ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подлый вопрос, чтобы найти на него верный ответ, мне пришлось даже задуматься! Все дело заключалось в том, что я еще этого не делал, вернее, пока еще не пробовал такого сделать! То есть, водку я пил, но мне еще не приходилось ее пить гранеными стаканами, бутылками?! Врать адмиралу я не мог, пришлось говорить ему чистую правду. После чего, адмирал Щербаков долго меня рассматривал, то с одного ракурса, то с другого, а затем вежливо поинтересовался:

— Ник, ведь тебе уже двадцать пять лет. Ты дослужился до капитана космофлота, не каждому молодому офицеру удается стать капитаном в двадцать пять лет. И сейчас ты мне говоришь о том, что еще в жизни не пил водки?! Неужели, ты с товарищами ни разу не обмывал звездочки на погонах?

— Николай Александрович, разумеется, я обмывал все звездочки на своих погонах и на погонах своих друзей. Но эти мероприятия проходили в барах или в кафе воинских подразделений. Мы там пили пиво, коктейли, вина, но пили в меру, по пятьдесят граммов, скажем, вина, не более того!

— Ну, что ж, капитан, и это твое объяснение вполне объяснимо и принимается! Видишь, как быстро у нас продвигается вперед это наше собеседование. Если судить по всем плюсам и минусам твоей служебной биографии, я все более и более склоняюсь к мысли о том, что тебе было бы лучше послужить не у меня в адъютантах, а скажем, командиром ударного эсминца. Что ты сам думаешь по этому поводу, Ник?

— Товарищ адмирал, я шел на встречу с вами, в душе лелея надежду о том, как бы вас попросить о том, чтобы вы меня назначили бы командиром торпедного катера. Чтобы я смог бы повоевать на линии фронта, на линии непосредственного соприкосновения с противником. Чтобы вдали от планеты громить рептилий, решивших навсегда покончить с человечеством.

— Отличная мысль, капитан Ник Рассел! Вот мы с тобой и договорились о том, что прежде чем тебе переходить на службу ко мне в штаб Военно-космических сил Авроры, ты некоторое время послужишь командиром не торпедного катера, а ударного эсминца! Готов, хоть сейчас ударить с тобой по рукам в знак достигнутого между нами согласия. Но дело в том, Ник Рассел, что на настоящий момент у меня во всем флоте не имеется свободной вакансии командира эсминца. Так что тебе придется немного подождать, когда такая вакансия откроется?! Но у меня имеется для тебя одно небольшое предложение! Как ты посмотришь на то, что стать командиром ударного эсминца, основной задачей которого станут не боевое контактирование с кораблями противника, а осуществление глубинной разведки вражеских сил, их тыловых коммуникаций?!

— Но я же никогда не обучался ремеслу разведчика!

— Не одни только боги горшки обжигают, капитан. Пока будет завершаться строительство твоего эсминца, сейчас ведущегося на наших флотских верфях, у тебя будет достаточно времени для того, чтобы пройти трехмесячный курс обучения на разведчика! Что ты теперь, капитан Ник Рассел, думаешь по поводу этого моего предложения?

2

Выйдя на улицу из здания штаба Европейских Военно-космических сил после только что завершившейся встречи с адмиралом Щербаковым, я остановился на тротуаре, чтобы хорошенько обдумать сложившуюся ситуацию. Благодаря божьему провидению, а также только что принятому решению адмирала Щербакова я стал едва не самым свободным офицером космофлота планеты Европа. В течение трех месяцев мне придется поучиться на специальных курсах, которые занимаются подготовкой флотских разведчиков. Завтра меня должен был принять полковник Иеремией Гомес, начальник флотского разведуправления, в штат которого я и должен быть зачислен. Полковник Гомес должен меня проинструктировать по поводу моих новых служебных обязанностей, дать направление на разведывательные курсы.

Примерно, через эти же самые три месяца флотские верфи, которые крутятся на орбите второго крупнейшего спутника Магеллан, завершат строительство эсминца, который поступит в мое командование. Месяцев шесть уйдет на проведение различных ходовых испытаний, после чего эсминец получит собственное имя, будет зачислен в состав Европейских Военно-космических сил. Так что теперь мое будущее было расписанным едва ли не на целый год вперед. Сегодня мне оставалось только определиться с тем, где я буду ночевать, или в офицерском общежитии, или же мне придется снять небольшую квартиру, чтобы даже в этом вопросе своего проживания стать независимым от флота, от своих флотских начальников.

Часы на ближайшем доме показывали ровно три часа пополудни. Я почувствовал голод, было бы неплохо сейчас пообедать, а не продолжать стоять фонарным столбом у здания флотского штаба. За обеденным столом можно было бы в деталях продумать свои дальнейшие планы в связи со своим состоявшимся служебным переводом в звездную систему Европа. Я впервые оказался на улицах столицы этой звездной системы, так как ничего о ней не знал! Понятия не имел о том, где можно было бы сейчас пообедать, где в этом городе имеется неплохой ресторан!

В момент моих размышлений мимо меня прошла, пританцовывая, симпатичная девчонка, на которой был отлично отглаженный белый мундир флотского майора. Девчонка с видимой ленцой и неохотой свою правую руку бросила к правой нарисованной брови, как бы отвечая на мое приветствие, выполненного согласно всем нормам флотского устава. К тому же я прекрасно понимал и то обстоятельство, что мне, капитану, было бесполезно с подобным неуставным вопросом обращаться к майору космофлота. Но мысль о том, что я едва ли не всю свою жизнь провел на Зеркале, столичной планете Земной Конфедерации, а сейчас нахожусь на какой-то глубоко провинциальной планете Европа, о существовании которой мало кто вообще слышал в этой самой Земной Федерации, вскружила мне голову, сыграла со мной злую шутку.

— Товарищ майор, позвольте к вам обратиться с вопросом?

Майор-девица внезапно остановилась, начав медленно разворачиваться в мою сторону. Причем, должен откровенно признать, что этот ее разворот осуществлялся с такой медлительностью, так угрожающе, что я нутром ощутил, что мне сейчас не сносить своей головы!

— Капитан, кто это вас научил к старшим по званию офицерам обращаться «товарищ»? Какой я вам товарищ, если на две звездочки старше вас по званию! В случае такого неуставного отношения к старшему по званию офицеру, я вынуждена вас сурово наказать. Прошу доложить своему старшему или командующему офицеру о нарушении вами субординации обращения. Ваш непосредственный начальник должен определить и наложить на вас, господин капитан, соответствующее взыскание! А теперь, капитан, после разрешения этого конфликта, не могли бы вы сообщить, что у вас был ко мне за вопрос?!

— Прошу меня извинить, господин майор! О наложении взыскания своему непосредственному командиру смогу доложить только завтра, так как в настоящий момент я только что прибыл на Европу! Завтра, когда приступлю к исполнению своих новых служебных обязанностей, то узнаю, кто же будет моим командиром! Поэтому только завтра смогу ему доложить о взыскании, наложенным вами, товарищ майор! Что же касается моего вопроса, то я хотел узнать, не хотите ли вы, товарищ майор со мной пообедать?

Майор до глубины души была потрясена той наглостью, с которой какой-то там капитанишка обратился к ней, полному флотскому майору, с предложением вместе пообедать.

Я собственными глазами наблюдал за тем, как менялись черты лица этой красавицы, когда она размышляла о том, как же ей поступить на столь глупое предложение?! Воспользовавшись удобным моментом, я мысленным щупом скользнул в сознание этой флотского майора, чтобы выяснить ее намерения, а для себя определить дальнейший и правильный курс воздействия на нее. Я пока еще не привык к тому, чтобы женщины, даже красивые женщины, негативно принимали бы мое предложение о том, чтобы вместе провести время! Мой мысленный щуп так и не успел коснуться девичьего сознания, как был заблокирован. В ответ на блокаду в моем сознании появились телепатические мыслеобразы, предупреждающие об опасности контакта с данным объектом моего внимания! Одним словом, меня поймали на месте преступления, эта майор-девица оказалась профессиональным, сильным телепатом. Она теперь могла меня запросто обвинить в неправомерным использованием мыслещупа.

2
{"b":"234221","o":1}