ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Видимо, это все-таки был настоящий лейтенант Фриза, он мне протянул какой трехгранный осколок стекла. Почувствовав вес этого осколка в руке, я начал внимательно его рассматривать. Тут же в моей голове послышал голос ИРа моего боевого комбинезона, Старший начал мне нашептывать:

— Командир, это запоминающий кристалл! Военное министерство вьедской империи использует его для хранения атласов топографических карт. Его можно легко воспроизвести на любом штабном терминале вьедов!

Легкий стон разочарования вырвался из-под моих губ, в этот момент, если бы я только мог, то одними руками разорвал бы на части любого советчика консультанта со стороны! Они мне посоветовали, я едва ли не на смерть послал лейтенанта Фриза, чтобы тот на боле боя разыскал, мне бы доставил вьедские электронные карты. Лейтенант коттоси честно выполнил свой воинский долг, но я так и не получил этих проклятых карт. Теперь мы должны разгромить, по крайней мере, батальон вьедов, чтобы в штабе батальона найти и заставить на нас работать вьедский терминал для воспроизведения этого кристалла памяти!

Глава 6 О пользе бега по утрам

1

Еще до наступления полного рассвета вьеды нанесли мощный энергетический удар по тому району, где наша разведгруппа должна была бы вчера находиться в том случае, если бы мы передвигались со скоростью нормальных людей. К этому времени мы уже все поднялись на ноги и завтракали, одновременно собираясь покинуть эту гору, на которую вчера ночью случайно взобрались. Переносной синтезатор пищи угостил нас прекрасным кофе с французскими круассанами, Рита из хлеба, выпеченного этим же синтезатором, сделала нам замечательные русские бутерброды с большими кругами колбасы. С большим трудом мне удалось так широко раскрыть свой рот, чтобы я смог бы откусить от этих русских бутербродов, как с неба к земле устремилось сплошное белое пламя.

Я сразу же догадался о том, что это вьедский космический монитор артиллерийской поддержки сделал свой первый залп орудиями главного калибра. Район, по которому был нанесен этот энергетический удар, нам с вершины горы было хорошо видно, как он озарился множеством пожаров. Несколько секунд там властвовал хаос безвременья, термо-энергетический удар уничтожил там все живое и не живое! Затем над этим районом прошлась тройка вражеских истребителей-штурмовиков, нанося по нему мощные бомбоштурмовые и напалмовые удары. В одну минуту тот район, где вчера мы собирались остановиться и переночевать на дне реки, покрылся морем огня, дыма от разрывов множества авиабомб, напалмовых кассет и авиапушечных снарядов с урановым наполнением. Земля содрогались даже у нас под ногами, хотя мы находились на вершине горы, настолько мощными и сильными были те взрывы! Видимо, охотясь за нами, вьедское командование пошло на то, чтобы мощными термо-энергетическими ударами покончить с нами раз и навсегда, не позволить нам живыми выбраться из того района!

Сегодня утром я проснулся от дурных предчувствий, которые прямо-таки раздирали мою душу и мой желудок! Особенно мне доставалось от желудка, который требовал, чтобы я, как можно скорее, позавтракал.

Я слегка приподнялся на локтях, чтобы осмотреть наше ночное становище. Мои товарищи еще спали, Рита Филова беспокойно ворочалась в своем спальнике. Видимо, она не совсем отошла от того, что с ней произошло на дне реки, когда кто-то пытался подчинить себе ее разум, отобрать ее экзоскелет и комбинезон. Гузнаму было жарко, его спальник был широко раскрыт, являя моему взору тело взрослого дитяти, совсем не рядового телосложения! Коттоси спали в спальниках с наглухо застегнутыми спальниками, эти гуманоиды всегда были образцом уставного поведения!

Рита проснулась и сразу же занялась синтезатором, мысленно у меня поинтересовавшись, что я хочу на завтрак. Я сладко потянулся, подумав о том, что было бы, если Рита бросилась не к синтезатору, а ко мне в спальник. Мысли были настолько сладкими и томительными, что я с трудом подумал о еде, простонав Рите в ответ:

— Хочу русские бутерброды!

Когда я мысленно протранслировал Рите эти слова, то, разумеется, думал и о другом. Рита, услышав те мои мужские мысли, в ответ своими ланитами вспыхнула, словно спичка, и, опустив застенчиво голову, углубилась в нажатие кнопок на пульте управления этим чертовом синтезатором пищи. Завтрак получился так себе, но русские бутерброды были превосходными, большие куски хлеба с жирной колбасой. Я обо бутерброда умял в один момент, а Бард и Фризой начали выкобениваться. Они были настолько поражены их размерами, что эдак аккуратненько десантным ножом поделили их на две части, одну из которых спрятали по запас в ранцы.

Затем началась эта вьедовская свистопляска с термо-энергетическими ударами и штурмовкой района, который мы вчера покинули. Мои разведчики с крутого обрыва наблюдали за тем, как один за другим с неба сходили смертельные белые лучи, несшие в себе термо-энергетические заряды. Эти лучи смерти на бешеной скорости прошибали атмосферу планеты, низкую облачность и врезались в землю. Затем в небо вздымались высокие султаны разрывов капсул с энергией, деревья сгорали, словно спички, ничто живое не могло выжить в аду!

Несмотря на то, что я неплохо отоспался прошлой ночью, спал, не просыпаясь, утром я все же почувствовал себя немного физически и морально истощенным и усталым человеком! Слишком уж много физических и моральных сил я потратил на то, чтобы ИРа одного из слейтерских спутников хитростью переманить на свою сторону, добиться его согласия на сотрудничество с нами! Сейчас же наблюдая за действиями артиллеристского вражеского монитора, штурмовиков авиации вьедов, я подумал о том, что, видимо, вьеды все же имели какую-то информацию о примерном местонахождении нашей разведгруппы. Но командование вьедов так и не узнало, где же именно мы находились, вот поэтому они сейчас вели обстрел по площади, надеясь, что мы находимся в обстреливаемом районе.

Да, к слову сказать, мы и сами до самой последней минуты не знали того, что мы все-таки поменяем то заранее запланированное место своей ночевки! Из-за нашей высокой подготовке по технической стороне к разведпоиску нам не нужно было разбивать ночной бивак, разжигать костер для приготовления горячего ужина или для обогрева, готовить спальные места. Я приказал покинуть то место во многом из-за того, что именно там мы провели допрос нашего пленного языка, вьеда рептилию. На меня произвело большое впечатление, когда пленная рептилия начала выть на местные луны, взывая о помощи, призывая своих товарищей отомстить за ее смерть! Вот тогда и решил продолжить путь следования. В темноте наткнулись на какую-то гору, взобрались на ее вершину, в надеже ночевать в несколько большей безопасности.

Вот и сейчас, находясь на вершине горы, я наблюдал за тем, как на том месте, где мы вчера намеревались поспать, рвались вражеские энергосгустки. Должен вам откровенно признаться в том, что я с болью в сердце смотрел на то, что сейчас творилось внизу у подошвы нашей горы, когда энергетические удары врага из космоса плодородную землю превращали в спекшиеся комки стекла и камня! Я увидел, как неожиданно из-за облаков вынырнули вражеские штурмовики, которые раз за разом совершали боевые заходы, бомбами с урановой начинкой, кассетами напалма уничтожая все живое и ползающее на той местности.

В какой-то момент моя голова все-таки сумела отбросить в сторону все мелкие, не нужные мысли, я начал концентрироваться на более важных мыслях, вопросах и проблемах. Само собой напрашивался вопрос, откуда вьеды могли узнать о том, что мы должны были оказаться в предгорье Апшеронья? Меня очень интересовал и такой вопрос, что вьеды вообще могли знать о разведгруппе Земной Конфедерации, которая была заброшена со спецзаданием на Луизитанию!

Эта шедшая сейчас бомбардировка района нашего возможного нахождения прямо так и говорила о том, что вьедское командование знало о существование нашей разведгруппы, знала, что эта группа находится на Луизитании!

25
{"b":"234221","o":1}