ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подполковник Сумская подтвердила получение названной брошюрки об устройстве таких Центров, в этот момент я впервые услышал в ее голосе нотки страха за мою судьбу, и судьбу моих товарищей по разведгруппе. Она пока еще не видела возможности нашего спасения, поэтому сейчас она всей своей чувствительной женской душой переживала за нас, за наше ближайшее будущее! В этот момент рядом с ней находились и адмирал Щербаков, и полковник Иеремия Гомес, начальник разведуправления флота. Они молчали, им пока еще было нечего мне сказать или приказать.

Сначала им было нужно от корки и до корки изучить эту книженцию, затем ее отдать на аналитику в разведывательное управление. Но первым делом ее было нужно с вьедского языка перевести на интергалакт, а для этого дела им, наверняка, потребуется достаточно много времени. Так что приказа от них нам предстояло ожидать достаточно длительное время. Одним словом, ВКС Европы как бы нам давал два-три дополнительных дня на размышления о своем собственном будущем!

Тогда я подтвердил завершение нашего сеанса связи, отключился от мысленного канала связи, чтобы тут же услышать за своей спиной:

— Ты, Ник, стал каким-то не таким?! Совсем забыл о своем друге и товарище, чурбане Дубе! Его даже не познакомил с бойцами своей разведгруппы и воеводой Никифором!

Об этом удивительном чурбане я ни словом не упомянул и в своем рапорте о выполнении нашего задания. Поэтому, несколько раздраженный своей забывчивостью, я вскочил на ноги, поправил ремень на комбезе и командирским голосом браво отрапортовал:

— Камрады, позвольте мне вам представить нашего нового дружбана Дуба! Этот парень всю свою тысячелетнюю жизнь провел на Лузитании, никогда ее не покидал. Одним словом, прошу вас любить и жаловать, нашего уважаемого друга, чурбана Дуба!

Я-то полагал, что Дуб в силу своих ограниченных возможностей окажется не способным лично появиться перед нашим народом, собравшимся в этой небольшой штабной комнате партизанской землянки. Вышло же все наоборот, вдруг в помещении появился высокий молодой человек скандинавского типа, светлый своим ликом и своими волосами. Он стоял, улыбался, отчего в комнате стало как бы более тепло и комфортней. Первой сообразила, как ей следует поступать, разумеется, оказалась старший лейтенант Рита Филова и наш лучший снайпер. В этот момент на ней был простой боевой комбинезон без знаков различия, но девчонка три раза отпечатала свой шаг, подошла к Дубу, протянула ему свою женскую ручку и отрапортовала:

— Старший лейтенант, Маргарита Филова, снайпер, кухарка, медик и женщина!

Мой же дружище, чурбан Дуб, в ответ повел себя, как истинный мужчина. Он обеими своими ручищами обхватил ручку нашей дамы, по-джентльменски ее поцеловал и приятным басом ответил:

— Рад познакомиться, мадам! Я смотрю, вы в положении, и принимаете участие в такой опасной разведывательной операции?! Командир совсем вас не бережет! Но хочу, Рита, вас успокоить и сказать, что с вами все будет в порядке! У вас будет такой замечательный мальчик!

Таким же образом, Дуб познакомился и с другими бойцами моей разведгруппы. Но я мало обращал внимание на произносимые им в тот момент слова, так как все еще находился под впечатлением слов своего нового друга, когда он говорил о том, что у Риты Филовой родится сын. Получается, что Дуб все-таки обладает даром предсказания! Возникшая в этот момент суматоха среди слейтером заставила меня снова обратить свое внимание на то, что происходило в этой комнаты. Настал черед слейтеров представляться Дубу, но эти гуманоиды как-то странно собирались это проделывать. Мне даже показалось, что они собрались предстать, словно перед самим господом Богом! Воевода Никифор первым из слейтеров направился к Дубу!

Подойдя к моему другу, Никифор поясно ему поклонился, рукой коснулся пола и нараспев произнес:

— Отец великого Северного леса, позволь поблагодарить тебя за то, что нашел время, снизойти к нам, своим сыновьям, в тот страшный момент, когда мы стоим перед своей гибелью от рук инопланетных оккупантов. Великая слейтерская армия разбита, доживает свои последние дни! До встречи с тобой, наш отец, я даже не помышлял о дальнейших сражениях с инопланетянами. Теперь же скажу обратное, если ты, отец Северного леса, возглавишь нас, то мы пойдем за тобой, даже на свою смерть!

— Никифор, мы с тобой не раз и не два вели ночные беседы, в которых я тебе неоднократно говорил о том, что невозможно разбить противника, если он дерется за свою родину-мать! Как ты смеешь мне говорить о своей гибели, когда инопланетная рептилия вытирает ноги о твою мать, жену и детей?! Ты лучший воин слейтерского государства со своими воинами юнаками скрываешься в моем лесе, не сражаешься с врагом, а плетешь какую-то ересь о своей предстоящей гибели!

В этот момент чурбан Дуб всем своим светлым ликом развернулся к слейтерским воинам, собравшимся в помещении, чтобы обратиться к ним со следующими словами:

— А вам, юнаки воины, не стыдно ли вам прятаться от врага по моим лабиринтам, да еще с оружием в руках, из которого вы еще ни разу не выстрелили по нашему врагу?! Какие-то там инопланетные рептилии свободно разгуливают по поверхности нашей планеты! Они ничего не боятся, но заставляют ваших родителей, жен и подруг бояться своей тени, прятаться, куда попало, от одного только их взгляда! Да, и в какие времена это бывало, храбрые воины юнаки! История храни в своей памяти немало сражений, когда юнаки погибали, но своими смертями спасали свободу и независимость своей родины-матери! Хватит нам всего это терпеть, поднимайтесь, юнаки, с колен, вступайте в бой пришельцами, гоните их прочь с Луизитанией! Воевода Никифор, я тебе лично приказываю, вместе со своими воинами юнаками ты должен уничтожить тот оплот, что инопланетяне сейчас строят над нашими головами. Я, дух великого Северного леса, поведу вас к победе над инопланетным неприятелем!

После этих слов моего друга Дуба, все слейтеры, присутствующие в помещении, повалились на колени, начали однообразно и утвердительно кивать головами, при этом грозно выкрикивая:

— Клянемся тебе, о наш Творец, приложить все свои усилия для того, чтобы пришельцев вышвырнуть с нашей планеты! Мы победим, или все помрем за это святое дело!

Это странное столпотворение слейтеров все еще продолжалось, когда я мысленно поинтересовался у Дуба, что же это все на деле означало, кто же он на самом деле? На что получил ответ, в котором Дуб с некоторой обидой в голосе произнес:

— Ник, играет ли сейчас значение то, кто же я такой?! Да, и я сам этого точно не знаю! Вся моя жизнь прошла на этой планете, продолжалась она неизмеримо долгое время. Я возможно и был тем самым лесом, который уже покрывал Луизитанию в те времена, когда планета только формировалась! Потому что слейтеры, которые появились на этой планете, чтобы ее заселить, вели переговоры об этом заселении многие миллионы лет назад!

В этот момент воевода Никифор подошел к нам обоим, склонил свои седую голову, чтобы сказать:

— Я готов, вместе со своими войсками, поступить в твое распоряжение, о Великий! Приказывай, и мы исполним любое твое поручение!

Какая-то нечистая сила заставила вмешаться в этот начинавшийся обмен мнения, чтобы я поинтересовался:

— Извините, воевода Никифор! Не могли бы вы нам поведать, а сколько именно войск сейчас имеется в вашем распоряжении на Луизитании! Наша разведка в свое время докладывала о том, что еще в начале высадки инопланетного десанта ваше транспортное средство было сбито рептилиями! Что в результате этого несчастья вы с оставшимися в вашем распоряжении войсками затерялись на Нордусе, Северном континенте Луизитании! Что с тех пор вы не выходили и на связь со своим генеральным штабом.

— А кто вы такой, молодой человек? Своим внешним обличием вы похожи на слейтера, но не слейтер?! Откуда у вас такие секретные сведения. Разведке моего армейского корпуса пришлось немало поработать для разработки и распространения такой легенды о моей якобы имевшей место гибели!

54
{"b":"234221","o":1}