ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тяжело вздохнув, я на сигнал светофора перешел улицу, не зная, почему направляясь на север! На этой улице я сразу же обратил внимание на то, что, помимо только что встреченной прекрасной незнакомки, эта улица, как и другие улицы и проспекты Весты, была полностью обезлюжена. Нет, в транспортных тоннелях, а также на различных развязках, вынесенных на высоту, наблюдалось мощное движение различных транспортных средств, но человека или коттиса на тротуарах пока еще не было видно. Я медленно брел по тротуару, начиная изнывать от этой нечеловеческой жары, наблюдая за тем, как то впереди, то сзади меня к небесам взметаются гигантские небоскребы, различной архитектуры и полностью отлитые из специального стеклобетона.

Проходя мимо одного из таких небоскребов, я вдруг увидел, как внезапно в нем образовалась дверь. В двери появился старик швейцар, который энергичными жестами стал мне предлагать зайти в здание, в голове тут же начал прокручиваться голосовой слоган:

— Приглашаем, измученным городской жарой пешеходов, немного расслабиться, посещая наше казино «Мираж»! Мы им предложим бесплатную прохладу, а также возможность три минуты бесплатно поиграть на нашем одноруком бандите или в русскую рулетку. Выигрыш, независимо от того, каким он будет, тут же станет вашим! Мы гарантируем высочайший сервис обслуживания!

Может быть, из-за стоявшего чертового пекла на улицах Весты я бы и сломался, зашел бы в казино «Мираж», посмотрел, как другие посетители казино играют в русскую рулетку, но в этот момент высоко над моей головой послышалось металлическое завывание и какие-то резкие удары. Подняв глаза к солнцу, сквозь слезы, хлынувшие из моих глаз из-за мощности потока света этого проклятого дневного светила, я различил темную тень, своими контурами напоминающую средний пассажирский глайдер. Эта тень почему-то носовой частью билась о стеклобетонные стены небоскреба, словно хотела ее пробить, оказаться во внутренних помещениях здания. Но стеклобетон небоскреба успешно сопротивлялся всем ударам глайдера, он даже не крошился.

В конце концов, пассажирский глайдер начал медленно снижаться, упорно продолжая носовой частью биться о наружную стену стеклобетона небоскреба. В этом месте наиболее верным было бы употребить слово «тыкаться», так как глайдер не оставлял даже малой царапины на стеклобетоне, настолько была мала сила его ударов. Я дождался момента, когда кабина водителя, которая была пуста, и сам глайдер оказались на одном уровне со мной, благодаря чему я смог, протянув руку, ударить по большой зеленой кнопке выключения двигателя глайдера.

Как только отключился главный двигатель глайдера, а его полозья коснулись плитки тротуара, то начала автоматически открываться дверца его пассажирского отсека. Ярко освещенный пассажирский отсек был залит подтеками красной человеческой крови. Четыре трупа, трое мужчин и одна женщина, были пристегнутыми ремнями безопасности к креслам! С первого же взгляда я определил, что все пассажиры были расстреляны из лучевого ручного оружия, офицерского бластера. Причем, убийца стрелял в упор, поэтому этот отсек и оказался весь залит человеческой кровью!

Глава 2 Как становятся разведчиком-телепатом

1

— Можете быть свободным, капитан Рассел! К сожалению, адмирал Щербаков не прислушался к моему мнению, не принял моего предложения о назначении вас капитаном эсминца «Рамсес», капитан. Он на эту вакансию предложил кандидатуру другого флотского офицера, но он пока еще не принял окончательного решения по этой вакансии! Разумеется, и я оказался в несколько двусмысленном положении, так как обязан выполнять его приказ о вашем новом назначении! Строительство эсминца «Рамсес» продлится еще несколько месяцев. Набор его палубной команды начнется через полтора — два месяца, тогда мы, вероятно, с вами снова встретимся! Так что у вас сейчас имеется достаточно много времени для того, чтобы пройти обучение на специальных разведкурсах. Организацией этих курсов занимается департамент разведуправления флота, которым руководит майор Сумская! Майор Маргарита Александровна Сумская уже ожидает вас для беседы в своем кабинете, ее кабинет — это третья дверь налево на этом же этаже.

И уже не обращая на меня ни малейшего внимания, полковник Иеремия Гомес, начальник разведуправления Европейского ВКС, принялся с деловым видом перебирать бумаги на своем столе. Всем своим видом он мне показывал, что наша встреча, так и не успев начаться, закончилась. Мне ничего не оставалось делать, как подняться на ноги и, козырнув полковнику, покинуть его кабинет, так и не получив указаний в отношении того, чем же я должен буду заниматься. Одним словом начальник разведуправления встретил меня не очень гостеприимно, если не сказать хуже, он практически отказался со мной общаться даже по вопросам моей службы в его управлении!

Находясь уже в коридоре, где я как бы растворился среди других штабных офицеров различных рангов, которые с папками в руках и с озабоченными лицами пробегали по коридору. Я переждал, пока восстановится мое дыхание, успокоиться сердцебиение, настолько внутри я был просто-напросто возмущен своей предыдущей встречей. Как только полковник Гомес произнес имя майора Сумской, то я сразу же вспомнил свое вчерашнее знакомство с самой любопытной на свете женщиной, которая тоже имела звание майора! Почему-то сейчас мне не очень-то хотелось вновь с ней встречаться, разговаривать, поэтому я тянул время, как только мог, не спешил подходить к кабинету с табличкой «Майор М.А. Сумская», висевшей слева от двери. Но в этот момент чья-то рука коснулась моего плеча, знакомый женский голос весело произнес:

— Ба, да это кажется, Ник Рассел! Вот так удивительная встреча, Ник, что вы тут делаете? Я уже давно ожидаю вашего появления в своем кабинете, чтобы снова поговорить с вами! Вся так и истомилась этим ожиданием, а вас все нет и нет. Вот и не выдержала, вышла в коридор, чтобы вас встретить!

Маргарита Сумская была в элегантной вечернем платье с аксельбантами майора на своих красивых плечах. Видимо, майор надела это платье из своего набора своего парадного мундира для того, чтобы мне продемонстрировать идеальные очертания своей фигуры, у которой все было на своих местах. Она нежно полуобняла меня за плечи, чтобы властно увлечь за собой в кабинет. Эта встреча в коридоре стала как бы последней каплей доказательства того, что происходит что-то не то с моим возвращением на родину, в Россию! Двадцать пять лет жизни в англо-саксонском обществе на Зеркале для меня пролетели, как один миг! Рождение, детство, учеба в школе, учеба в Космической Академии, два года службы на одном из космофлотов Земной Конфедерации у генерал-адмирала Роберта Хойзингера — все это происходило без каких-либо особых осложнений, прецедентов.

Но, когда я проявил личную инициативу, добился своего возвращения на родину, в Россию, вот-вот должен был приступить к службе в русском космофлоте, то моя жизнь вдруг внезапно осложнилась, со мной непонятно что начало происходить. Из одного только вчерашнего события, когда во время моей прогулки по Весте, передо мной вдруг приземлился пассажирский глайдер с четырьмя трупами, можно было сделать далеко идущие выводы. Даже эти тупые полицейские прекрасно поняли, что я не имею никакого отношения к этому глайдеру с трупами, но они меня на всякий случай всю ночь промурыжили в камере предварительного заключения своего полицейского участка.

Они намеренно меня ничем не кормили, не поили, каждый час вызывали на допросы, которые каждый раз проводили разные люди в гражданском. Я послушно отвечал на два или три их вопроса, касавшихся моей биографии, но хранил упорное молчание на все остальные задаваемые мне вопросы, так как не понимал их сути или не понимал, что именно должен был отвечать на эти вопросы.

С большим трудом в полицейском участке мне удалось получить разрешение на один звонок в штаб флота. Дежурный офицер по штабу так и не смог подтвердить моих слов о том, что я являюсь официальным служащим, офицером Европейских ВКС, так как я еще не состоял на официальном офицерском учете! Тем не менее, меня выпустили из-за решетки, когда на улице начало светать. Полицейские оказались настолько вежливыми людьми, что на своем автомобиле довезли меня до гостиницы. Там я прикорнул на пару часиков, проснулся в восемь утра, чтобы принять контрастный душ, побиться и отправиться в штаб флота.

5
{"b":"234221","o":1}