ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент в наушниках микрорации тактшлема Ивана Краснова послышались крики боли, вопли и стоны парней, по которым можно было бы предположить, что в голове колонны произошло чрезвычайное происшествие. Краснов всматривался в темноту ночи, пытаясь рассмотреть, что же произошло в голове колонны, но вокруг него, по-прежнему, была одна только ночная темнота, продолжающий падать с небес снег. Двойная цепочка фар автолыж на несколько десятков метров протянулась в этой слепой темноте. Сила ветра снова усилилась, автолыжникам пришлось прилагать еще большие усилия, чтобы удерживаться в седле своих автолыж. Слава богу, что на свете существовали ремни безопасности, которые во многом помогали решать эту проблему.

Иван вышел на общегрупповой канал связи, поинтересовался:

– Унтер-фельдфебель Хромов, что у вас там произошло?

– Господин обер-фельдфебель, – на его обращение ответил другой курсант, Эдуард Хмелев! – Три передовых автолыжника провалились под снег, попав в глубокую расщелину. Эта расщелина под снегом была совершенно незаметна. Вес тяжелых автолыж проломил тонкий слой льда и снега, три машины вместе с седоками сверзились в саму эту расщелину. На ее дне упавшие курсанты были придавлены своими автолыжами, они получили тяжелые травмы, повреждения, а с унтер-фельдфебелем Борисом Хромовым случилась настоящая беда. Его автолыжи перевернулись, а он головой упал на валуны расщелины, при этом он, кажется, сломал свой позвоночник. Борис не движется, не отвечает на вопросы и он, видимо, мертв!

– Почему "кажется", "видимо"? Срочно проверьте состояние Бориса Хромова! Где вы находитесь? Подсветите это место фарами своих автолыж! Сейчас я к вам подъеду! Унтер-фельдфебель Петров, своей четверкой возглавьте колонну, с остальными автолыжниками продолжайте движение к конечной цели. Я вскоре присоединюсь к вам.

С большим трудом на очень сильном ветру, все время пытающемуся сбить его с курса, отшвырнуть в сторону или воспрепятствовать его продвижению вперед, Иван Краснов добрался-таки до места, где произошел несчастный случай. Там стояли трое автолыж, которые, образовав правильный треугольника, светом своих фар осветили площадку, находившуюся в центре этого треугольника. Свет фар освещал человека в комбинезоне и с тактшлемом на голове, безвольно лежащего на снегу, а также три других фигуры, возившихся у черной дыры в снегу. Когда автолыжи Ивана остановились рядом с этими людьми, то он резким ударом кулака по замку освободился от ремней безопасности, поднялся с мягкого сиденья автолыж и направился к этим парням.

Между тем, Эдуард Хмелев продолжил свой рапорт:

– Господин унтер-фельдфебель, мы уже из расщелины достали Костю Шарапова. У него обе ноги сломаны и обожжены в коленях. Пока мы не можем снять его комбинезон, невозможно перевязать его ноги на таком сильном морозе и ветре. Сам он двигаться не может, поэтому нам придется его перевезти в тихое место, где можно было бы обработать его раны. Сейчас из расщелины мы пытаемся достать Юру Шепелева, мне, кажется, что у него повреждена грудная клетка и переломаны несколько ребер. Ему тяжело дышать, из-за наших попыток его вытащить, он потерял сознание! Господин унтер-фельдфебель помогите нам его достать, а то даже втроем мы с этим делом не можем справиться!

– А что произошло с Борисом Хромовым?

– С ним дело совсем плохо, господин унтер-фельдфебель! Он шел во главе колоны, его автолыжи пробили эту дыру в снегу. В падении они перевернулись и собой накрыли Бориса, он, кажется, головой ударился о какие-то валуны на дне этой расщелины, а его сверху еще накрыли и эти тяжеленные автолыжи. Поэтому сейчас Борис все еще находится под автолыжами, хранит молчание, не отвечает на вопросы, даже не шевелится. Датчики его жизнедеятельности горят красными огоньками. Как только достанем Шепелева из этой проклятой расщелины, мы тотчас же займемся Борисом Хромовым. Но я опасаюсь, что нам вряд ли удастся этого сделать, слишком уж глубоко его тело находится в этой расщелине, а мы еще вначале должны вытащить на поверхность его автолыжи.!

2

Группа "Браво", как и планировал унтер-фельдфебель Иван Краснов, прибыла в предполагаемую точку крушения космического катера, немного ранее запланированного времени, за час до наступления рассвета. Находясь на вершине снежного кургана, Иван в полевой бинокль осматривал окружающие окрестности. Но, куда бы он ни направлял свой бинокль, то повсюду видел один только белый снег, горы и леса, засыпанные снежными сугробами. Еще до прибытия на место он сформировал четыре разведочно-поисковые группы по два автолыжника в каждой. Сбросил на тактшлемы каждому руководителю поисковой пары карту с выделенным сектором, который его группа должна была обследовать в первую очередь и в самое кратчайшее время, а затем все группы отправил в поиск.

Сейчас же Иван Краснов, стоя на снежном кургане, ожидал поступления первых результатов этих поисков. Через полчаса на радиосвязь должен был выйти очередной дежурный офицер лагеря, поэтому Иван надеялся на то, что к этому времени он получит первые результаты поисков.

Помимо этих мыслей, душу Ивана скребли дикие кошки!

Какой-то час назад Иван Краснов принял решение, которое даже ему самому не очень-то понравилось, которого он не хотел принимать, но его вынудила сделать это судьба и сложившаяся ситуация. На месте трагедии, где только что погиб Борис Хромов он вынужден был оставить группу унтер-фельдфебеля Эдуарда Хмелева. В состав группы вошли курсанты группы "Браво", унтер-фельдфебели, Андрей Мартынов и Виктор Журов. Эти курсанты должны были эвакуировать в безопасное место своих раненых и травмированных товарищей, курсантов Константина Шарапова и Юрия Шепелева. Они там уже в спокойной обстановке займутся обработкой их ран и травм.

По последнему рапорту Эдуарда Хмелева, его группе так и не удалось, из-за отсутствия в их распоряжении подъемных приспособлений, поднять на поверхность труп унтер-фельдфебеля Бориса Хромова. Слишком уж глубоко в расщелине под снегом и землей оказался их погибший товарищ! Чтобы не потерять раненых товарищей, группа Хмелева была вынуждена прекратить свои попытки достать из глубокой расщелины тело Бориса Хромова. Оставив на этом месте маячок, она занялась перевозкой раненых в безопасное и тихое от ветра и снега место. В своем последнем донесении Эдуард Хмелев подтвердил, что они нашли такое место, что сейчас занимаются обработкой ран товарищей. Но эти ранения и травмы оказались такими серьезные, что раненые курсанты нуждаются в срочной медицинской помощи. Одним словом, этих курсантов было нельзя надолго оставлять в том месте, так как их нужно было срочно эвакуировать в госпиталь фильтрационного лагеря.

До радиосвязи с лагерем оставалось десять минут времени, когда Иван в своих наушниках услышал голос курсанта Андрея Мартынова. Негромким шепотом тот сообщил:

– Командир, мы только что нашли этот имперский катер! Только мне хотелось бы сказать, что он не так уж сильно разбит при своем падении! Можно было бы даже сказать, что при неудачной посадке, этот катер попросту завалился на правый пилон, сильно его помяв. Пассажирский салон не поврежден, только двигательный отсек сильно парит. Видимо, повреждена и вышла из строя система охлаждения реактора. Словом, командир, этот катер находится на снежном пологом склоне, который начинается сразу же за невысокой горой, более похожей на высокий курган. Пять минут движения на автолыжах, и вы окажитесь на месте крушения катера.

Внимательно слушая Мартынова, Иван сел за рулевое управление своих автолыж, включил зажигание и запустил двигатель, который тотчас удовлетворенно заурчал. Вслед за Красновым эти же действия синхронно повторяли и остальные курсанты группы "Браво", которые не были заняты в поисковых мероприятиях. Унтер-фельдфебель Геннадий Петров, который догадался, что к Ивану Краснову поступает информацию о местонахождении разбитого имперского катера, вышел на общегрупповой канал связи со следующим сообщением:

10
{"b":"234223","o":1}