ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пришло, — коротко бросил он. — Баркель л’Анвер предлагает встретиться через два дня.

— Милорд, — я отчаянно пыталась сохранить хорошую мину при плохой игре, — замечательная новость.

— Да. — Он уткнулся в письмо, словно отпуская нас, но потом снова поднял глаза, и на этот раз в его взгляде я увидела бесстрастную решимость, которой так боялась. — Федра, один раз я тебя уже предупреждал. Больше не стану. Если ты снова покинешь этот дом без моего разрешения, я продам твой туар. Это все.

— Да, милорд.

Колени тряслись, и мне пришлось собрать все силы, чтобы, не дрогнув, развернуться и выйти из библиотеки, не подарив Жослену Веррею удовольствие упиться моим страхом. Прежде чем закрыть за собой дверь, я слегка приободрилась, услышав, как Делоне совершенно иным тоном спросил кассилианца:

— Где это тебя так ощипали, парень?

Жаль, что я не посмела задержаться, чтобы услышать ответ.

Глава 30

Судя по всему, л’Анвер согласился принять Делоне только на своих условиях. Местом встречи назначили маленькую усадьбу, где бывший посол жил, когда требовалось его присутствие во Дворце, в часе езды от Города — хорошо хоть не в герцогстве, которое располагалось на севере Намарры. Вдобавок Делоне навязали эскорт из двадцати вооруженных людей л’Анвера. Герцог не желал рисковать.

Поскольку все детали были оговорены заранее, мы не удивились, когда прибыл отряд сопровождения, и капитан гвардии л’Анвера постучал в дверь. Лошадь Делоне уже стояла под седлом, готовая пуститься в путь. Жослен порывался увязаться за господином, но тот сказал, что не видит смысла брать его с собой. Мол, при хорошем раскладе помощь Жослена не понадобится, а при плохом в одиночку кассилианец не сумеет обеспечить защиту от такого множества противников. Шестеро, возможно, и смогли бы, или даже четверо, но никак не один-единственный.

Однако Делоне просчитался: Баркель л’Анвер решил все по-своему. Капитан гвардии смерил Делоне вызывающим взглядом и скрестил руки на груди. Воин носил легкую кольчугу под темно-фиолетовой туникой с вышитым золотым гербом Анверов: мост над бурной рекой.

— Мне приказано привезти и остальных.

— Каких еще остальных?

— Девчонку д’Эссо и того парня, который будто бы узнал кое-что интересное. — Капитан выглядел донельзя самодовольным: Баркель л’Анвер крепко за нас взялся.

Делоне помедлил и покачал головой.

— Я ручаюсь за их слова. Мои ученики останутся здесь.

— Значит, и останетесь и вы. — Капитан развернулся кругом и махнул своим людям, которые тут же поворотили коней.

— Подождите! — Алкуин рванулся мимо Делоне. — Я поеду. — Он повернулся к наставнику, прежде чем тот успел заговорить, и холодно добавил: — Нужно до конца разобраться с этим долгом. Вы же не отрицаете моего права присутствовать при вашей беседе, милорд?

Было ясно, что Делоне хотел бы удержать Алкуина дома, но не мог лишить его последней капли гордости.

— Ладно, — коротко кивнул наставник и перевел взгляд на меня. — Нет. Не смей и заикаться.

— Милорд! — Я вздернула подбородок, решившись сыграть по-крупному. — Я рисковала не меньше каждого из вас двоих, чтобы эта встреча состоялась. Если вы сейчас отправитесь навстречу опасности без меня, не рассчитывайте, что по возвращении найдете меня здесь.

Делоне шагнул ко мне и тихо произнес:

— А ты не рассчитывай, что я не исполню свое предупреждение.

Посмотреть ему в глаза было трудно, но я это сделала.

— Правда, милорд? — я сглотнула, но продолжила: — И кому же вы продадите мой туар? Может, Мелисанде Шахризай? Уж она-то наверняка подыщет мне применение, ведь я поднаторела в интригах, которые даже вам не раскусить.

— Ладно! — Делоне неохотно поднял руки вверх. За его спиной виднелось ошеломленное лицо герцогского капитана. — Надо было вполовину урезать твои уроки, — проворчал наставник, — и дважды подумать, покупать ли туар дерзкой девчонки, обожающей смертельный риск! — Он повернулся к маячившему в дверях Жослену. — Раз так, ты тоже поедешь с нами, кассилианец, и не пощадишь живота своего ради моих воспитанников. Клянусь кинжалом Кассиэля, ты будешь казнен, если не сумеешь сохранить им жизни!

Жослен невозмутимо поклонился, но я заметила, как в его голубых глазах промелькнул страх. Да, спутником он был впечатляющим — капитан испуганно отступил, когда кассилианец вышел на свет.

В экипаж запрягли лошадей, коня Алкуина спешно оседлали для Жослена, и мы отправились в путь, выпуская изо ртов клубы пара в морозный утренний воздух. Развевающийся над нами фиолетово-золотой флаг Анверов и сверкающая броня солдат придавали нашей маленькой процессии по-военному парадный вид — в то время я была еще достаточно наивной, чтобы приходить в восторг от подобной чепухи. Кстати, четверо или пятеро из явившихся за нами мужчин, по всей видимости, не были ангелийцами. Они ехали с настороженным видом, а темные тюрбаны на головах прикрывали и лица. Калиф Хеббель-им-Аккада даровал л’Анверу земельные наделы, скакунов и людей — я сразу догадалась, что закутанные всадники были аккадианцами.

Загородная резиденция герцога показалась мне на удивление прелестной. Я прежде никогда не бывала в сельской усадьбе, если не считать поездку в Перринвольд, но его правильнее считать фермой, а не поместьем. Мы пересекли небольшую реку — зубчатый мост повторял изображение на гербе Анверов — и проехали по ухоженным садам, где садовники укрывали от холода разнообразные деревья из дальних земель.

Наверняка за нами наблюдали из башенок небольшого замка. Знаменосец припустил вперед и три раза приподнял стяг, со стены ответили тем же сигналом, и ворота открыли, впуская нас во двор. Слуги нас встретили вежливо, но вооруженный эскорт так и сопроводил нас в приемную герцога.

Комната была обставлена необычной мебелью — низкой и с подушками — и украшена аккадианскими гобеленами. Один из коренастых стульев с такой искусной резьбой, что сошел бы за трон, явно предназначался герцогу, но пока что пустовал. Один из угаданных мною аккадианцев вышел, а остальные наши сопровождающие во главе с капитаном выстроились вдоль стен. Я наблюдала за Делоне, подражая его действиям. Он был спокоен и внимателен, и ничто в его облике не выдавало волнения. Последив за ним, я воодушевилась. Через несколько секунд послышался топот сапог по коридору, и в приемную вошел герцог л’Анвер.

Я никогда его не видела прежде, но ни на миг не усомнилась, что это он и есть. Солдаты дружно поклонились новоприбывшему, и наша четверка последовала их примеру.

Выпрямившись после глубокого реверанса, я подивилась, что герцог одет на аккадианский манер. Тюрбан аметистового оттенка окутывал голову, а вместо дублета Баркель л’Анвер носил поверх штанов длинный свободный халат. Видны были только глаза, но, едва глянув в закрытое тюрбаном лицо, я сразу узнала отличительный фиолетовый цвет Анверов, такой же, как у Исандры де ла Курсель, приходившейся герцогу племянницей.

— Анафиэль Делоне, — протянул он, усаживаясь на резной стул, и смотал с головы длинное полотно. И снова я вспомнила Исандру, увидев его светлые волосы и бледную кожу, сильно загоревшую возле глаз. Герцог был пострижен короче, чем любой знакомый мне вельможа. — Так-так. Значит, явился извиниться за прегрешения против моего Дома?

Делоне шагнул вперед и снова поклонился.

— Ваша светлость, — обратился он к заклятому другу, — я явился предложить вам оставить нашу ссору в прошлом, где ей самое место.

Баркель л’Анвер расслабленно откинулся на спинку стула, скрестив ноги перед собой, но я ни секунды не сомневалась, что он опасен в любой позиции.

— После того как ты во всеуслышание обвинил мою сестру в убийстве? — спокойно спросил герцог. — Думаешь, я так просто оставлю это в прошлом и прощу тебя?

— Да, — кивнул Делоне, не теряя хладнокровия.

Некоторые солдаты возроптали. Герцог вскинул руку, даже не глядя, кто там возмущается.

64
{"b":"234226","o":1}