ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так точно, сэр, исполнено! Юнаки начали продвижение к позициям вражеской самоходной батареи!

Мысленно сообщил мне сержант Арник, сам он в это мгновение шел вслед за мной. Мы оба с ним все глубже и глубже забирали вправо, держа направление на месторасположение штаба вьедской батареи.

2

Передвижной командный пункт вьедской артиллерийской батареи располагался несколько в стороне от САУ, ведущих огонь по деревьям, принесшим жизнь на Луизитанию.

Это была приземистая трех секционная машина на танковых гусеницах. Я с сержантом Арником почти в нее уткнулся, когда мы брели по пояс в снегу, переходя от одного дерева к другому. Когда впереди между деревьями прорезался просвет, то мы замедлили свое продвижение, так как впереди появилось какое-то просветление с непонятным движением. Сильный снегопад ограничивал видимость в лесу, нам было практически невозможно рассмотреть, что же именно творилось в десяти шагах от нас. Через пару шагов мы начали различать очертания какой-то приземистой конструкции с тремя радарами наверху, антенны которых вращались в разные стороны. Когда мы подошли ближе, то увидели, что эта конструкция оказалась трех секционным левиафаном на танковых гусеницах. Она выглядела приземистой во многом потому, что ее гусеницы полностью утопали в снегу, а в некоторых местах сугробов намело до середины ее конструкции. Вокруг не было видно ни одного вьеда, ни одной рептилии, видимо, вьеды посчитали, что находятся в полной безопасности, они даже не выставили постовых. О том, что жизнь где-то идет своим чередом, говорили только эти вращающиеся антенны радаров!

Словом, это, наверняка, и был передвижной командный пункт вьедской артбатареи, которая вела огонь по пененьям, живым и мыслящим деревьям этого великого Северного леса. Его мы обошли со всех сторон, стараясь разыскать входной люк, не смогли пройти только сзади машины, так как там пролегала глубокая и широкая траншея, пробитая самой же этой машиной во время своего прохода по глубоком снегу.

Тогда я обратился за советом к Старшему, ИРу моего комбеза:

— Есть ли у тебя информация по этой машине? Мне нужен твой совет, как нам по тихому в нее забраться, чтобы захватить ее целой и невредимой?!

— Эта конструкция передвижного командного пункта мне незнакома, данные по ней в моей памяти отсутствует. Но мне удалось установить контакт с ее ИРом. Тот передал мне следующие данные.

— Старший, как же тебе удалось договориться с этим ИРом? Ведь немногим ранее ты утверждал, что факт незнания вьедского языка, не позволяет тебе контактировать с вьедскими ИРами?! А сейчас, ты мне говоришь о договоренности!

— Я и сейчас не знаю вьедского языка, но мне твой заместитель помог с организацией перевода с вьедского на интергалакт. Он ввел в меня и во вьедский ИР грамматику слейтерского языка, так что я вместе со своим вьедским напарником частенько спиваем на мелодичном слейтерском языке, неплохо понимая друг друга.

— Отлично, хорошее начало! Так что ты, Старший, хотел нам рассказать об этом ПКП вьедов.

— Передвижной командный пункт «Рубин» создан вьедскими разработчиками более двадцати лет назад, неплохо показал себя на поле боя! Он может быть командным пунктом батареи, дивизиона и целого артиллеристского полка. Технический персонал, экипаж этого ПКП, составляет четыре рептилии, в их обязанности входит вождение машины по любой местности, технического обеспечение работы термоядерного реактора. Они классные технари, в основном занимаются технической стороной обеспечения работы этого ПКП. Они также отвечают за охрану этого ПКПа. Этим рептилиям запрещено подниматься на второй ярус этой боевой машины, где работают одни только штабные офицеры рептилии. На этом ПКП таких офицеров всего двое, командир батареи и его заместитель, на других ПКП могут работать до двенадцати офицеров.

— Спасибо за общую информацию по этому ПКП, Старший! Но перейди к делу, расскажи нам о том, как нам бы незаметно пробраться внутрь этой машины без особого шума, без стрельбы и бросание гранат, мы хотели бы захватить эту машину и взять в плен всех рептилий, которые в ней сейчас работают.

— Нет ничего проще, товарищ капитан! Экипаж машины нижнего яруса из-за жары в технических помещениях ПКП настежь распахнул входной люк. Так, что добро пожаловать…

— Паразит, не мог сразу же об этом рассказать, никому не нужную, целую лекцию нам прочитал. Только время наше зря потратил! — Сердито я пробурчал себе под нос, на схеме ПКП разыскивая входной люк в ее корпусе. — Сержант Арник, как там твои юнаки, готовы ли они начать свои атаки на САУ, а то мы вот-вот начинаем.

— Как только мы начнем, так и они начнут свои атаки, господин капитан! — Ответил сержант Арник. — Я своим юнакам посоветовал первым делом проверить входные люки у этих САУ. Может быть, и им повезет с открытыми входными люками!

Нам действительно здорово повезло с этим люком, он находился в самой корме корпуса ПКП. Когда мы с Арником спрыгнули в траншею и к нему подкрались, то этот входной люк был распахнут! И никакой тебе вьедской охраны вокруг! Сержант Арник решительно оттер меня своим плечом от этого люка, он с автоматом наперевес решительно в него нырнул, выставив вперед голову в тактшлеме и ствол автомата. Я же сержанта слейтера пропустил вперед себя только потому, что он, как слейтер, обладал сильным ударом кулаком. У нас на Земле все бы слейтеры поголовно стали бы боксерами!

Словом, вскоре все четыре рептилии были им нокаутированы.

Мы их всех перетащили в моторном отделении, где действительно было немного жарковато. Там сержант Арник деловито связывал им верхние и нижние конечности. Я забрал у него из рук веревки, подбородком показав, чтобы он занялся бы рептилиями верхнего яруса ПКП.

Вскоре все рептилии первого и второго яруса были связаны и собраны в моторном отделении, я же расположился в кресле командира артбатареи. Моя правая рука щелкала тумблерами на панели управления огнем пяти САУ, одну за другую отключая их от автоматического режима ведения огня. На этой батарее я впервые столкнулся с очень интересной и любопытной вещью, с которой ранее еще не встречался. Пять САУ этой батареи могли вести огонь по цели в автоматическом режиме, по командам одного только командира батареи. Экипажи же каждой САУ, четыре рептилии, в принципе, уже были совсем не нужны. Они в основном выполняли функции пехотного прикрытия артбатареи. Сейчас они стояли в стороне от САУ, наблюдая за тем, как автоматика сама наводила, заряжала и производила выстрел 152 мм орудия.

Сержант Арник вдруг застонал, пальцами рук вцепился в свою шевелюру на голове и громкого голосом прошептал:

— Двум нашим юнакам сегодня очень не повезло. Они поспешили и в этой своей спешке внезапно наткнулись в траншее на экипаж третьей САУ. Рептилии этого расчета САУ их попросту расстреляли из своих лучевых карабинов. Перед смертью один из юнаков сорвал с пояса гранату и с выдернутой чекой бросил ее в отделение, где хранился боекомплект САУ!

Именно в этот момент я обратил внимание на то, что мои пальцы отключали от режима автоматического ведения огня именно третью вьедскую САУ. Но я так и не довел до конца эту работу, в этот момент злой и острый язык пламени резко рванул высоко в небо, до нас дошел громкий звук взрыва.

— Третье САУ взорвано! — Сказал сержант Арник, рукавом комбеза он вытер слезы, вдруг покатившиеся по его лицу. — Что мы будем делать дальше с пленными рептилиями? Мои юнаки хотят их всех перестрелять!

— Отдадите их мне на перевоспитание! — Вдруг послышался голос нашего чурбана Дуба. — Они вместе с моими родственниками потрудятся по восстановлению великого Северного леса, займутся лесопосадками.

Я в смущении осмотрелся вокруг, но в помещениях ПКП никого кроме самого себя и сержанта Арника так и не увидел. Чурбан Дуб, видимо, все еще трепался по мысленной связи с моей любимой женщиной, а просуществование меня, видимо, совсем забыл. Но мне этот его совет о перевоспитании рептилий трудом очень понравился! Сержант Арника тоже одобрительно поцокал зубами, видимо, и ему понравился этот совет нашего общего друга и божества слейтеров. Тем временем Старший вдруг пропищал:

72
{"b":"234221","o":1}