ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лейтенант, явыставил наиболее оптимальный курс. Зачем ты его меняешь?

– Билли,по-моему, из нас двоих офицер – только я.

– ЛейтенантБеловски, я вынужден доложить майору Ларошу о ваших странных поступках.

– Билли, дачто с тобой случилось? Видать, ты сильно ударился головой. Ты меняподозреваешь?

– Да, я подозреваютебя в шпионаже.

– Этосерьезное обвинение, уоррент-офицер! – вмешался проснувшийся Бизон. – У тебяесть доказательства?

– Сэр,лейтенант Беловски проснулся раньше всех и без предупреждения поменял курс. Авечером он разговаривал с кем-то по-русски!

– Майкл, чтовсе это значит?

– Сэр, яподумал…

– С кем тыговорил вчера?

– Со своимшкольным товарищем, сэр.

– Откуда утебя его адрес?

– Сэр…

– Беловски, тызнаешь, что в боевом походе у тебя не должно быть контактов с иностранцами?

– Сэр,позвольте мне объясниться! У меня не было контактов, они сами меня нашли!

– Как этовозможно? Почему меня русские не нашли, почему Палмера не нашли?!

В это время набортовом компьютере засвистел сигнал вызова. Бизон отмахнулся:

– Палмер,узнай – кто там?

– Сэр, это вас…

– Странно…Алло, майор Ларош слушает!

Из колонокпослышался бодрый голос Изволь. Она на прекрасном английском сказала:

– МистерЛарош, с вами говорит международная служба спасения на водах. Российскаястанция спутниковой координации. Я – Светлана Громова.

– Что вамугодно? – недоверчиво буркнул Бизон.

– Немногоюжнее вашего курса находится океанская яхта «Наяда», которую унесло от береговСьерра-Леоне. На борту никого нет. Я предлагаю вам вернуть яхту владельцу,гражданину Великобритании Джонатану Коэну.

– Заманчивоепредложение…

– Это оченьдорогая яхта. Мистер Коэн сделал запрос нашей спутниковой системе на ее поиски.Нам удалось обнаружить «Наяду», но вокруг на тысячу миль, кроме вас, никогонет. Поэтому мы подумали…

– Да, да, явас понял…

– Вам совсемнеобязательно бросать ваше судно. Если оно вам дорого, то вы могли бы взять егона буксир и на приличной скорости прибыть в Сьерра-Леоне. Мистер Коэн весьмасостоятельный и авторитетный человек. Он обещает вам хорошее вознаграждение,свою защиту в Африке и доставку в любую точку планеты на его личном самолете.

– Спасибо,миссис…

– Громова,сэр.

– Благодарювас, миссис Громова, мы обсудим ваше предложение.

– Хорошо,мистер Ларош. Координаты яхты имеются у лейтенанта Беловски. Желаю удачногопутешествия!

Связьзакончилась. Бизон выразительно посмотрел на Беловски, потом перевел взгляд наПалмера и сказал:

–Уоррент-офицер, если тебе не нравится курс лейтенанта, можешь двигаться своим.Только после того, когда мы помашем тебе ручкой с яхты…

К полуднюдействительно они увидели роскошную современнейшую яхту вроде тех, на которыхсовершают круизы миллиардеры. Через полчаса они уже закидывали на ее борт своивещи.

Дежа вю

Странноечувство охватило Майкла, когда он вступил на борт «Наяды». Яхта была действительноочень дорогая, даже не то, что дорогая, а возмутительно дорогая. Беловски виделмного дорогих яхт, но такую роскошь впервые. Казалось, что главной целью ее создателейбыло потратить как можно больше денег. Великолепные современные формы суднаотлично сочетались с общим, немного восточным стилем дизайнерского решения.Золоченый такелаж, перламутровые стекла, даже открытая палуба, былаинкрустирована наборным паркетом. Мягкие, при каждом шаге издающие приятныеклавишные звуки ступеньки трапов вели в потрясающие интерьеры. Кругом редкиепороды дерева, кожа, натуральные камни, живопись, и что самое поразительное –все напичкано электроникой так, что неожиданные сюрпризы встречались буквальнона каждом шагу.

Но не этобольше всего потрясло. Острое восхищение увиденным, странным образомперебивалось ощущением того, что он все это уже видел. Что ему все тут знакомо.Это трудно объяснить, но с любопытством заглядывая в каюты, с открытым ртом рассматриваяих, он как будто вспоминал какой-то забытый сон. Он пытался вспомнить этот сон,но ровным счетом ничего в памяти не было, да и быть не могло. Он совершенноточно никогда этого не видел и видеть не мог. Но, поворачивая голову в другуюсторону, он опять ловил себя на том, что какое-то ускользающее от его сознания воспоминаниевсе-таки было.

«Дежа вю», –подумал Майкл. Ничего удивительного… после всего случившегося с ним, этотмаленький психический дискомфорт, наверное – мелочь. Хорошо хоть совсем крышане съехала. Он вспомнил, что где-то читал о том, что некоторых людей это психическоерасстройство доводит до полного сумасшествия. Что оно может измотать человека,заставить потерять ощущение реальности, действительности всего происходящего вокруг.Этого еще не хватало…

Причемначалось оно несколько дней назад, еще в катере, когда он отлеживался на банкеи смотрел в качающийся потолок бота. На корме переговаривались Бизон с Палмером,по палубе каталась консервная банка. Вся эта ситуация, включая фразы и ощущениезатекшей от долгого лежания спины, как-то остро вспомнилась, но неуловимо тутже забылась. Потом это чувство стало повторяться. Он брал в руку галету,надрывал пакетик с джемом и ловил себя на мысли, что он это уже делал. Именнотут, именно расставив широко от качки ноги, именно глядя в серую Атлантику заокном. Но где, когда? Воспоминание было где-то близко. Где-то рядом, всознании. Казалось, что еще немного, еще чуть-чуть зацепиться за какую-нибудьмельчайшую, но конкретную деталь и оно потянется как цепочка, вспомнитсяцеликом. Но оно не цеплялось. Но оно продолжало дразнить своей близостью и,почему-то, важностью.

Когда он попална борт яхты, это расстройство усилилось. Беловски чувствовал, что сходит сума, что просто тупеет, становится неадекватным. Нет, так дальше нельзя, нужночто-то делать! Он вспомнил про Саню и Изволь. Может быть, им пожаловаться? Вконце-то концов, психика – это тоже здоровье. Может, скажут, что на яхте лежитеще какой-нибудь русский тюбик, чтобы помазать голову? Чтобы опять статьнормальным человеком!

Он активировалинтернет-приемник и позвал Изволь.

– Здравствуй,Миша. Я все знаю, уже работаю…

– Что тызнаешь?! – чуть не заорал Беловский. – Где Саня? Позови Саню!

– Да я и безСани справлюсь. Чего шумишь?

– Позови Саню!– угрожающе повторил Михаил.

– Миш, нуповерь мне, не стоит так волноваться, сейчас я все исправлю! – уже дрожащимголосом взмолилась Изволь.

– Что тыисправишь, что?!

– Это явиновата, Миш, не говори Сане. Это моя недоработка. Сейчас почистим следы.Забыла совсем… дура! – почти плача сказала она.

– Какиеследы?! Ты чего городишь? Зови Саню, виртуальная кукла!

– Я невиртуальная, – сухо и обиженно сказала Изволь. От плаксивости в голосе неосталось и следа. – Будет тебе Саня, истерик…

– Что? Что??Я??? – заикаясь от неожиданности такого поведения электронного оператора, замямлилбыло Беловский, но появился Саня. Он без подготовки, не обращая внимания насклоненного в позе гневного вопросительного знака над приемником Беловского,накинулся на Изволь:

– Ты чегонаделала! А? Ты, ты соображаешь – чего ты натворила?!

– Саша, я…

– Что я? Чтоя? Ты чуть не испортила ВСЕ! Ты чуть не уничтожила ВСЕ! Осталось девяносто семьчасов, ты это понимаешь?! Мы уже никого не успеем подготовить! Уже никогда!Понимаешь?! У нас уже нет ресурсов на новый проект!

– Саша, –всхлипывала Изволь, – Саша, я все понимаю, я сама в ужасе, Саша, я сейчас, яуже заканчиваю, я уже почти развела и стерла. Все будет нормально!

– Ты хотьощущаешь свою ответственность?!

– Да, Саш,ощущаю, понимаю. Я стараюсь. С Мишей все будет нормально. Я уже почтизакончила!

– При чем тутМиша? Ты только про Мишу и думаешь! А нужно про всех, про всех думать! Просемнадцать миллиардов думать! Брось из головы своего Мишу! Говорил я, чтовместо тебя нужен мужик, говорил, что нужен мужик! Э-эх!

– Еще одинистерик… Поздно, Саня, мужика искать, осталось девяносто семь часов…

19
{"b":"234224","o":1}