ЛитМир - Электронная Библиотека

В этой связи император Фальконет IV приказал построить специальный детский фильтрационно-тренировочный лагерь на планете Колибри, пятой планете звездной системы Сигмы 34 созвездия Стрельца. Лучшие павлианские педагоги и военные разрабатывали специальные программы по духовному и физическому перевоспитанию детей земных колонистов планеты Палеолог с тем, чтобы в дальнейшем они бы выросли истинными солдатами Великой Павлианской империи. В этих программах на процесс перевоспитания молодого поколения землян в этом лагере отводилось всего пять лет. По завершению этого периода переобучения лагерные воспитанники, земные подростки, должны были держать экзамен, чтобы стать офицерами, унтер-офицерами специально создаваемого Иностранного Легиона павлианских вооруженных сил.

Император Фальконет IV уделял большое внимание этому процессу перевоспитания земных подростков. Все назначения павлианского персонала в этот лагерь производились только после его личного подтверждения. По всему было видно, что император Фальконет IV не собирался этот процесс выпускать из-под своего контроля!

В целях выполнения императорского замысла на захваченных у земных колонистах территориях Палеолога, в земных поселениях были отобраны три тысячи детей подростков в возрасте четырнадцати-пятнадцати лет. Специальными шаттлами их подняли на орбиту Палеолога, всех разместили на военно-транспортном корабле, уложили в саркофаги медленного сна, и в таком виде доставили на планету Колибри, которая находилась в совершенно другом созвездии. На этой планете был построен секретный детский фильтрационно-тренировочный лагерь в двадцать жилых и учебных бараков, в которых должны были жить и учиться военному делу дети землян в течение пяти лет.

Планета Колибри, не смотря на то, что она носила такое южное и нежное название, была планетой с постоянным зимним климатом. Зимой температура вне помещений достигала минус пятидесяти градусов, на главным ужасом в это сезон становились ураганные ветра со снегопадом. Тогда передвигаться от барака к бараку можно было бы только по специальному проводу, протянутому между бараками, прицепившись к нему специальным коньком транспортером. Даже, если что-либо и случалось с подростком, то этот транспортер обязательно дотянет его до места назначения, а там всегда находится кто-то, кто поможет замерзшему подростку добраться до врача. Летом же температура падала до минус двадцати, для воспитанников лагеря это была настоящая летняя погода! Бараки лагеря по самые крыши утопали в снегу, а между ними были прорыты глубокие траншеи и переходы, по которым шло снабжение бараков, по которым перемещались из учебного в жилой барак и обратно воспитанники, руководство и охрана самого лагеря.

К слову сказать, по официальной статистике, кроме мороза и снега, лесов и гор, на этой планете никто из разумных существ никогда не проживал. По поверхности снега и по барачным крышам лагеря часто гуляла метелица поземка. Иногда эта метелица была "доброй", тогда она просто сыпала снегом. Но иногда она бывала "не доброй" или же попросту "злой", тогда на улицу было бы лучше не выходить. Жесткий почти ураганный ветер заваливал или сбивал с ног человека любой комплекции, в мгновение ока засыпал его снегом! Такого засыпанного снегом подростка было невозможно разыскать, даже собаки ищейки не могли этого сделать!

Когда первая партия в триста детей землян прибыла в этот лагерь, то в первую же ночь выяснился крупный огрех, допущенный в строительстве этого фильтрационного лагеря. Проектировщики и строители "забыли" о необходимости его круглогодичного обогрева, ведь земляне в отличие от павлианцев были теплокровными существами, они не могли в дикие холода спать на снегу. В первую же ночь слабые отопительные системы барака не справились с обогревом земных обитателей, утром следующего дня после холодной ночи не проснулись, так и не поднялись на ноги более ста маленьких землян.

Когда начальство лагеря узнало о таком количестве замерзших своих будущих воспитанников, то они, прежде всего, схватились за головы, хорошо понимая, что, если они срочно не исправят положение с обогревом бараков лагеря, то в скором времени с их плеч полетят головы. Император Фальконет IV был хорошо широко известен, как человек, умеющий принимать скорые и справедливые решения по отношению к своим подданным. Он также был весьма скор и на расправу, если эти самые подданные не так быстро или несколько не точно исполняли его поручения.

Во все уголки Великой Павлианской империи из фильтрационного лагеря полетели срочные депеши и запросы в отношении того, как можно было бы срочно наладить обогрев двадцати бараков с замерзающими в них земными детьми. На второй день один из шаттлов доставил на Колибри Николая Иванова, сорокалетнего специалиста по обогревательному и отопительному оборудованию. Николай Иванов прибыл с двумя помощниками, они тут же приступили к строительству общелагерной системы отопления.

Первым же делом, главный истопник набрал бригаду помощников из воспитанников самого фильтрационного лагеря, так как, по его же мнению, жабомордые павлианцы вообще не умели качественно работать. Когда перед Николаем Ивановым предстал четырнадцатилетний подросток Иван Краснов, как кандидат на включение в его бригаду, то он не произвел на него должного впечатления. По мнению Николая, этот воспитанник выглядел настоящим низкорослым заморышем, который к тому же имел открытую рану на левом плече. Даже сам Иван хорошо понимал, что в те времена он был не в состоянии выполнять какие-либо работы по установке и монтажу в лагерных бараках отопительной системы.

При виде этого подростка Николай Иванов внутри себя уже принял решение, он практически совсем уже было отказал этому кандидату в приеме его в свою бригаду. Но в тот момент он обратил внимание на то, как другие подростки воспитанники фильтрационного лагеря относились к этому пареньку. Они предупредительно и уважительно поднялись на ноги, чтобы словами, наклоном головы или простым касанием к нему своих рукам его поприветствовать, когда он проходил рядом с ними. Да, и сам Иван с достоинством принимал эти малые знаки уважения со стороны своих товарищей!

Словом, ребята повели себя, таким образом, словно они встречали и приветствовали уважаемого и старшего по званию офицера, хотя Иван ничем особенным среди них не выделялся. На нем, как и на многих других воспитанниках, были одеты остатки танкового комбинезона, который не имел каких-либо офицерских ромбов, квадратов или звездочек. Тогда уже более для проформы Николай Иванов поинтересовался у присутствовавшего жабомордого офицера Фокса, какая у него имеется информация по этому Ивану. Тот, даже не заглядывая в свои записи, тут же отчеканил, что этот человеческий детеныш командовал мобильным взводом БТРов на одном из фронтов. В течение суток его взвод, три бронетранспортера, удерживал свой узел обороны, препятствуя наступлению целого полка павлианских гвардейцев с бронетехникой!

По тону, каким рапортовал этот жабомордый офицер, Иванов почувствовал, что некоторые павлианцы крепко ненавидят этого паренька, что по первому же приказу они готовы его уничтожить. Видимо, мобильный взвод Ивана нанес павлианцам такие большие потери в живой силе и в бронетехнике, что одно только упоминание об этом вызывало у павлианцев глухую и бешеную злобу к этому четырнадцатилетнему человеческому подростку!

Тогда Николай Иванов перевел дыхание, коротким кивком головы он подтвердил прием Ивана в свою бригаду. Тогда этот паренек из-за своего все еще незажившего ранения в плечо был слишком слаб для того, чтобы в качестве кочегара лопатой перекидывать кокс в топку. Он был также не в состоянии заниматься монтажом труб и батарей в бараках лагеря. Подумав, Николай отправил его постоянным дежурным в кочегарку, тем самым сделав его своим главным помощником. В качестве дежурного Иван должен был наблюдать за тем, как его товарищи, работают лопатой, перебрасывая кокс в топку, какое давление поддерживается в отопительном котле.

4
{"b":"234223","o":1}