ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Командир, нами захвачены четыре из пяти САУ врага, они готовы открыть огонь в любую минуту. Наши безвозвратные потери — два юнака. В настоящий момент наша аппаратура регистрирует, что месторасположение артбатареи, наше временное расположение окружается противником, численностью, примерно, до двух бригад. Примерно через двадцать минут большая группа вражеских бомбардировщиков пройдет на нашим участком обороны.

В принципе, я готовился именно к такому развитию событий, поэтому был не удивлен появлением противника. Меня даже не беспокоило, что этот противник имел подавляющее преимущество над нами. Но и вьеды пока не знали о том, что я с Дубом заранее подготовил им несколько сюрпризов, помимо захваченной батарее 152 мм орудий. Одним только использованием четырех 152 мм гаубиц, мы могли нанести значительный урон вьедам.

Я поднялся с кресла командира батареи, повернулся к сержанту Арнику и ему приказал:

— Сержант Арник вместе со своим ИРом примешь на себя командование батареей. Сейчас на каждое орудие вы имеете по сто выстрелов, почти полный боекомплект. Не спеши его сразу же и полностью использовать, выбирай такие цели, выстрелом по которым нанесешь вьедам наибольший урон в живой силе. Я же возьму пару твоих юнаков, вместе с ними буду перемещаться по внешнему периметру поля боя, помогать тебе, держать оборону. Мы с Дубом кое-что заранее подготовили. Говорить об этом сейчас не буду, в ходе боя ты сам все увидишь! Перед самым рассветом мы незаметными покинем это поля боя!

Когда я покинул передвижной командный пункт артбатареи, то он тронулся с места и, приглушенно подвывая своим двигателем, покатил дальше и глубже в лес. Вслед за ПКП потянулись четыре САУ, артбатарея меняла свои огневые позиции. Сержант Арник спешил это сделать, так как опасался, что прибывшие и ставшие в окружение вьедские десантники могли батарею накрыть своим артиллерийским огнем. В траншее, оставшейся после прохода САУ, остались стоять два совсем молодых юнака, застенчиво поглядывавших на меня. Я поманил их к себе рукой, поинтересовавшись тем, как их зовут:

— Рядовой Йозеф Урбан, позывной Йоги! — Сказал первый юнак.

— Капрал Михей Нанка, позывной Миха! — Сказал второй юнак.

Я не стал интересоваться их боевым опытом, тем, что они знают или умеют делать в бою. Одно уж то, что их тренировал лейтенант Фриза, о многом говорило. Я некоторое время внимательно рассматривал этих юнаков, затем мысленно поинтересовался тем, как они владеют телепатией.

Ответил мне капрал Миха, причем, он говорил со мной мыслеречью:

— Я хорошо понимаю и умею говорить мыслеречью! Йоги хорошо понимает мыслеречь, но сам может только односложно «да» или «нет» отвечать на вопрос, заданный в режиме мыслеречи!

— Хорошо, парни, тогда внимательно меня слушайте! Нам с вами предстоит сделать все возможное, чтобы артиллеристская батарея сержанта Арника, прожила бы как можно дольше по времени. Так как только эта батарея может нанести наиболее существенный урон нашему противнику, вьедам! Сейчас посредством гравитационных дисков мы отправимся на позицию ракетно-зенитной артиллерии, чтобы отразить атаку воздушного противника. Во время занятий с лейтенантом Фризой вы обучались пользоваться тем оружием, с которым нам сейчас предстоит поработать. Итак, отправляемся в полет, из-за этого сильного снегопада старайтесь, как можно ближе меня держаться, а то можем потерять друг друга.

Я не очень-то торопясь набрал высоту в двадцать метров и, держа направление на северо-восток, также не торопясь полетел в сторону расположение зенитной батареи. Оба юнака, держа друг друга за руки, вплотную летели вслед за мной.

Три минуты полета, вскоре мы все трое стояли перед шестью высокими сугробами снега.

Я подошел к одному из сугробов, сильным рывком сдернул с него весь покрытый снегом брезентовый чехол. Перед нашими глазами предстал направляющая ракетного зенитного автомата Меридиан 15. В снегу, где должен был лежать боекомплект, я разыскал кассету с десятью малокалиберными, но очень мощными зенитными ракетами, вставил кассету разинутый зев зенитного автомата.

Затем я внимательно посмотрел на юнаков слейтеров.

Они совершенно правильно поняли значение этого моего взгляда, Юнаки Йоги и Миха, один за другим начали готовить зенитные автоматы Меридиан 15 к бою, к стрельбе по вражеским воздушным целям, снаряжая автоматы уже заряженными кассетами. Я же тем временем отошел немного в сторону, чтобы еще в одном сугробе разыскать небольшую кабинку управления автоматическим режимом огня этой зенитной ракетной батареи на шесть зенитных автоматов на одного оператора. Смахнул с нее снег, открыл дверцу кабинки и поудобней устроился на креслице, стоявшем в этой кабинке. Затем простым ударом своей ладони по большой зеленной кнопки, подключил энергию. Тут же прямо передо мной засветился множеством зеленых огоньков пульт управления шестью зенитными автоматами Меридиан 15.

Затем я высунулся из кабинки, мысленным окриком подозвал к себе Миху:

— С этого момента ты становишься командиром этой твоей зенитной батареи. Первые пять минут боя твое место, командира батареи, буду я занимать. Твоя батарея, каждый из зенитных автоматов, может вести огонь одним автоматом, или же одновременно всеми шестью автоматами. Так как у тебя практически нет навыков ведения огня зенитной батареей, то полагайся на советы, рекомендации ИРа этой батареи. С этого момента и до конца боя ты, Миха, здесь будешь работать один, юнака Йоги я заберу с собой.

Гул авиационный двигателей над нашими головами ощутимо приблизил. Тогда я, не закрывая дверцы кабинки, левой рукой дал энергию на локаторы обнаружения средней и дальней дальности. Перед моими глазами тут же развернулась сфера, в которой хорошо просматривалось воздушное пространство над нашими головами. ИР батареи почему-то торжественным голосом сообщил.

— Двадцать вражеских бомбардировщиков войдут в нашу зону ответственности через пять минут. Они появятся в секторе 10! Погодные условия: высота — полторы тысячи метров, сила ветра — 17 метров в секунду, сильный снегопад. Мои рекомендации — пуск пакет осуществлять в автоматическом режиме, прицеливание осуществлять через посредство ИРа батареи.

Совершенно случайно в этот момент мои глаза встретились с глазами юнака Миха, в них плескалась такая решимость и готовность, что я поднялся с креслица, чтобы уступить его Михе! Миха, как-то неловко, своими пальцами пробежался по клавиатуре терминала автоматического управления ракетных пусков. Вот правый его указательный палец задержался на какой-то клавише клавиатуры, через малое мгновение на нее нажал. Тут же в моем тактшлеме в правом глазу появилась виртуальная сфера воздушного пространства с плывущими в ней вражескими бомбардировщиками. Курсор начал смешаться по этой сфере, каждый раз ИР зенитной батареи скороговоркой повторял:

— Прицел произведен неправильно! Прицел произведен неправильно!

В какой-то момент этот курсор задержался на двух вражеских бомбардировщиках. Тотчас же два зенитных автомата выпустили в небо две ракеты. Через некоторое время я по этой сфере наблюдал за тем, как одна ракета взорвалась в кабине одного вражеского бомбардировщика, тот сразу же клюнул носом и, разворачивая за собой черные клубы дыма, уверенно устремился к земле. Второй бомбардировщик оказался поврежден, его четвертый двигатель прекратил работу и горел.

Когда я вместе с юнаком Йоги покидал позицию ракетной зенитной батареи, то один зенитный автомат, то другой плевался в небо своими маленькими зенитными ракетами. Еще ни разу командир ракетной батареи, капрал Миха, пока еще не стрелял залпом сразу же из шести зенитных автомата, а к этому времени у него на счету уже было сбито четыре вражеских бомбардировщика.

3

Рядовой юнак Йоги, ни под какую, не соглашался вместе со мной залезать в башню тяжелого танка «Левиафан 5». Уже две минуты мы с ним толклись на броне танка перед орудийной башней, люк которой был гостеприимно распахнут, а этот юнак Йоги, совсем мальчишка, мне все твердил и твердил:

73
{"b":"234221","o":1}