ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Делоне проницательно прищурился на меня.

— Бодуэн де Тревальон — отпрыск истинной львицы и очень опасен, Федра, а стоящая в его тени Мелисанда Шахризай делает его опасным втройне. Если ты все же не откажешься от своей затеи, прошу тебя при любом раскладе держать язык за зубами. Одно слово Мелисанды, и, не сомневайся, Бодуэн снимет тебе голову с плеч. — Наставник вернул мне перевод. — Отличная работа. Перепиши начисто, когда закончишь, и я отправлю сборник маэстро. Его это наверняка заинтересует.

От похвалы я просияла, но все равно не свернула с важной для меня темы.

— Милорд, Мелисанда Шахризай — ваш друг. Неужели вы так мало ей доверяете, что полагаете, будто она способна меня предать?

Подумать только, какой мудреный вопрос я решилась задать!

Делоне наклонился вперед, уперся локтем в колено и положил подбородок на ладонь. Свет лампы выхватывал серебристые волоски в его рыжевато-каштановой шевелюре.

— Мелисанда ведет искусную игру, и я не уверен, какие цели она преследует. Если вдруг обнаружится, что наши с ней устремления различны, я не рискну искать защиты в нашей дружбе. Мелисанда слишком хорошо знает, насколько далеко я готов зайти и сколь многим пожертвовать, чтобы… — Он спохватился и замолчал, мотнув головой. — Неважно. Послушай меня и будь осторожной, Федра.

— Вы с ней были любовниками? — Зачастую человек твердо запираясь в чем-то одном, готов уступить в другом. Делоне научил меня этой хитрости, и вот я испробовала науку на нем самом.

— Когда-то, давным-давно, — улыбнулся он. Значит, это неважно, раз так легко сознался. — Во многом наши подходы сходны, но только не в постели — точнее, там наше сходство только во вред. Когда ни один из любовников не склонен к самоотречению и даже к уступкам, в глазах Наамах это не наслаждение. — Делоне пожал плечами и встал. — Но по моему мнению, ни Мелисанде, ни мне не о чем сожалеть, — добавил он. — Хорошо, если ты соглашаешься удовлетворить принца по доброй воле, то я составлю договор.

— Да, я согласна, милорд.

Признаюсь, предвкушение свидания приводило меня в возбуждение. Встреча должна была состояться через несколько недель, и время тянулось еле-еле. Я как могла занимала себя делами, трудясь над чистовиком сборника переведенных скальдийских гимнов для Гонзаго д’Эскобара. Показала эти боевые кричалки Алкуину, но тот не проявил к ним интереса, за что его, конечно, трудно было винить.

От Виталя Бувара вестей не поступало, и я не призналась Алкуину, что подслушала их торг на балу. От Делоне я тоже утаила сей примечательный эпизод, но отправившись в святилище Наамах с мадам Лаво-Перрин, затронула эту тему, поскольку она постоянно занимала мои мысли и я знала, что Сесиль меня поймет. Она ведь тоже из Двора Ночи.

— Ты правильно поступила, что не стала вмешиваться, — сказала Сесиль. — Алкуин дал обет служения, и все, что касается этого служения, только между ним и Наамах. Если он искренен, она простит. Наамах умеет сострадать.

— Алкуин всегда честен и искренен, — подтвердила я, твердо веря, что так оно и есть.

— Что ж, тогда все будет хорошо. — Сесиль нежно улыбнулась, и на душе у меня стало спокойно. Из всех, кого я знала, Сесиль была самой доброй и самой мудрой. Так я считала тогда, того же мнения придерживаюсь и сейчас.

* * * * *

Хотя казалось, что день моего свидания с принцем никогда не настанет, он наконец пришел, для начала ознаменовавшись прибытием платья из золотой парчи, доставленного посыльным Мелисанды. К тому времени мой гардероб стал весьма изысканным, поскольку Делоне не скупился на одежду, но настолько великолепного наряда у меня отродясь не водилось. К платью прилагался чепец из золотистой сетки, украшенной мелким жемчугом. Я долго наряжалась, восхищаясь своим отражением в зеркале. Алкуин присел на краешек кровати, серьезно наблюдая за моими сборами.

— Будь осторожна, Федра, — ласково предупредил он.

— Я всегда осторожна, — ответила я, глядя в глаза его зеркальному отражению.

Он слегка улыбнулся.

— Ты не берегла себя с лордом д’Эссо, и не станешь беречься с Мелисандой. Ты готова раствориться в ней, я видел. И видел, что она это видела.

Я заправила выбившийся локон под сетку.

— Сегодня я предназначена принцу Бодуэну, о чем тебе прекрасно известно.

Алкуин покачал головой.

— Она тоже с ним будет, не сомневайся. Говорят, удовольствие принца гораздо острее, когда она присутствует в спальне. Мелисанда Шахризай — побудительная сила для его желаний.

При мысли таком раскладе сердце забилось быстрее, но я постаралась это скрыть.

— Я буду осторожна, — пообещала я.

А потом прибыла коляска, и мы больше не касались этой темы. Алкуин проводил меня вниз, где я предстала перед Делоне.

— Очень мило, — пробормотал он, закутывая мои плечи в сангровую накидку и застегивая фибулу. — Девушка из дома Делоне и принц крови. Кто бы мог подумать? — Несмотря на улыбку, в его голосе слышалась какая-то непонятная мне загадочная интонация. — Я буду тобой гордиться. — Делоне поцеловал меня в лоб. — Удачи.

Осененная благословением, я сошла к экипажу Мелисанды. Ги тенью следовал за мной.

Среди недвижимости, которой владела Мелисанда Шахризай, конечно же, имелся особняк в Городе. Я предполагала, что он недалеко от Дворца, но Мелисанда обитала в тихом квартале почти на окраине в богатом красивом доме, обсаженном деревьями. Позже я узнала, что во дворце у нее есть свои покои, а сюда она приезжала, когда хотела развлечься без посторонних глаз; и сама по себе, и с принцем Бодуэном.

По пути я терялась в догадках, какого приема ожидать, но когда слуги провели нас с Ги в дом, Мелисанда встретила меня как гостью.

— Федра, — сказала она, приветственно меня целуя. — Рада, что ты согласилась. Ты ведь уже знакома с милордом принцем Бодуэном де Тревальоном?

Я глянула мимо нее, увидела принца и присела в реверансе.

— Мне оказана большая честь, мой принц.

Он шагнул вперед и, взяв меня за руки, помог подняться. Я сразу вспомнила, как он сгреб меня в объятия на Средизимнем маскараде.

— Это для меня большая честь получить такой изумительный подарок, — любезно ответил он и улыбнулся Мелисанде. — Избранницу, которой коснулся Спутник Элуа.

 Мелисанда вернула Бодуэну улыбку и легонько положила руку мне на плечо. Зажатая между ними, я задрожала.

— Идем, — позвала Мелисанда. — Поиграешь для нас, пока мы ужинаем. Хорошо?

Я заставила себя собраться и кивнуть.

— С удовольствием, миледи.

Хозяйка повернулась к лакею.

— Позаботься о слуге милорда Делоне, проследи, чтобы его достойно устроили. А мы пойдем к столу.

Хотя меня, конечно, учили играть на музыкальных инструментах, мне уже давно не приходилось музицировать для услады чьего-то слуха. Зайдя в трапезную и увидев бархатный пуфик и цитру, я сразу поняла, чего от меня ждут. Села, взяла цитру и довольно долго тихо перебирала знакомые мелодии, пока пара ужинала. Странно, сначала меня встречают как гостью, а потом подчеркнуто игнорируют. Слуги в черно-золотых ливреях дома Шахризаев двигались быстро и бесшумно, сноровисто меняя аппетитные блюда. Мелисанда и Бодуэн насыщались, негромко подшучивая друг над другом, болтая, как обыкновенные влюбленные, о разных мелочах. Я играла, чувствуя себя откровенно не в своей тарелке.

Когда трапеза закончилась и посуду убрали, Мелисанда велела наполнить вином третий бокал и отпустила слуг.

— Федра, иди-ка сюда, — позвала она, ставя бокал у локтя Бодуэна. — Выпей с нами.

Я отложила цитру и послушно подошла к принцу. Попробовала вино — очень хорошее, легкое и пряное, с богатым послевкусием черной смородины.

— Значит, цветочек, тебя воспитали в Доме Кактуса, — задумчиво произнес Бодуэн, и в его серых глазах зажегся огонек. Уверенные руки обхватили мою талию, и он без усилия усадил меня к себе на колени, так ловко, что я даже не пролила вино. Да, принц был закаленным воином, сильным и жестким, как сталь. — Ну, будешь корчиться от неудобства, как посвященные твоего Дома при таком неуважительном обращении?

45
{"b":"234226","o":1}