкуры, умели бы им правильно пользоваться! Ведь к этому времени мы уже настолько привыкли к мысленному общению между собой, стали даже забывать о разговорах голосом, о существовании своих голосовых связок. Только иногда нам приходилось с ИРами своих комбезов разговаривать голосом. В этой связи, чтобы полностью прекратить общение голосом, я поинтересовался у ИРа своего комбеза голосом:

— Слышишь ли ты меня?

— Так точно, сэр, я хорошо вас слышу!

— Хорошо, ИР, тогда слушай мой приказ! С этого момента и впредь разрешаю тебе пользоваться каналами связи, как технического, так и мысленного диапазона для общения со мной любыми. Прошу подтвердить получение этого приказа?

— Сэр, ваш приказ получен, принят к исполнению. С этого момента и впредь, сэр, с вами можно поддерживать связь любого диапазона, уровня!

— Хорошо, тогда у меня есть еще один вопрос! Можешь ли ты, способен ли ты поддерживать регулярный контакт с ИРами их комбезов?

— Сэр, на данный момент связь с другими ИРами не поддерживаю! На то нет приказа! Что касается ответа на второй вопрос, то ИРы способны поддерживать друг с другом регулярный контакт на любом уровне!

— Хорошо, тогда слушай приказ, с этого момента и до нового распоряжения ты, ИР, должен поддерживать постоянный контакт с ИРами комбезов других членов нашей разведгруппы! Должен три раза день информировать меня о состоянии их здоровья. В случае необходимости определять их местонахождение. Об получении приказа доложить!

— Так точно, сэр! Контакт с ИРами комбезов других членов разведгруппы установлен, поддерживается! Но возникла проблема, так как ИРы комбезов не имеют имен собственных, нам трудно безыменными общаться друг с другом в переговорах.

— Назови себя, Старшим, в качестве старшего ИРа будешь выступать от моего имени! Можешь сам определить, как будешь называть четыре остальных Иров!

Мои коллеги слышали этот мой мысленный разговор со «Старшим» ИРом. Дополнительных вопросов у них по этому поводу не было, все и так было ясным и понятным.

Теперь вся моя группа разведчиков могла полностью общаться между собой в мысленном диапазоне! Со временем и проблема использования комбеза с экзоскелетом будет также полностью решена, каждый разведчик найдет собственный способ быстрейшего ее решения!

Вскоре мы двинулись в путь, бежали бездорожьем, стараясь не создавать новых лесных тропинок, по которым нас можно было бы отследить опытным следопытам. Поэтому мы бежали хаотично, толпой, а не гуськом друг за другом, как обычно разведгруппы передвигались в лесу. К тому же при скорости в пятьдесят километров в час мы учились пользоваться нашими комбезами, в них маневрировать при беге. Расходились то парами, а то бежали по одному, имитируя, атаки вражеских позиций. Вот пара Фриза и Гузнам пошла в решительную атаку на пулеметное гнездо противника, разведчики гранатами шишками закидывали вражескую позицию. То мы все устремлялись во фланговую атаку огневых позиций вьедов, со скольжением вправо или влево одновременно уходя из-под пулеметного огня противника. Причем, многие такие маневры рождались сами по себе, они рождались где-то внутри нас, а мы же, объединенные единым мышлением, все эти упражнения мгновенно выполняли, особо не задумываясь, что каждый из нас должен делать.

Земное поселение Дубки встретило нас полной темнотой, в окнах домов не было видно ни единого огонька. Деревенская улица, по которой я вдруг зашагал, как бы угадывалась, самой ее практически не было видно. Должен признаться, что я несколько был удивлен тем обстоятельством, что эти Дубки как бы находились в зоне затмения, чем ближе ты приближался к этому поселению, тем из-за темноты хуже было видно!

Еще на подходе к этому поселению мы снова разбились на пары, каждая из которых направилась в свою сторону, чтобы с периметра осмотреть Дубки, определить, есть ли в нем вьеды. Меня же какая-то сила понесла вперед, я шагал, практически ничего не видя вокруг себя. Мысленно в течение всего этого времени мы обменивались информацией, спокойствие и тишина, установившиеся в поселении, нам как бы говорили о том, что вьедов в Дубках не было. В какой-то момент я почувствовал под ногами утоптанную дорогу, но темнота, которая по мере моего продвижения вперед только сгущалась, так и не позволила мне рассмотреть, была ли это лесная дорога или деревенская улица?

15
{"b":"234221","o":1}