ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я вотразделил меню на две части по триста блюд в каждой и собираюсь отведать его задва дня.

– Удачи, сэр!Не забудьте иногда посматривать в зеркало, оно вам скажет, когда вы превратитесьв свинью.

– Не переживайза меня, Майкл, тут такие туалеты, что способны вычистить из тебя все свинскиезачатки и можно опять приступать к обеду, как будто ты не ел три дня!

– Потрясающаяудача выпала вам, сэр!

Он взял состола ползущие к Бизону пару тарелок и сел с ними за маленький столик в углу.Бизон проводил его удивленным взглядом, пожал плечами, не глядя, опустил палецв очередной горшочек и заорал, тряся рукой:

– Черт побери!Сейчас должно быть холодное!

Бортовойоператор невозмутимым голосом ответила:

– Во-первых,сэр, два ваших холодных блюда только что взял лейтенант Беловски. Во-вторых,бортовой медик не рекомендует заказывать сразу восемнадцать блюд. В-третьих, насалфетке, подающейся с каждым блюдом, есть рекомендации о том, чем нужно естьданное блюдо – руками или приборами. И, в-четвертых, сэр, слезьте, пожалуйста,со стола, вы мешаете убирать посуду!

Время –стоять!

Наспехперекусив, Беловский хотел взять в руку стакан с соком, чтобы запить еду. Ностакан оказался как будто намертво приклеенным к столику. Михаил недоуменноповторил попытку взять стакан, ведь буквально несколько минут назад он сам егопринес и поставил! Но стакан словно окаменел, даже сок в нем пересталколыхаться от качки. Из-за спины послышался голос Сани:

– Не пробуйего оторвать, он зафиксирован.

Беловскийвключил интернет-приемник, чтобы увидеть Саню.

– Оставь, Миш,приемник, я – здесь.

– Что??? – Онобернулся на голос и с мистическим ужасом увидел Саню в окружении несколькихчеловек в черно-синей форме. Только это был какой-то другой Саня, совсем не егосверстник, не молодой мужчина, а уже довольно зрелый, даже пожилой. – Ты –здесь? – Беловский вспомнил про временные скачки и неуверенно спросил: – Ты…вы… вы – сейчас?

– Да, я –здесь. Мы с тобой на «ты», Миш, не волнуйся. Детали обсудишь с Изволь. Вкратцепоясню, что я действительно сейчас, то есть в настоящем. Именно в настоящем,так как его на самом деле во временном отрезке – нет. Изволь тебе говорила, чтонастоящее – это миг. А миг – это умозрительное понятие, измерить котороеневозможно. Как точка в геометрии, ее на самом деле нет, она условна. Поэтому вэтой точке, то есть в истинном настоящем, мы можем делать что угодно,встречаться где угодно, перемещаться куда угодно, не мешая и не изменяя течениевремени. Для времени настоящее незаметно и не играет никакой роли. Настоящеесуществует отдельно от времени.

Беловскийосмотрелся по сторонам: Палмер застыл, вставая с шезлонга, Бизон, лежа наспине, лил себе в рот какой-то напиток. Его струйка застыла, как будто сделавшисьстеклянной. Все остановилось! За бортом остановилось море: волны, повесив ввоздухе тысячи хрустальных брызг, замерли. Яхта застыла, накренясь от качки,птицы за бортом повисли голографическими модельками из зоопарка «Green Pease»,даже музыка, звучащая до этого, замерла на одной ноте. Миша осторожно поднялся,неуверенно сделал несколько шагов по наклоненной палубе, обошел вокруг большойстол, где скульптурно валялся Бизон со струйкой напитка во рту. Он попыталсявзять одну крупную капельку, висящую в воздухе, но она не поддалась, как будтобыла намертво прикреплена в пространстве. Подошел к Палмеру, потрогал полы егохалата, которые тоже оказались каменно-твердыми, как и все остальные предметы.Он ходил и трогал, щупал, прикасался, пока его удивление не было прерваноголосом Сани:

– Всезафиксировано, Миша, специально для того, чтобы ничего не подвинуть во времени.У тебя не получится даже стряхнуть пепел с сигары Палмера.

Беловскийпосмотрел на сигару в зубах уоррент-офицера: дым от нее застыл в воздухепричудливой фигурой. Он попытался сдуть его, потом махнуть рукой, потом простовзять в руку, но дым оказался невообразимо твердым, как и все остальное. Михаилподумал: как же так, ведь дым уже в воздухе? Ведь он газообразный, внутривоздуха. Ведь он уже смешался с воздухом и скоро совсем исчезнет? Значит, ивоздух, по идее, тоже должен окаменеть, ведь он тоже – материя? Но почему же ядышу, хожу в воздухе?

– Сань, апочему жидкости зафиксированы, а воздух нет?

– Специальнодля того, чтобы твой первый выход в Настоящее не был бы для тебя слишкомшокирующим. Тебе оставили воздух и ощутимое пространство. Хотя можно было быобойтись и без них. Время и пространство – это понятия существуют только дляматерии. Это необходимые условия ее существования. В принципе ты можешь недышать – попробуй. Тебе сейчас не нужен воздух. Человек дышит с интервалом вовремени, а мы сейчас вне времени, между прошлым и будущим, поэтому тебепонадобится кислород еще не скоро.

– Но мы же стобой разговариваем, мы с тобой живем… И нам при этом не нужно дышать, не нужноесть, наши ткани не изнашиваются, а значит – не стареют, так?

– Так, Миша, ярад, что выбрал именно тебя, ты все схватываешь на лету!

– А если так,то почему же нельзя при помощи ваших технологий переместить сюда, в Настоящее,все человечество? Почему нельзя жить тут? Почему здесь только мы с тобой и ствоими ребятами? Почему нельзя взять Палмера или хотя бы Бизона?

– А вот это –самый главный вопрос. Перетащить сюда, в Настоящее, конечно, можно всех, когоугодно. Но это очень опасно для Настоящего. Здесь все так просто и доступно,что каждый подлец сможет такое накуролесить, что придется все начинать сначала.

– Что значитсначала?

– С Адама иЕвы. Именно они первыми были лишены Настоящего, то есть бессмертия. Вместо негоони получили неопределенное будущее, беспрерывно утекающее в прошлое. С тех пордля каждого кандидата в Настоящее существует тест, во время которого он должендоказать свою благонадежность, свою лояльность Настоящему. Только после этогочеловеку доверяют бессмертие.

– Тест – этоземная жизнь?

– Да, жизнь.Это временной отрезок, испытательный срок. Ладно, Миш, я пришел не для того,чтобы посвящать тебя в наши технологии, для этого у тебя есть Изволь. Цельнашего визита: прием тебя в команду межвременного спецназа. Познакомься: этотвои новые соратники. Они практически не выходят из Настоящего, они всегда вбою.

– Не понял: скем в бою? Где в бою? В Настоящем тоже воюют?

– В том-то идело, что воюют. Воюют давно и жестоко.

– А за чтовоюют?

– За Будущее.За свершение правильного Будущего.

– Как понять –правильного? За Логику?

– О! Неплохотебя поднатаскала Изволь… Во время любой войны существуют как минимум два планаразвития событий. Чей план осуществится – тот и победил. Любой план, это не чтоиное, как замысел о Будущем. Наша задача – осуществить свой план. Сделать так,как было запланировано нашим Творцом, как написано в наших книгах. Для этогосуществует наш спецназ, в задачи которого входят несколько функций.

Первое: поискв прошлом свидетелей будущего. Это наши пророки и провидцы. О них мы знаем поскупым и не всегда понятным древним текстам, так как они писались во времена,когда человечество еще не могло понять смысл предсказаний. Поэтому наширазведчики отыскивают в прошлом данного человека, выспрашивают у негоподробности его пророчеств, те подробности, которые он не смог доступносообщить своим современникам. На основе этих разведданных осуществляетсяпланирование конкретных операций, да и всего государственного и мировогопроцесса. Ничего нового, в принципе. Разведка как разведка.

Второе: в нашизадачи входит перехват вражеских пророчеств, добыча секретных планов, раскрытиетайных замыслов и, на основе этой информации, ликвидация вражеских временныхпроектов.

Третье, самоеглавное: наши бойцы высаживаются в любой точке прошедшего времени, частожертвуя собственным проектом, становятся частью прошлого и даже гибнут там,чтобы внести в нем необходимые изменения. Это – ювелирная работа, которая нетерпит никакой самодеятельности! Например, мы знаем, что кто-то погиб в автомобильнойаварии от неисправности тормозов, а нам этот человек позарез нужен живым. Дляэтого наш спецназовец проникает на несколько часов в прошлое и угоняет неисправнуюмашину или сообщает владельцу о ее неисправности. Вариантов тут множество,главное – не дать состояться аварии. Но при этом он сам становится частью тоговремени и при неблагоприятном раскладе может исчезнуть из своего. Данный примерсамый простой. Чаще всего мы занимаемся тем, что предотвращаем глобальные катастрофы,кровопролитные войны, помогаем выигрывать битвы, подсовывая полководцам нужныхсоветников, какие-то знаки, изобретения и даже сны. А иногда приходится и самимучаствовать в них.

27
{"b":"234224","o":1}