ЛитМир - Электронная Библиотека

– Матерь Боганашего!!!

Трое летчиковс ужасом смотрели на катастрофу, разыгравшуюся на их глазах. Несмотря на то,что они летели на приличной скорости, и волна тоже стремительно неслась, какэто часто бывает в таких ситуациях, глаза рассмотрели и запомнили каждуюдеталь, каждую подробность произошедшего. Майклу казалось, что он даже увиделгруппу офицеров в рубке «Клинтона». Даже их вцепившиеся взглядом в надвигающийсяужас лица!

– Беловски, тымолишься? – прошептал Бизон.

– Нет, сэр…

– Почему?

Майкл молчал.Он только сейчас вспомнил о Боге и поймал себя на мысли, что действительно немолился. И даже самая короткая молитва «Господи, помилуй», которая сама собойповторялась уже давно и беспрерывно в уме, даже во время разговоров и размышленийо другом, сейчас вылетела у него из головы.

– Беловски, тычто молчишь?

– Я думаю,сэр, извините.

– О чем тыдумаешь?

– О том, что яперестал молиться.

– Так почемуже ты перестал молиться?

– Наверное,потому что не я был там, внизу, на корабле…

– Тебе было нестрашно?

– Да, я небоялся. Мы летим очень стабильно и можем еще долго так лететь. Сейчас намничего не угрожает. Меня потрясло зрелище, сэр…

– Так, значит,ты вспоминаешь про своего Бога только тогда, когда тебе что-то от него нужно?

– Выходит, чтотак, сэр.

– Знаешь,Майкл, один мой дружок в детстве вспоминал обо мне только перед Рождеством,потому что мои родители всегда устраивали пышный праздник для детей. В эти днион был для меня лучшим другом. Но в остальное время игнорировал меня, потомучто я был младше его. Мне было обидно, и когда я подрос и перегнал его в росте,то хорошо познакомил его очки со своим кулаком на школьном балу!

– Я вспоминаюо Боге не только перед Рождеством, но и перед Пасхой, сэр…

– Ну, тогдатебе нечего бояться…

– Сэр, ядумаю, что нам придется еще раз нырять в цунами. Иначе мы долетим доАнтарктиды.

– ДоАнтарктиды не долетим, топлива не хватит. Попробуем пересечь волну по оченьпологой диагонали. Тогда мы не врежемся опять в лоб встречным потокам.

– Есть, сэр!Вы сегодня находчивы…

– Знаешь,почему я такой сообразительный, Беловски? Это потому, что мне передал Кэп, что,кроме нас, ни один самолет не вернулся из волны. Они все, как и мы, нырнули внее, но никто не вынырнул.

– А как же те,у кого не было топлива, их тоже послали в цунами?

– Они должныбыли находиться в воздухе. Их хотели посадить потом обратно на «Клинтона».Может, кого-нибудь еще и встретим…

– Ну, что,готов нырнуть?

– Готов, сэр!

– Боишься?

– Нет, сэр!

– Значит, небудешь молиться русскому Богу?

– Буду, сэр,чтобы он не познакомил мои очки со своим кулаком!

– Ну, тогдасбрасывай весь боекомплект, чтобы облегчиться, и ныряй за мной!

– С Богом,сэр!

На этот разбомбардировщики действительно пересекли цунами без больших проблем. Самолетывели себя достаточно управляемо, и хотя их болтало, как щепку в горном ручье, иприборы опять перестали работать из-за помех, но ни один из самолетов непотерял управления. Через некоторое время все опять восстановилось, темнотастала рассеиваться, превращаясь в очень плотную пасмурность со шквальным ветроми сильным штормом. Правда, с каждой минутой стихия заметно стихала, сказывалосьудаление волны. Беловски вышел в эфир:

– Сэр, яподлетаю к месту.

– Я тоже,Майкл! Следи за мной по приборам, мы должны выйти на расстояние прямойвидимости, чтобы не столкнуться!

– Есть, сэр, явас вижу!

– Зайди ко мнев хвост и держи дистанцию!

– Сэр, мнекажется, что лучше мне быть ведущим. Я лечу со штурманом!

– Все-таки неуважаешь ты старших, Беловски! – прохрипел Бизон. – Ладно, захожу тебе подхвост! Только не будь скунсом!

– Говоритуоррент-офицер Палмер! Через минуту будем над местом катастрофы!

– Беловски,снижаемся до трехсот футов, скорость минимальная, включить сканеры глубинныхмин и субмарин! Палмер, ты следи за тепловизором! Мы должны засечь металл илилюдей…

– Есть, сэр!Билли, смотри в оба в приборы, ищи сигналы, где-то должны всплыть аварийныемаячки.

– Видимостьнулевая. Визуально вряд ли что-нибудь заметим…

– Постепенноэто дерьмо рассеется. Только бы горючего до этого времени хватило!

Первый заходнад местом, где еще недавно находилось соединение кораблей, не дал никакихрезультатов. Второй, третий, четвертый – тоже. Предположили, что кораблиотнесло волной на юг, стали утюжить море в этом направлении. Постепенно штормстал успокаиваться, небо заметно посветлело, и на востоке иногда сквозь тучипробивалось что-то вроде солнца. Необходимо было найти хоть какую-нибудь палку,шлюпку, спасательный круг, хоть какой-нибудь признак кораблей. Но ничего, кромерваных клочков пены и оглушенной молниями рыбы, пока не наблюдалось. И вдруг внаушниках заорал Билли:

– Есть сигнал!Есть слабый сигнал! Выставляю курс по пеленгу!

– Сколько унас времени, сколько сможем еще лететь, Билли? – спросил Бизон.

– Не большечаса, сэр!

– Начатьподготовку к катапультированию! Взять с собой по максимуму! Забрать все, чтотолько можно, особенно средства связи и личное оружие! Протестировать гидрокомбинезоны!Снять все показания со всех приборов, отослать на спутник и записать на внешнийноситель!

– Есть, сэр!

– Вижу его!Сигнал четкий! Это автоматический SOS! Это катер,спасательный катер! – передал Палмер.

Стали утюжитьна бреющем полете район сигнала. Вдруг под крылом промелькнуло что-тооранжевое. Засекли положение. Развернулись. Пошли точно на объект. Впереди наволнах действительно болтался катер. Это был стандартный спасательный бот с одногоиз кораблей ВМС США. Он имел герметичную крышу, экономный двигатель, запас топлива,продовольствия, воды, медикаментов и всего необходимого для 20 человек нанеделю. Кроме того, он был оборудован спутниковым маячком и навигационными приборами.

– Это большаяудача! Беловски, это не твой Бог нам катер подкинул?

– Да, сэр, этоопять Он!

– Интересно,сколько на катере человек? Хватит ли нам места?

– У нас вРоссии говорят: «в тесноте, да не в обиде».

– Не забывай,что там американцы!

– Они должныслышать наши двигатели. Почему они никак не реагируют? Палмер, что скажешь?

– Майкл, на катерене работает ни один прибор, кроме маячка, и нет никаких источников тепла.

– Что этозначит?

– Это значит,что там нет живых людей, – сумрачно ответил штурман.

– Они всепогибли?

– Нет, их тами не было. Если бы погибли, то за такое короткое время трупы бы еще не успелиостыть и мои приборы бы зафиксировали тепловое излучение. Но там вообще пустокак в склепе. Скорее всего, катер сорвало с креплений, и он вынырнул из-подводы как поплавок, так как был герметически закрыт.

– Значит, онизатонули где-то здесь?

– Нет, врядли. При таком ветре над поверхностью моря, катер, скорее всего, отнесло оченьдалеко от того места, где он вынырнул.

– Не упускаймаячка, Билли, постоянно держи с ним контакт! А мы еще слетаем на север…

Океануспокаивался на глазах. Ветер стихал, но миллиарды тонн воды, поднятой в небоцунами, обрушивались плотным ливнем обратно. Видимости практически не было, нов сорока милях от катера пилоты заметили большие масляные пятна на воде и множествосамого разного мусора. Сомнений не оставалось. Это была могила соединения кораблей2-го флота ВМС США, которое направлялось вокруг Африки в Персидский залив,усмирять арабо-израильский конфликт, переросший в последнее время в широкомасштабнуювойну Запада и Востока…

Сплюньчерез левое плечо!

Покружив ещекакое-то время над местом гибели флота в надежде отыскать хоть кого-нибудь,было решено лететь к боту и катапультироваться, так как топливо уже было наисходе.

– Сэр,прыгайте первым, – сказал Беловски, – раздувайте спасательный плотик, а мы постараемсяпопасть поближе к вам, чтобы не потеряться.

– Почему япервый?

– Потому что яимею отношение к парашютному спорту и постараюсь приземлиться прямо вам наголову.

8
{"b":"234224","o":1}