ЛитМир - Электронная Библиотека

И тогда капитан-генерал Ирга Фример отдала беспристрастный приказ:

– Зенитчикам вступить в бой!

Вражеские пилоты сломались, когда одновременно с земли, но из разных огневых позиций небо прошили зенитные ракеты из мобильных, ручных комплексов. Сразу десять штурмовиков были ими сбиты! Из пятидесяти бенвильских штурмовиков, которые защищали нефти, и газопроводы свободного государства Ассилим на базу вернулись только три штурмовика, да и те не подлежали ремонту и восстановлению! Бой против штурмовой авиации христопродавцев закончился, продемонстрировав единение свободного народа бедуинов, которые тоже стреляли по бенвильских штурмовиках, но только из кремниевых ружей, с вооруженными силами княжества Трех Сосен!

2

В преддверии трудных переговоров с бедуинами, Великий князь Иван I отказался свою делегацию размещать в конюшне троюродного брата Хусейна. Он приказал снять весь верхний этаж самой приличной гостиницы города Энсин, на котором располагались апартаменты. Узнав о сумме, которую директорат гостиницы заломил за аренду этажа, князь Иван попервоначалу сильно закручинился. Но тут верх взяла его крестьянская привычка, ему захотелось получить большую скидку, чтобы, хотя немного сэкономить! Иван лично продумал и выдвинул следующее деловое контрпредложение директорату гостиницы. Суть этой сделки заключалась в том, что они не будут вообще ничего платить в гостинице до того момента, пока шейх Хусейн не примет всех их предложений. Князь Иван предполагал, что ему придется долго уламывать главу упрямых бедуинов, дня два – три не менее, прежде чем тот согласится подписать Договор о дружбе. Поэтому он попросил Иргу Фример оформить его предложение в качестве делового предложения от всей делегации, и уже сидел, потирая ручки и просчитывая возможную прибыль, которую он получит, если директорат примет его предложение?!

Ирга Фример скоро вернулась с переговоров с дирекцией гостиницы, она швырнула князю под нос, подписанный ими договор, заодно к договору приложила и счет, оплата которого начиналась с этого же самого дня. Князь Иван несколько раз просмотрел счет на двадцать тысяч тернье. Начал было раскрывать свой рот, чтобы Ирге задать вопрос, почему…, но в этот момент открылась дверь его апартамента, на пороге появился босой шейх Хусейн, который во весь голос прокричал:

– Князь, ты мой друг, я твой друг! Бедуины доверяют и разговаривают только со своим друзьям! Поэтому я при стечение всего народа бедуинов, готов тебя заверить в том, что я готов хоть сию секунду подписать с тобой любой Договор о Дружбе и ненападении между нашими странами!

До глубины души убитый началом такого серьезного разговора, Великий князь Иван даже привстал из-за стола, за которым только что пил чай, и поинтересовался, обратившись к Хусейну:

– Друг Хусейн, ни ты, ни я, мы оба должным образом даже не читали текста этого Договора, не знаем его содержания! Так как же ты может согласиться подписать такой серьезный документ, вообще не зная его содержания?! Ведь, этот Договор в немалой степени будет влиять на будущее всего бедуинского государства в будущем!

– Великий князь Иван, если помнишь, то, как только я переступил порог твоего жилища, что сразу же начал его словами, которые, могу тебе об этом поклясться, что они истинны, и произнесены от всего моего сердца! А именно: я твой друг, а бедуины всегда доверяли и сегодня продолжают доверять таким своем друзьям, как ты, Великий князь Иван I. Поэтому плечом о плечо мы с тобой можем, хоть завтра утром, подписать этот договор, а потом бесстрашно вступить в наше общее светлое будущее!

– Тем более, Великий князь, – вдруг послышался знакомый мужской, но хорошо забытый голос, – только что, Великая княгиня Маария поставила свою подпись под Договором о Дружбе и взаимном ненападении с империей Винту в Анкере. Так что у тебя сейчас имеются основные параграфы и условия, которые можно было включить переписать и в наш новый договор. Одна ночь работы писарей, завтра вы уже можете подписывать этот государственный документ!

Князь Иван перевел взгляд в том направлении, откуда послышался знакомый, но порядочно подзабытый голос Гарфи, княжеского воеводы по внешним сношениям. Министр почти полгода провел в столице империи Винту, создавая агентурную сеть для разведки, одновременно работая над этим договорам. Они крепко и по-дружески обнялись, у Гарфи на лице показались даже слезы умиления. Он, склонившись к самому уху Ивана, прошептал:

– Ваше величество, соглашайся на то, что ты завтра подпишешь этот договор с Ассилимом. А этого стручка бедуинского шейха отошли куда подальше, мне хотелось бы, как можно скорее, переговорить с тобой наедине. Есть интересные мысли, которые ты должен знать!

– Ну, что ж, шейх Хусейн, я поверил твоим словам о дружбе, и мы поступим следующим образом. Вечером ты, вместе с моим министром иностранных дел, приступишь к работе над содержанием нашего договора, а завтра мы его с тобой подпишем в присутствии прессы и широкой публики! Так ты согласен с таким графиком нашей совместной работы?

Шейх Хусейн задумался на секунду, а затем медленно, утвердительно кивнул головой. Он все еще находился в процессе размышления, когда князь Иван снова заговорил. Пока шейх бедуинов думал, а затем утвердительно кивал головой, в голове Ивана вдруг мелькнула мысль о том, что было бы опасно этого бедуина оставлять на свободе, даже до вечера. Поэтому он предложил:

– В этой гостинице мы заказали много номеров! Ты мог бы остановиться в одном из них до вечера, а затем в нем переночевать. В этом номере все оплачено, так что можешь не стесняться и себе заказывать, чего не пожелаешь! Эй, прислуга, проводите главу государства бедуинов на покой и отдых в один из президентских номеров. Исполняйте его любое пожелание! Вечером же, Хусейн, за тобой придут и отведут в тот номер, где будет идти работа над Договором!

Как только шейх Хусейн исчез за дверями апартаментов, слуги повели его в ночное заключение, князь Иван, широко развел руки в стороны, и по барски поинтересовался:

– Гарфи, почему ты появился так неожиданно! Почему заблаговременно не предупредил меня о подписании договора с империей Винту? Мы так долго ожидали этого первого нашего Договора, а он подписывается в полной тайне! Даже свободная пресса Сольвейга, насколько я знаю, об этом подписании не осведомлена! Иногда я не понимаю, Гарфи, что же происходит вокруг нас?

– Наберись терпения, повелитель! Сейчас мои люди один из номеров этой гостиницы превращают в комнату для переговоров. В этом номере будут найдены и уничтожены все микроустройства для подслушивания и для записи чужих переговоров. Вот в этой комнате мы тогда сможем и переговорить.

– А если мы не будем разговаривать голосом, Гарфи? – Поинтересовался Иван!

– Бенвилль уже давно, а империя Винту совсем недавно разработала устройство для перехвата и расшифровки мыслей любого человека. Если вы, Ваше величество, когда-либо почувствуете, что у вас по неизвестной причине закружилась голова, то знайте, что это заработало некое устройство, которое своими лучами мешает нормальной работе вашего головного мозга. Мой вам совет, в этом случае начните повторять какую-нибудь детскую считалочку. Ну, типа такой: "Раз, два, три, четыре, пять, детки вышли погулять!" И тогда это устройство покинет ваше сознание!

– Интересные вещи ты рассказываешь, Гарфи! Об этом должна обязательно знать и моя Маша, и мой ближний круг советников!

– Великая княгиня Маария, Ваше Величество, об этом уже проинформирована. По этой причине она сейчас затеяла разработку защищенной дальней ментальной связи, немалые деньжищи она уже в это дело вложила! Так что, извольте, об этом не беспокоиться, с ней все в порядке! Что же касается ваших друзей и приятелей, то мы их всех обязательно вместе с вами проинформируем о делах на тайном и невидимом фронте!

Закрытое совещание ближнего круга Великого князя Иван I, главный воевода внешних сношений княжества Иоганн Гарфи начал с простых вещей. Всех участников совещания он брал за рученьку и лично по одному подводил к какому-либо разбитому в стене месту, совал ему под нос загогулинку и безинтонационным голосом произносил короткую фразу:

97
{"b":"234223","o":1}