ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Учись, — сказал Рэй, глядя на арахноида.

— Зачем это? — нахмурился Вэр. — Скоро я снова смогу колдовать. Так что это умение мне не понадобится. Верно, милая?

— Неверно, — я покачала головой. — А что ты будешь делать, когда у тебя снова пропадут магические силы?

— К тебе пойду, — беспечно пожал плечами мой братик. — Ты ведь не оставишь меня голодным, правда?

— Правда, — кивнула я. — А что ты будешь делать еще через раз?

Вэр хмыкнул.

— К тебе пойду… Ой! Прости, милая, я не хотел.

— Я знаю. Просто помни, что в отличие от тебя я не вечная.

Повисшее в воздухе тягостное молчание нарушил очнувшийся Кузьмяк (хотя я прекрасно знала, что мой котик только делает вид, будто бы он лишился чувств, как чувствительная барышня из дамских романов при виде паука) и еле живым голосом произнес:

— Мясо…

— Сейчас, — сказал Рэй, пытаясь не смотреть на провинившегося арахноида, хотя последнему и самому было не сладко.

Вернулся наемник через каких-то двадцать минут, неся в руках уже освежеванную заячью тушку.

— Мой спаситель! — объявил Кузьмяк, прижав лапку к груди. Он даже прослезился. — Я всегда знал, что ты не плохой человек и не оставишь бедное несчастное замученное собственной любимой хозяйкой и ее «родственниками» животное! Спасибо тебе, мил человек!

Мне показалось или я заметила улыбку на губах Рэя? Нет, примерещилось.

— Значит, сегодня у нас рагу из зайца с овощами под чесночным соусом! — объявила я и в ответ услышала дружное урчание наших животов. — Поняла-поняла. Уже начинаю. Кузьмяк, достань чеснок из вещь-мешка.

— Понял. Сейчас сделаю.

Через полтора часа еда была готова, а еще через полчаса исчезла в наших желудках.

— Хозяйка моя любимая! — с чувством произнес Кузьмяк. — Спасибо тебе огромное, что так вкусно накормила своего преданного спутника!

— Да, милая, было очень вкусно.

Теперь я ждала комплимента от Рэя, но как всегда он остался немногословен. И нужно признать, мне это в нем нравилось. Наемник медленно вытер губы салфеткой (я предварительно раздала каждому, и даже Кузьмяку), отряхнул одежду и, игнорируя бешеный вопль арахноида, наклонился ко мне. Его поцелуй был очень мягкий, нежный и… волнующий. Он сказал мне намного больше, чем самые приятные слова.

— Слушай ты, переросток! А ну убери руки от моей сестренки!

Рэй повернул голову к арахноиду, и последний осекся на полуслове. Боюсь себе даже представить, что Вэр узрел во взгляде наемника, но возмущения свои прекратил, а Рэй снова уселся на свое место.

— Кир, а может, чаю попьем? — предложил Кузьмяк.

— Киса, ты же не пьешь чай.

— Зато я ем печенье. А я знаю, что оно у тебя есть!

— Ладно. Уболтал. Рэй?

— Понял.

Наемник взял ведро и снова пошел к реке. А я тем временем собрала грязную посуду в котелок. Жаль, что Вэр лишился своих сил. Но ничего, все равно ему полезно поучиться вести домашнее хозяйство. Поэтому…

— Вэр?

— Да, милая?

— Помой посуду, пожалуйста.

Котенок прыснул, но тут же придал своей мордочке серьезное выражение. Нечего мешать хозяйке, когда она пытается спихнуть работу на другого. А то ведь можно и попасть под горячую руку и самому нарваться. Мочить свои мягкие лапки в грязной, жирной воде Кузьмяку совершенно не хотелось.

— Но, милая, я же…

— Вэр, твоя сестренка ведь так старалась, чтобы приготовить тебе вкусный ужин! — Знаю, удар ниже пояса. — А ты не хочешь ей помочь даже в такой мелочи, как мытье посуды? Вэр, я от тебя такого не ожидала.

Арахноид смотрел на меня, отчаянно пытаясь придумать себе оправдание. Мне стало его почти жалко. Почти. Но, как говорила Наставница, святая обязанность любой женщины: спихнуть на мужчину всю грязную работу. А грязнее работы, чем отмывание котла от застывшего жира, я сейчас и придумать не могла.

После непродолжительной внутренней борьбы Вэр обреченно кивнул и направился вслед за Рэем к реке.

— Кир, ты как? — спросил Кузьмяк, когда мы остались с ним наедине. — Все нормально?

— Конечно, киса, — улыбнулась я. — Все просто замечательно.

Все просто ужасно.

— О! А вот и наш кормилец и поилец! — объявил котенок, ткнув мою руку лапкой. Вовремя. А ведь я чуть было не разрыдалась.

Но за годы моей гадальческой практики я научилась скрывать свои истинные чувства перед другими. И только Кузьмяк видел меня насквозь.

— Рэй, спасибо тебе большое! Сейчас Вэр котелок принесет, и я чай заварю. Мне Зеврас прислал из Леса нимф и дриад. Если ты помнишь, это сын Айри. Так что будем пить контрабандный напиток.

Наемник кивнул и поставил ведро на землю.

— Айри? — произнес он, и я прекрасно поняла, что он хотел этим сказать.

— Я ей не говорила. Ты же знаешь, что Зеврасу нельзя ни с кем общаться за пределами Леса. Это была его благодарность мне. Он очень рисковал.

— А почему мне ничего не передал? — возмутился Кузьмяк.

— Киса, он же тебя не знает.

— Ну и что? Я — это ты, а ты — это я. Так вот: твое второе Я требует, чтобы ему сделали подарок. Немедленно!

— Подарок? — выгнул бровь Рэй.

— Э… это я так. Пошутил. Шутник я.

Я еще улыбалась, когда к нам вернулся довольный собой и жизнью Вэр. Он гордо нес впереди себя результат своих стараний — почти сверкающий котелок. Почти, потому что застарелое пятно арахноиду так и не удалось вытереть, но я и так была поражена, увидев свою посуду в таком хорошем состоянии. Все-таки мой «братик» умница, о чем я и не преминула ему сообщить.

— Милая, ну ты меня сейчас просто захвалишь! Я всего лишь вымыл посуду! — и он выжидающе уставился на меня.

Прекрасно поняв, чего от меня ждут, я продолжила петь дифирамбы:

— Нет, Вэр! Ты смог отмыть мой котелок, а значит в мытье посуды тебе просто нет равных. Такой чистоты еще никому не удавалось добиться!

— Ой, милая, ты мне льстишь!

Котенок быстро раскусил мой план и, подмигнув мне, вступил в разговор:

— Господин Вэр! Кира правду говорит. Вы уж мне поверьте! До того как Вы помыли котел, нам приходилось готовить в грязном, да и тарелки наши чистотой не отличались. Громила, докажи.

Сложив руки на груди, Рэй выгнул бровь и ничего не ответил. Однако Кузьмяка это ни капельки не смутило, и он, удовлетворенно кивнув, продолжил:

— Вот видите, господин Вэр, все так считают. Вы просто мастер мытья посуды. Нет! Лучше Вас никто посуду мыть не умеет!

Наивный (это несмотря на свой немаленький возраст) арахноид развесил уши и растаял.

— Ну… Если вы так говорите.

Мы с Кузьмяком активно закивали головами.

— Говорим-говорим, — подтвердила я. — И раз уж ты в этом деле такой специалист, то впредь и будешь им заниматься. По крайней мере, пока не вернутся твои способности. Хоришо?

Растерянное лицо арахноида мне еще долго будет сниться. Мы с котенком чуть по зеле от смеха не катались от жалкого вида могущественного Вэра. И мне даже показалось, что Рэй улыбнулся.

— Милая…

Я подошла к Вэру, обняла его и поцеловала в щеку. Вопрос был решен. В мою пользу.

— Давайте пить чай! — предложил котенок.

Никто не возражал.

Зная наши с огнивом отношения, Рэй собственноручно разжег огонь, и в чисто вымытом котле мы заварили контрабандный чай. По рощице пошел невероятно чарующий цветочный аромат. Я так и не смогла определить, что это были за растения. Возможно, они произрастают только в Лесу нимф и дриад. Но от волшебного пара (а я не сомневалась, что здесь присутствовала магия, магия природы) шло такое спокойствие, что я на время забыла обо всех своих тревогах.

Мы наслаждались прекрасным напитком, заедали его наивкуснейшим печеньем и мило беседовали. Хотя говорили все же в основном я и Кузьмяк. Вэр же недобро косился на устроившегося возле меня Рэя, а сам наемник и так был не многословен.

— Рэй, я у тебя так и не спросила: как ты меня нашел?

— Айри помогла.

Мужчина протянул мне носовой платок, который я сама когда-то заговаривала для своей подруги, чтобы она при необходимости могла легко меня отыскать. Если она отдала его Рэю, значит она ему безгранично доверяла. И я ее очень хорошо понимала.

14
{"b":"234229","o":1}