ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты здесь причем? Забыл уже? Это вообще-то меня предложили на руках нести, а не тебя.

— Хозяйка моя любимая, я ж об этом и толкую. Неужели не понятно? Этот здоровяк ради тебя на все готов. И даже меня носить. А ты… А ты… А ты… Кир, ничего подходящего в голову не приходит. Сама придумай себе какое-нибудь обидное прозвище, ладно?

— Угу.

Мне все-таки удалось схватить фамильяра за хвост, и под возмущенный кошачий визг я перетащила Кузьмяка себе на руки. Здесь он был жестоко прижат ко мне. Силясь вырваться, он применял запрещенные приемы свойственные его собратьям, а я только радовалась, что в моем вещь-мешке было достаточно запасов заживляющей мази. Между прочим, приготовленной по рецепту великой гадалки Кассандры, а по совместительству моей Наставницы. Вот уже и синяк почти сошел с моего лица.

— Могла б уже и не артачиться, — бурчал себе под нос Кузьмяк, бессильно обвиснув на моих руках. Смирился бедняга, только вот надолго ли. — Сама же еле-еле идешь, а все туда же.

— Помолчи, Кузьмяк! — шикнула я, и на нас тут же обернулись шедшие рядом гномы. Они явно не были довольны тем, что их отвлекли от созерцания пока еще пустых площадок, на которых, по-видимому, и должны были появиться вожди. Я придала своему лицу самое виноватое выражение, на которое только была способна. Гномов это, кажется, удовлетворило, и я уже хотела было спокойно продолжить свой путь, как вредина-фамильяр, улучив момент, изловчился цапнуть меня за палец. Я взвизгнула и выронила котенка из рук. Гаденыш тут же исчез из поля моего зрения. Мне уже было не до недовольных горцев.

— Кузьмяк! Где ты, кошатина неблагодарная?

Я вертела головой из стороны в сторону, но нигде не могла разглядеть сбежавшего фамильяра. Тогда я обернулась назад к идущему за моей спиной Рэю и тут же расхохоталась от увиденной картины.

— Киса, видел бы ты сейчас свою мордочку!

— На свою сначала посмотри!

Еле сдерживаясь, чтобы не начать похрюкивать — так мне было смешно —, я с благодарностью посмотрела на своего телохранителя. Нет, все-таки как здорово, что он появился в моей жизни, хоть первоначально я и была против. Лучшего укротителя (или няньки — кому как больше нравится) для моего своенравного котенка мне было не найти. Вот и сейчас этот здоровяк держал котенка за шкирку, а последний висел недовольно скрестив лапы на груди, но совершенно не сопротивляясь и даже не возражая.

Эх, если мой ветер позволит, оставлю этого телохранителя себе навсегда. Даже буду платить ему из собственного кармана. А что? Почему бы и нет. Все равно я равнодушна к этому по-своему привлекательному мужчине. Так что проблем не предвидится. Мой невидимый повелитель ведь против любви, а не деловых отношений, правда же?

И снова о птичках. А где же все-таки мой ветер? Может быть, он не дает о себе знать, потому что я в кои то веки делаю все правильно? Нет, здесь дело явно не в этом. Хоть я и лишилась магических сил, но моя интуиция все еще была при мне.

Я хотела поблагодарить Рэя и уже даже открыла рот, чтобы сказать ему «спасибо» и что-нибудь еще, как прозвучал гонг и все разговоры мгновенно прекратились.

Ровно посередине между двумя платформами из пола начала медленно появляться чья-то голова. Затем появилось и остальное туловище, оказавшееся древним старцем, чья невероятно длинная седая борода была обернута вокруг него подобно огромному грязному бинту. Постепенно этот маленький гном становился все выше и выше. Нет, он не стал великаном. Просто он стоял на небольшом постаменте, который словно рос из-под земли. Горный народ магией не владел, значит здесь был задействован какой-то хитрый механизм. Вскоре старый гном оказался на одном уровне с платформами, и постамент перестал двигаться.

Гномы почтительно склонили головы, и я поспешила повторить за ними, надеясь, что Рэй и Кузьмяк последовали моему примеру. Так мы простояли несколько минут, а может и меньше или больше — я так и не поняла, как здесь течет время. В любом случае, у меня успела затечь шея.

— Мои сородичи! Мои соплеменники! — проехался по моим ушам скрипучий голос старца, заставив меня поморщиться. Да и скрипел он исключительно на гномьем языке. Я украдкой глянула на Рэя и увидела, что тот даже не пытается слушать. Значит, не понимает. Ладно, я ему потом все перескажу. — Сегодня здесь перед вашими глазами состояться важнейшее событие в истории нашего славного народа! Внимайте!

Кузьмяк, все еще смирно висевший на руках у своего укротителя, укоризненно взирал на меня. Он все никак не мог простить мне, что ни капельки не понимает гномьего наречия. Можно подумать, это я во всем виновата! Как будто это я выбираю, какие знания и умения передаются фамильяру во время обряда призыва спутника. Как бы не так! Это всегда происходит совершенно случайно и абсолютно не зависит от воли хозяина. К тому же мне в спутники достался котенок, а не взрослый кот. Поэтому у моего вредного звереныша было больше собственных черт, чем моих, а знания он получил лишь обрывочные.

Однако этот маленький хитрец с лихвой все наверстывал без зазрения совести (и без моего разрешения) таская из вещь-мешка книги. И особенно те, что достались мне от архиведьмы, которую мне каким-то чудом удалось победить в Зевске, куда кривая дорожка (или скорее мой топографический кретинизм) меня завела. И все же в моей волшебной сумке ни учебника, ни самоучителя, ни на худой конец словаря на гномьем не наблюдалось. Да и откуда им взяться, если у гномов своей письменности никогда не существовало, да и язык использовался исключительно в Стальных горах, а сам горный народец превосходно изъяснялся на Едином. В Амаранте очень редко можно было услышать гномью речь, да и то только тогда, когда они не хотели, чтобы их поняли посторонние. Обожаю в такие моменты вставить свое веское слово. И всенепременно на гномьем.

Мой звереныш уже хотел что-то сказать, но я так на него посмотрела, что он тут же захлопнул пасть. Все-таки уроки Наставницы, хоть и из-под палки, не прошли впустую.

— Собратья! — все так же скрипел старик. А я опять мысленно возмутилась: и почему всегда обращаются именно к мужчинам? А женщины чем хуже? Хотя следует признать, что «сосестры» звучит как-то не очень. — Приветствуйте наших великих и могучих владык!

И почтенный старец смиренно склонил голову. Да так и остался стоять, пока хитрый механизм вновь не спрятал его под землей.

По толпе пробежался шепоток, а через несколько мгновений невесть откуда загремела музыка. Честно говоря, «музыкой» это можно было назвать только с очень большой натяжкой. С просто огромной натяжкой. Скорее это было похоже на набор хаотичных звуков. Теперь мне было понятно, почему никто и никогда не слышал о гномах-музыкантах.

А затем наконец появились и сами «виновники торжества». Они медленно вышли из боковых тоннелей на платформы. Я еле удержалась, чтобы не расхохотаться — настолько были величественны, серьезны и чванливы лица вождей. Казалось, будто бы от напряжения у них скулы свело, и даже если вожди сами захотят улыбнуться, то их лица просто-напросто треснут. Я так и видела эту картину. Мои плечи уже начали трястись от с трудом сдерживаемого смеха, когда внезапно почувствовала на своем плече чью-то тяжелую руку. Это Рэй таким образом попытался меня успокоить. Удивительно, но у него это получилось, и я дальше смогла спокойно смотреть развернувшийся перед моими глазами спектакль. А посмотреть было на что.

За похожими друг на друга вождями, коренастыми, с небольшими пузиками мужчинами следовали их семьи. Возле вождя, что был левее, стоял молодой человек — явно наследник. Небось, по гномьим меркам, писаный красавец: смоляные кудри, гладкое лицо, подтянутая фигура. Была бы гномихой — сама б влюбилась, но видно не судьба. В отличие от отца, на лице парня читались скука и раздражение.

За сыном стояла его мать. На вид она была сама покорность. Но я прекрасно знала, что в гномьих семьях именно жены руководили всем. Какой бы важной персоной ни был муж, он все равно будет беспрекословно подчиняться своей супруге. Другое дело, что гномихи не выставляют свое главенство напоказ, предпочитая править в собственном доме за плотно закрытой дверью, а не на глазах у всего честного народа.

29
{"b":"234229","o":1}