ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кажется, одного из первых я оперировала Колю Золотарева, у него была нехорошая рана в ноге!

– Полковники Золотарев и Хмелев, отзовитесь! – Иван немедля послал мысленный зов.

– Ваше величество, мы вас слушаем! – Едва ли не одновременно послышались отзывы обоих полковников.

– Мне нужна ваша помощь, господа полковники! На данный момент я нахожусь в бессознательном состоянии в палате реанимации после только что проведенной операции. Я не знаю, когда приду в сознание, когда смогу заняться спасением Великой княгини Маарии, которая, как вы сами хорошо знаете, была недавно похищена. В этой связи приказываю, капитану Фример из 5-го парашютного имперского полка сформировать ротную группу, с этой группой отправиться в замок Игл, расположенный вблизи рыбацкой деревушке Бекас. Штурмом взять этот замок, вызволить из плена Великую княгиню!

Капитан Ирга Фример стояла у постели полковника Золотарева, внимательно вслушивалась в тот бред, который произносили губы этого человека. Она до сегодняшнего дня практически не общалась с людьми, всегда держалась от них в стороне. Но сегодня она впервые встретилась с Иваном Красновым, Великим князем княжества Трех Сосен, и этот человек ей явно понравился. Ирге не хотелось в этом признаваться, но он ей понравился, как мужчина, которому можно было бы родить детей, и жить с ним до конца жизни, опираясь на его плечо. Но прекрасно зная о том, что он женат на принцессе Маария, Игла Фример всеми силами старалась эту мысль изгнать из своего сознания, так как ей совершенно не хотелось стать соперницей женщине из императорской семейки.

Она уже была готова согласно кивнуть головой бредящему полковнику Золотареву и отправиться по своим делам. В этот момент к ней подошел полковник Куэто Нонсенс, он своими словами перерассказал то, что только что ей говорил Николай Золотарев! Увидев ее удивленные глаза, полковник пояснил, что этот рассказ он услышал из уст полковника Эдуарда Хмелева, поэтому и решил с ней переговорить по этому вопросу.

– Господин полковник, итак, все павлиане в один голос утверждают, что все земляне – это сумасшедшие люди. Вот и эти два земных полковника по-настоящему бредят о спасении принцессы Маарии! Ну, скажите, как человек, находящийся в бессознательном состоянии может отдать приказ своим людям?!

– Нет, капитан, в этом вопросе я с вами не согласен! – Резко заявил полковник Куэто Нонсенс. – Вы еще молоды, вам еще не пришлось служить в 10-й имперской егерской бригаде, но знали бы вы о том, что ее бойцам запрещено пользоваться голосом при общении друг с другом! Весь срок своего контракта они служат, молчат, но четко выполняют приказы своих офицеров, которые к тому же отданы также молча! Так что, капитан Фример, я присоединяюсь к просьбе Великого князя Ивана I, сформируйте ротную группу и тотчас же отправляйтесь в замок Игл, для выяснения обстановки в этом замке.

Через каких-то пять часов два глайдера капитана Фример уже вели бой с охраной замка Игл. Один глайдер был сбит зенитной ракетой, он сгорел в воздухе, до земли долетели только какие-то жестяные листы его обшивки. Погибли десять парашютистов во главе с самим капитаном Фример, никто теперь так и не узнает, о чем же думала Ирга, когда в воздухе загорелся ее глайдер. Но со своим заместителем, лейтенантом Фиса, она успела связать по рации и приказала:

– Дорогуша, теперь тебе придется заняться освобождением племянницы нашего императора! Я не поверила в саму возможность такого развития дела, за что немедленно поплатилась! Ты освободи Маарию, но постарайся не влюбляться в ее мужа, Великого князя Ивана I. Держись от него подальше, хотя он такой красавец! Все наши павлианские девчонки, которые с ним общались, теряли свои головы в прямом и косвенном смысле этого выражения. Они все, как и я, погибли! Прощай!

Драка на этажах и лестницах этого замка получилась тяжелой и кровавой. К камерам узникам замка прорвалась только треть взвода лейтенанта Фисы, сама она была два раза ранена в бедро и в шею. Не смотря на то, что все охранники замка были одеты в цивильную одежду, они великолепно владели своим лучевым оружием. Лейтенант Фиса вовремя сообразила, она вовремя перешла на ведение боевых действий штурмовыми группами, что позволило ей сохранить в живых треть бойцов своего взвода.

Наступил момент, когда остатки охраны прекратили огонь и подняли руки вверх! По приказу лейтенанта, всех сдавшихся охранников собрали в большую группу и заперли в одну из свободных камер. Оставшиеся в живых бойцы взвода начали обходить камеры, выпускать на свободу арестантов и заключенных. Собралось примерно четыреста малозиландцев, очень много женщин, но в этой в этой бурящейся толпе лейтенант Фиса никак не могла найти ни одну павлианку, тогда она выступила вперед и зычным командирским колосом прокричала:

– Принцесса Маария, выступите вперед или поднимите вверх руку!

Голоса в толпе затихли, мгновение протекало за мгновением, но никто из толпы не выходил вперед, никто не поднимал руки. Раздосадованная этим обстоятельством, молодая девчонка в военном мундире с лейтенантскими погонами уже собралась подать команду о сборе бойцов своего взвода, когда к ней подошла какая-то старушка и тихим голосом ей на ухо прошептала:

– Дорогуша, в камере под номером 3423 лежит какая-то женщина. Она очень похоже на павлианку, но она так истощала, что не в силах подняться на ноги!

– Капрал Грехам, возьмите себе в помощь любого рядового, и ту женщину из камеры 3423 принесете сюда!

У лейтенанта Фиса заболело сердце, когда она увидела женщину, неподвижно лежащую на носилках. Это были кожа да кости и больше ничего, глаза Маарии были закрыты, по крайней мере, веки глаз были опущены. На ее лице слабо шевелились одни только губы. Юнге Фиса сначала показалось, что женские губы дрожали, но присмотревшись более внимательно, Юнга поняла, что губы принцессы Маария двигались в каком одном определенном ритме. Она кого-то явно вызывала!

3

Это был очень теплый вечер, океанские волны с не очень громким грохотом лизали песчаный берег, они равномерно накатывались на берег и откатывались от него. На берегу отдыхала небольшая группа людей и павлиан. Они расположились в хаотическом порядке на отдельных махровых полотенцах, постеленных тут и там прямо на песке. Некоторые из отдыхающих загорали, ловили поздние лучи местного светила, а одна парочка – купалась в океане. Она плавала в океане на таком расстоянии от берега, что были видны их головы, которые, то исчезали, то появлялись между провалами больших океанских волн.

– Ну, и сколько времени они могут провести в этой воде, я бы даже сказал в не очень-то теплой водице, Клэр? По-моему, вот уже больше полчаса они кувыркаются в океане, не обращая на нас ни малейшего внимания.

– Да сколько угодно времени, Эдуард, ты, видимо, уже забыл о тех временах, когда мы с тобой по половине дня плескались в луже, которую другие называли морем. И ничего, нам с тобой тогда было очень приятно, никто другой нам тогда был больше не нужен! Так что я тебе советую, забудь о своем положении, не показывай свой императорский характер, смирись и насладись пребыванием в этой компании! А Маария скоро приплывет со своим Иваном, нам скоро ужинать, а ей будет нужно, как принимающей хозяйке, побеспокоиться об его организации.

Император Фальконет IV перевернулся на другой бок, чтобы взглянуть на Болеро Лазанью, который сидел неподалеку в специальном шезлонге с колесами, и крикнул ему:

– Генерал, почему ты сидишь на таком отдалении от нас? Присоединяйся к нашей компании, мне поговорить хочется!

– Да, как-то это неудобно самого императора беспокоить своим разговорами! – Ответил Болеро Лазанья.

– А ты на время забудь, что я император! Присоединяйся, а то мне действительно скучно лежать на песке, ничего не делать! Я от подобного времяпрепровождения давно уже отвык. Последние десятилетия моя жизнь на Зеркале расписана по минутам. Мне теперь там, в метрополии, приходится соблюдать временной график и говорить то, что напишут другие люди! Так что генерал, прикажи своей верной Анастаси, взять твою коляску, подкатить ее к нам, чтобы мы с тобой могли бы потрепаться.

84
{"b":"234223","o":1}