ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По счастью, я угадала верно и обнаружила первую же гримерную открытой и пустой, с беспорядочно раскиданными костюмами и прочим реквизитом. Из соседнего помещения доносился лихорадочный шорох, но мое временное пристанище располагалось достаточно далеко от сцены, чтобы во время спектакля оставаться незадействованным. Уверена, эти покои были гораздо роскошнее тех каморок, к которым привыкла актерская братия. В глаза бросалось огромное зеркало в бронзовой раме выше моего роста, по всей видимости, очень дорогое. Я остановилась, чтобы взглянуть на свое отражение и собраться с мыслями, и тут зеркало начало поворачиваться, словно дверь, на хитро спрятанных петлях.

В коридоре стоял Делоне, зеркало скрывало пугающую неизвестность — выбора у меня не было. В любом другом месте я бы просто попросила Иафета но Эглантин-Варденна меня спрятать, но во Дворце я не смела рисковать. И воспользовалась единственным возможным убежищем — заползла под заваленный одеждой стул. Потянувшись между ножками, подвинула поближе кусок декорации и, скорчившись, взмолилась Элуа, чтобы никто меня не заметил. Между краем импровизированного щита и спускавшимся до пола подолом яркого платья я оставила для наблюдения маленькую щелочку.

Зеркало встало перпендикулярно к стене, и теперь в нем отражалась вся гримерная. Я увидела в отражении стул, под которым пряталась: наваленные на нем костюмы целиком меня скрывали. В комнату скользнула высокая стройная женщина в плотном плаще с опущенным капюшоном; черты ее лица оставались для меня невидимыми, но по ее грациозным движениям, пока она притворяла за собой тайную дверь, я сочла, что незнакомка молода.

И тут в комнату вошел Анафиэль Делоне.

Я едва не выдала себя судорожным вздохом и задержала дыхание. Делоне внимательно оглядел гримерную и поклонился женщине в капюшоне.

— Я пришел, получив вот это письмо, — сказал он, протягивая ей какой-то листок.

— Да. — Голос незнакомки оказался юным, хотя и приглушенным из-за капюшона. Она сложила руки на груди и спрятала ладони в рукавах, не став забирать записку. — Я… моя госпожа велела мне узнать, какие у вас новости по… интересующему ее вопросу.

— Новости по интересующему ее вопросу, — с расстановкой повторил Делоне. — А как я могу проверить, кому вы служите, миледи?

Женщина завозилась в рукавах своего платья. На мгновение выпростала руку и подала Делоне некий блестящий предмет.

— Вам знаком этот перстень? — спросила она.

Вертя опознавательный знак в пальцах, Делоне не сводил с него глаз.

— Знаком, — пробормотал он.

— Я… моя госпожа просит вас подтвердить, правда ли, что этот перстень явился залогом вашей клятвы?

Делоне посмотрел на нее задумчиво.

— Да, Исандра, — ласково произнес он, — это правда.

Она резко вдохнула, затем подняла руки и сняла капюшон, и я увидела бледно-золотистые локоны Исандры де ла Курсель.

— Вы знали, — кивнула она, и я узнала ее голос, теперь не приглушенный складками капюшона. — Тогда скажите, какие у вас есть новости.

— Никаких, — покачал головой Делоне. — Пока что я жду вестей от Квинтилия Русса. И незамедлительно передам их Ганелону.

— Мой дед… — с некоторой резкостью в голосе отозвалась дофина и заходила по комнате, не сводя глаз с Делоне. — Значит, мой дед использует вас, в то же время не подпуская ко мне. Теперь я в этом убедилась со всей определенностью.

— Миледи, — так же ласково произнес Делоне, — для вас небезопасно находиться здесь, равно как для нас обоих обсуждать… этот вопрос.

Исандра скептически усмехнулась.

— Это лучшее, что я смогла придумать. Вы же знаете, что после смерти матери я живу в покоях королевы. Несколько столетий назад одна королева, Жозефина де ла Курсель, влюбилась в актера. По ее приказу и построили этот тайный ход. — Она подошла к замаскированной зеркалом двери и нажала на спрятанный рычажок, слегка ее приоткрывший. Брови Делоне приподнялись. — Милорд Делоне, я совсем одна, у меня нет друзей, способных оказать мне существенную помощь, и я не знаю, кому в такой ситуации могу доверять. Если вы верны своей клятве, я надеюсь получить от вас дельный совет.

Делоне поклонился, чего не сделал, когда она откинула капюшон. Выпрямившись, он вернул ей перстень.

— Я к вашим услугам, миледи, — тихо сказал он.

— Тогда идемте со мной. — Она шагнула в проход, исчезнув с моих глаз. Не колеблясь, Делоне последовал за ней. Зеркало закрылось за ними, снова идеально встроившись в стену.

Я еще несколько минут просидела в тесной норке под стулом, пока не удостоверилась, что они действительно ушли. Затем, отодвинув кусок декорации, выползла из укрытия и глянула в зеркало, чтобы проверить, выгляжу ли такой же ошеломленной, как себя чувствую. Да уж.

Глубоко вдохнув, я собралась с силами, выскользнула из гримерной и двинулась в сторону западного выхода, где пришлось разбираться с новыми неприятностями.

Теперь я столкнулась с очень разгневанным кассилианцем. Мне уже доводилось видеть Жослена побелевшим от ярости, но на сей раз, поджидая меня у экипажа Клавеля, он так побагровел, что казалось, будто его вот-вот хватит удар.

— Я не позволю, — сквозь зубы прошипел он, — чтобы над моими обетами потешалась какая-то…

— Жослен, — оборвала я, полумертвая от усталости, которая неизменно накатывала на меня после долгих треволнений, — разве главный обет твоего ордена не в том, чтобы перво-наперво защищать потомков Элуа?

— Это известно всем, даже тебе, — неуверенно пробурчал он, не в силах разгадать, к чему я веду.

Я не стала церемониться.

— Тогда придержи язык и ни о чем у меня не допытывайся, потому что то, чему я сегодня стала свидетельницей, может подвергнуть опасности Дом Курселей. А если тебе достанет наивности донести на меня Делоне, наказания не избежать нам обоим. — С этими словами я забралась в экипаж, готовая ехать домой.

Спустя минуту Жослен отдал распоряжения кучеру и присоединился ко мне. Ярость никуда не делась, но теперь в его взгляде читалось еще и любопытство.

Глава 33

Делоне вернулся глубокой ночью, а наутро был тих и задумчив. Я не сомневалась, что Жослен первым делом бросится докладывать ему о моем побеге, но, как ни удивительно, ошиблась. Кассилианец занялся своей воинской разминкой, несмотря на холод, и любо-дорого было посмотреть, как его кинжалы-близнецы выписывали в воздухе замысловатые узоры.

Я наблюдала за ним с террасы, и хотя закуталась в сто одежек, все равно дрожала от холода. Закончив, Жослен убрал клинки в ножны и подошел ко мне.

— Клянешься, что твоя просьба не умаляет моих обетов? — тихо спросил он.

Долгие энергичные упражнения, а он даже не запыхался! Сама-то я еле дышала, просто постояв на кусачем морозе.

— Клянусь, — кивнула я, пытаясь не стучать зубами.

— Хорошо, тогда я ничего не скажу. — Он поднял закованную в металл руку с вытянутым указательным пальцем. — Но только на этот раз. Если ты пообещаешь больше никогда не обманывать меня, находясь под моей защитой. Что бы я об этом ни думал, Федра, я не стану мешать тебе исполнять твой долг перед Наамах. Сам я посвящен Кассиэлю и присягнул служить и защищать, и жду от тебя лишь того же уважения к моим обетам, какое готов оказать твоим.

— Клянусь, — повторила я и обхватила себя руками. — Давай, пойдем в дом?

Огонь пылал в камине библиотеки — самой теплой комнаты в особняке, — именно туда мы и направились. Делоне там не было. За длинным столом, на котором были разложены фолианты и свитки, работал Алкуин. Увидев нас, он слегка улыбнулся. Я села напротив, вгляделась в изучаемые им материалы и сразу же узнала сочинения различных авторов, посвященные Хозяину Проливов.

— Думаешь, у тебя получится разгадать его тайну? — Я приподняла брови.

Алкуин пожал плечами и улыбнулся.

— Почему нет? Может, я найду собственный путь и не попаду в тот же тупик, что и многие другие.

— Ты про Делоне, что ли? — спросил Жослен, оглядывая полки. Взял какую-то книгу и пролистал, качая головой. — Да, тут не ошибешься: эта библиотека принадлежит лорду из Сьоваля. Полное собрание тамошней зауми, кроме разве что «Потерянной книги Разиэля». Неужели Делоне и по-иешуитски умеет читать?

70
{"b":"234226","o":1}